Агрессивная внешняя политика России последних лет, ее нарастающая экономическая изоляция, особенно заметная в отношениях с Европой и США, как будто бы не сильно сказываются на академической сфере —научное сообщество как ни в чем не бывало рапортует о недавно состоявшемся международном обмене. С целью развития международной кооперации и привлечения потенциальных инвесторов, в США прибыли представители научных институтов Нижнего Новгорода и Перми. Что это – смелая авантюра молодых ученых, или «спецоперация» по засылке агентов на вражескую территорию? Последнее предположение оставим для комментариев спецслужбам, а вот в отношении вполне похвальной инициативы ученых, возникает сильное желание предупредить их о нависшей над ними угрозе. Федеральную службу безопасности России ведь «хлебом не корми», дай только для «галочки» найти какого-нибудь шпиона.

В начале 2015 года российское общество потряс весьма необычный, и в то же время показательный случай. Многодетная домохозяйка Светлана Давыдова из Смоленской области была арестована и посажена в тюрьму по подозрению в шпионаже в пользу Украины. Подробности этой истории вызвали небывалый резонанс во всех слоях общества. Впоследствии обвинения были сняты, но, как говорится, осадочек остался. Вспоминаем известный афоризм Ленина о кухарке, которая якобы может управлять государством, и видим, что ФСБ исходит из того, что домохозяйки, бывает, выдают государственные секреты.

Однако, наиболее частыми жертвами шпиономании российских спецслужб становятся исследователи, занимающиеся научной работой. По сообщениям СМИ, с 1990-х годов не уменьшается количество дел «ученых-шпионов», а в 2012 году получили новое развитие сразу несколько резонансных случаев. В разных регионах страны ученые обвинялись в попытках продажи государственных секретов или в их разглашении потенциальному противнику. При этом по версии спецслужб, контрагентами «предателей Родины» были как США (Игорь Сутягин,  Анатолий Бабкин), так и Китай (Владимир ЩуровВалентин ДаниловВладимир Ветров и Борис ГольдштейнСвятослав Бобышев и Евгений Афанасьев) и даже Южная Корея (Валентин Моисеев,Оскар Кайбышев). Все вышеперечисленные уголовные дела завершились приговорами к различным срокам лишения свободы. Только единицам удалось добиться прекращения уголовного преследования, как например профессору Олегу Коробейничеву. Судьба же профессора питерского Военно-механического института Евгения Афанасьева сложилась трагически: он умер на 63-м году жизни в одной из колоний Ульяновской области.

Хотя ученых привлекали к ответственности по различным статьям Уголовного кодекса – государственная измена (ст.275), шпионаж (ст.276), разглашение гостайны (ст.283) — есть несколько важных фактов, повторяющихся из дела в дело, подчеркивающих надуманный и неоправданно репрессивный характер преследований.  Во-первых, исследователи не скрывали свое взаимодействие с международным научным сообществом, открыто ездили по миру, читали лекции, принимали участие в симпозиумах и встречах. Во-вторых, практически во всех случаях обвинение строилось на экспертных заключениях, сделанных по заказу обвинителей и позволяющих трактовать степень секретности, якобы переданных зарубежным разведкам материалов, весьма расплывчато. Естественно, что прокуроры и судьи, как это обычно бывает в России, сильно не отклонялись от обвинительной позиции следователей ФСБ. Характерно, что в большинстве случаев в вину вменялось использование информации, ранее находившейся в открытом доступе, которая по определению не могла быть отнесена к секретной.

Судьба объявленных шпионами научных работников незавидна. Некоторые из них по-прежнему находятся в местах лишения свободы, кто-то, получив условное наказание, предпочел поскорее забыть о происшедшем. Востоковед Валентин Моисеев, бывший заместитель директора 1-го департамента Азии МИД России,предпочел дойти до Европейского суда по правам человека, и в 2009 году ЕСПЧ признал несправедливость и предвзятость приговора ученому, осужденному на четыре с половиной года лишения свободы. В 2012 году имеющий богатый опыт общения с российскими правоохранительными структурами Моисеев заявил, что государственная система России видит врага буквально в каждом.

В конце апреля 2015 года был арестован бывший научный сотрудник Саровского ядерного центра Владимир Голубев, поводом к уголовному преследованию которого стал доклад ученого на конференции в Праге в 2013 году. ФСБ считает сведения, изложенные в публичном выступлении, государственной тайной, несмотря на то, что в докладе использовалась информация из открытых источников еще 80-х годов прошлого века.

Создается впечатление, что на фоне антиукраинской истерии в ФСБ началось весеннее обострение: в их воспаленном мозгу шпионы проникли в ряды не только ученых, но и домохозяек. Хочется верить, что хоть этот факт им не удастся засекретить.