В 2010 году «временный» президент России Дмитрий Медведев утвердил своим указом Доктрину продовольственной безопасности. В ней было заявлено: «Стратегической целью продовольственной безопасности является обеспечение населения страны безопасной сельскохозяйственной продукцией, рыбной и иной продукцией из водных биоресурсов (далее — рыбная продукция) и продовольствием». Согласно еще с советских времен сложившейся традиции, доктрина содержит много пафосных слов о доступности и безопасности пищевых продуктов для граждан, о продовольственной независимости страны. Как же воплощаются на деле заветы главы государства пятилетней давности?

Эксперты указывают, что российский агропром испытывает четыре основные проблемы – климат, финансирование, дефицит техники и квалифицированные кадры. Возможно, что первая, климатическая проблема, может разрешиться в результате глобального потепления, или за счет аннексии территорий сопредельных стран, например, плодородной Украины. Однако остальные три проблемы сельского хозяйства при этом никуда не денутся, если их не решать.

Среди «приоритетных национальных проектов» середины 2000-х, сегодня почти забытых, был и «нацпроект» «Развитие агропромышленного комплекса (АПК)». Сводился он к закупке и передаче в лизинг техники, оборудования для животноводства, к субсидированию процентных ставок по кредитам, привлеченным на развитие сельского хозяйства, к созданию системы земельно-ипотечного кредитования. С 2008 года «нацпроект» превратился в Государственную программу развития сельского хозяйства, на реализацию которой было запланировано потратить свыше полутриллиона рублей до 2012 года и еще более 2,12 триллиона рублей с 2013 по 2020 год. Это не считая отдельных расходов на подпрограммы, еще примерно на 1,5 триллиона, а также на отдельные целевые программы, еще десятки миллиардов бюджетных рублей. Как видно, с финансированием сельского хозяйства за счет федерального бюджета проблем не предполагалось, по крайней мере до тех пор, пока он не начал неожиданно иссякать.

Российской агроиндустрии явно не хватает профессионального руководства.  В 2000-е годы в министры сельского хозяйства попадали люди, весьма от него далекие: Алексей Гордеев – профессиональный чиновник, Елена Скрынник – экономист, специалист по лизингу, Николай Федоров – юрист. В апреле 2015 года на должность министра назначен Александр Ткачёв, до этого — губернатор плодородного Краснодарского края. Ткачева считают крупнейшим землевладельцем Краснодарского края, а по последним данным он может войти в пятерку крупнейших землевладельцев России. Кремль ничуть не смущают многочисленные скандалы, связанные с именем Ткачёва: его откровенно шовинистские публичные заявления, сращивание госструктур края с бандой убийц в станице Кущевская,  преступная халатность властей, повлекшая гибель людей при наводнении в Крымске — все это лишь самые громкие истории из 15-летнего губернаторства Ткачёва. Но, как мы уже писали, при назначении на высокие должности в Кремле руководствуются принципом «чем хуже, тем лучше». Можно предположить, что на новом посту Ткачёв постарается прибрать к рукам все сельское хозяйство страны.

Россия обладает десятой частью мировых пахотных земель, четвертью запасов пресной воды, более 8% запасов сырья для производства минеральных удобрений. Во времена СССР, население которого было вдвое больше, чем население сегодняшней России, продовольствия из-за рубежа импортировалось почти вдвое меньше. По данным РБК, за десятилетие, с 2000 по 2010 годы, темпы объемов увеличения продовольственного импорта значительно превышали рост внутреннего производства. Несмотря на громкие «нацпроекты», сельхозпроизводители не могут получать дешевые и «длинные» банковские кредиты, не хватает современных перерабатывающих мощностей, производительность труда пребывает на крайне низком уровне. Сегодня в России невозможно найти готового выпускника, специалиста-агрария, обладающего знаниями и навыками, необходимыми в современном сельхозпроизводстве. Доходит до смешного – преподаватели сельхозакадемии никогда в глаза не видели современного доильного оборудования, студенты проходят практику на тракторах выпуска 30-х годов прошлого века, в профильных ВУЗах материально-техническая база не обновлялась с 80-х годов. В упомянутой выше Госпрограмме на 2013–2020 годы, хотя и говорится о «стимулировании инновационной деятельности и инновационного развития АПК», но нет даже упоминания о системе высшего образования, которая должна готовить кадры.

С введением эмбарго на поставки продуктов питания из стран Запада, российские власти возлагают надежды наимпортозамещение, то есть на существенный количественный и качественный рост отечественного сельхозпроизводства. Недавно глава президентской администрации Сергей Иванов сообщил, что режим санкций идет стране на пользу. «Наш аграрно-промышленный комплекс получил глоток кислорода и поверил власти, что власть дает реальные возможности для развития», — заявил он. Красивые слова, но ими сыт не будешь, а даже частичный отказ от импорта продовольствия должен заставлять Кремль беспокоиться о том, чем кормить народ. Непонятно только, кто будет работать на «ткачевских землях», с какой техникой и за какие средства.