В связи с падением цен на минеральные ресурсы, прежде всего – нефть и газ, экспорт которых является основном источником национального дохода России, а также отсутствием возможности привлекать дешевые деньги на Западе из-за введенного в ответ на аннексию Крымарежима санкций, российское правительство всерьез озабочено изысканием средств для пополнения федерального бюджета. Естественно, что вопросповышения ставок налогов и сборов, введения новых и улучшения собираемости существующих, активно обсуждается.

В российской налоговой системе самым собираемым является налог на добавленную стоимость (НДС).  Введен он был достаточно давно, в 1992 году. В те годы во главе правительства были реформаторы-рыночники, и ими был воспринят международный опыт, вследствие чего установленный Налоговым кодексом порядок взимания и администрирования НДС в России не слишком отличается от европейского. Если совсем упростить – при перепродаже товара каждый участник товарооборота платит налог с той стоимости, которую он сам добавляет к стоимости приобретенного им товара, или сырья для его производства. В итоге, налоговое бремя распределяется между всеми участниками товарной цепочки, вплоть до конечного гражданина потребителя. Для поощрения экспорта, в отношении товаров и услуг, поставляемых за рубеж, установлена «нулевая» ставка НДС, применение которой налогоплательщику нужно документально обосновать перед налоговой инспекцией. И тут у налогоплательщиков начинаются проблемы, особенно при решении вопроса о возмещении или зачете НДС.

Перед налоговой инспекцией в силу закона, с одной стороны, стоит задача вернуть НДС, обоснованно заявленный к зачету или возмещению, с другой, – повысить собираемость налогов, чему возврат и зачет, естественно, не способствуют. В 2014 году глава Федеральной налоговой службы Михаил Мишустин заявлял«В этом году мы планируем увеличить поступления по налогу на прибыль и НДС на 450 млрд руб.».

Последние годы процесс возмещения НДС практически не обходится без участия правоохранительных органов и суда. К проверке компании, которая хочет вернуть НДС, налоговая инспекция все чаще привлекает полицию и следственный комитет. Для компании-налогоплательщика это создает большие проблемы, поскольку правоохранители первым делом изымают в ее офисе документы, а иногда и компьютеры, что влечет приостановку текущей деятельности, а следовательно — убытки (как минимум, в виде недополученных доходов). Итог может быть существенно хуже потенциальной выгоды от возмещения НДС.

Сведения о том, как проводятся проверки и чем они грозят налогоплательщику, быстро распространяются в деловой среде, и многие бизнесмены задумываются, а стоит ли вообще пользоваться своим законным правом на возмещение НДС?

Даже тогда, когда все документы в порядке, налоговый орган может отказать в возмещении по иным, часто надуманным, причинам. Например, когда инспекция считает, что поставщик  компании, обратившейся за возмещением НДС, — подставной, и свою долю НДС в бюджет не уплатил. После этого единственная дорога у налогоплательщика – в суд. Судиться долго и дорого, а в 77 % случаев, по признанию того же Мишустина, к тому же и бесперспективно.

Однако не у всех предпринимателей дела обстоят описанным образом. Процесс возврата НДС сильно упрощается и ускоряется, если в нем, помимо компании-налогоплательщика, заинтересованы сотрудники налоговой службы, полиции и суда. Они являются изобретателями и исполнителями разнообразных мошеннических схем, при которых происходит хищение денег из бюджета под видом возврата налоговых платежей.

Показательным примером является история, ставшая публичной благодаря усилиям Сергея Магницкого и Билла Браудера. В результате преступного сговора между следователями МВД и руководителями одной из московских налоговых инспекций из госбюджета России было похищено в виде налогового возврата 230 миллионов долларов.

«Дело Магнитского»  и аналогичные ему дорого обходятся экономике России. И дело здесь не столько в суммах похищенного, сколько в том, что честные и законопослушные бизнесмены отказываются принимать существующие «правила игры», сворачивают бизнес и уезжают из страны. Откуда возьмутся налоговые поступления в бюджет, если не создается добавленной стоимости?

Неправильно работающая система возмещения НДС негативным образом сказывается на экономическом состоянии России и ее привлекательности для инвесторов.  Однако в Кремле такой проблемы, похоже, не видят, обсуждая, что лучше: введение нового налога с продаж или  повышение ставки НДС. За никому не нужную войну расплачиваются не те, кто ее затеял, а налогоплательщики.