В России полным ходом идет создание собственного Национального рейтингового агентства (НРА), призванного составить конкуренцию «тройке» международных лидеров отрасли – Moody’s, Standard & Poors и Fitch, финансовые рейтинги которых признаются и используются во всем мире. Весной прошлого года члены «тройки» по очереди снизили страновой рейтинг России и крупных госкомпаний, что в Кремле сочли действиями политизированными и антироссийскими.

Решение о создании российского национального (его еще называют суверенным) агентства было безусловно политическим. Первой об этом заявила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, которая указала, что стране нужны агентства, которые показывали бы «объективную картину», чтобы не зависеть от рейтинговых агентств, «ангажированных на правительства иностранных государств». С марта 2014 года создание суверенного агентства стало активно обсуждаться на совещаниях у первого вице-премьера Игоря Шувалова. Даже условно либеральный министр экономического развития и торговли Алексей Улюкаев выступал с ястребиной позицией, назвав рейтинги международной «тройки» политическими и необъективными.

Сегодня в России существует девять рейтинговых агентств, три из которых относительно крупные — «Эксперт РА», «Рус-рейтинг», Национальное рейтинговое агентство. Однако все они, по большому счету, среднего размера консалтинговые фирмы, неизвестные никому и, следовательно, не вызывающие доверия за пределами России. Разговоры о создании «глобального» национального агентства, которое могло бы конкурировать с «тройкой», начались еще в период кризиса 2008-2009 годов, но тогда дальше разговоров дело не пошло. В середине 2013 года начало работу новое международное рейтинговое агентство, Universal Credit Rating Group, со штаб-квартирой в Гонконге, в создании которого, совместно с китайскими партнерами, активное участие приняло отечественное «Рус-Рейтинг». В целом, до последнего времени за пределами России и, возможно, Китая, услугами этих «независимых» рейтинговых агентств никто не интересовался, а рынок по-прежнему «держат» три крупнейшие международные агентства, авторитет которых остается непоколебимым.

Когда в Кремле поставили задачу, что российские агентства должны не дополнять, а замещать международную «тройку», патриотично настроенные бизнесмены и близкие им консультанты, предвкушая жирный куш, ринулись выполнять политический заказ. Но тут возникла «техническая» проблема: как сделать агентство, вызывающие доверие, но при этом имеющее «правильное», с точки зрения Кремля, понимание страновых и геополитических рисков? По понятной причине, делать «независимое» агентство чисто государственным не стали, а решили «размазать» участие в его капитале между 26 проверенными инвесторами (госбанки, страховые, инвестиционные компании, пенсионные фонды). Уже известно, например, что одним из них станет Издательский дом «Коммерсант», принадлежащий Алишеру Усманову. Миллиардер Усманов – это не только муж Ирины Виннер, воспитанницей которой является кремлевская гимнастка-фаворитка Алина Кабаева. Это владелец крупнейших российских металлургических, угольных и медиа активов, купивший в свое время «Коммерсант» для оказания Кремлю важной политической услуги – недопущения оппозиционности крупнейшей деловой газеты страны. Руководить же НРА назначили топ-менеджера находящегося под международными санкциями Газпромбанка – Екатерину Трофимову.

26 акционеров с равными долями – довольно необычная структура собственности, особенно для России, где, как правило, компании имеют одного мажоритарного акционера. Выбор такой структуры вовсе не связан с неожидаемой от Кремля склонностью к цивилизованным методам корпоративного управления. Распыление долей – это линия на сохранение доминирующей роли менеджмента, который, безусловно, будет назначаться в кремлёвских кабинетах, а курироваться ЦБ и ФСБ. Правда, сама Трофимова уверяла, что директивный способ управления тут не подходит. С ней трудно не согласиться, однако российская действительность часто расходится с желаемым. Что бы не говорили менеджеры НРА, его существование особенно актуально в условиях долгосрочного сохранения международных экономических санкций против России, введенных в ответ на аннексию Крыма и поддержку сепаратистов в Украине. И если санкции, что вероятно, сохранятся надолго, экономические показатели российских компаний, а с ними – страновой и корпоративные рейтинги – продолжат свое падение, что безусловно скажется на объективности самооценки.