Как и положено в стране с рыночной экономикой, цены на недвижимость в России на протяжении последних 25 лет почти непрерывно росли, а ее предложение — расширялось. Были и периоды падения, в 1998-1999 и 2008-2009, вызванные, опять же, как и должно быть по законам рынка, экономическими кризисами.  Особенно динамично рос и развивался рынок недвижимости в Москве: доходило до того, что столица в общем-то далеко не самой богатой страны в мире занимала первое место в мировом первенстве дороговизны жизни.

Экономический кризис в России, начавшийся в 2014 году и ставший неизбежным итогом введенных западными странами санкций за вторжение в Украину, в совокупности с двухкратным падением курса рубля (вызванного, в свою очередь, падением цен на нефть – основного источника национального дохода) и пессимистическими ожиданиями населения, не обошел рынок недвижимости стороной. Давно забытые ценники на сумму менее миллиона долларов за жилой дом на суперпрестижной Рублевке – месте традиционного проживания советской и российской номенклатуры, а также примкнувшего к ней узкого круга богатейших предпринимателей и членов их семей – стали кошмарной реальностью для продавцов недвижимости и их агентов. Но даже и за эти деньги, вполне адекватные с точки зрения преуспевающих жителей пригородов других мировых столиц, покупателей на российскую элитную недвижимость сегодня не сыщешь днем с огнем.

Текущий российский кризис многим открыл глаза на реальное состояние дел в стране и на очевидное отсутствие перспектив у экономики при нынешнем политическом режиме. Сохранить то жилье, что есть – это сейчас главная задача российского населения. Ни о каких доступных ипотечных кредитах речь уже не идет – падение курса рубля сделало номинированные в твердой валюте кредиты непосильным бременем для большинства заемщиков. Получившие распространение в прошлые годы инвестиции в покупку офисных или жилых помещений с целью их последующей сдачи в аренду также перестали приносить доход. Коммерческая аренда первой из сегментов рынка недвижимости отреагировала на кризис: об опустевших магазинах на главной торговой улице Москвы, Тверской, СМИ начали писать уже в июне 2014. Следом потянулась аренда жилья – с прошлой зимы это рынок арендатора, и именно он диктует цены. Ставший привычным для многих коренных жителей Москвы образ жизни рантье претерпел серьезные изменения в связи с падением курса рубля – теперь уже не поживешь безбедно на теплом побережье Средиземноморья на доходы от сдачи в аренду обычной московской «двушки».

Продажные цены на жилую недвижимость держатся упрямее всех, поскольку не многие готовы их снижать после обвала национальной валюты вдвое. На какой-то период в конце 2014 – начале 2015 года цены в рублях на недвижимость, вслед за долларом, даже немного подросли, но это было ненадолго – покупателей по-прежнему не находится. Тенденция падения цен очевидна даже при отсутствии какого-либо достоверного способа их мониторинга – по закону ни покупатель, ни продавец не обязаны раскрывать ни перед кем, за исключением налоговых органов и кадастровой службы, сумму сделки. Да и проставленная в договоре цена дома или квартиры в большинстве случаев сильно занижена по отношению к реальной, в целях уклонения от налога на доход: в России платить налоги в установленном законом размере — западло и удел законопослушных иностранцев.

Как долго еще продлится кризис и с ним падение рынка российской недвижимости, не скажет сегодня никто, однако в воздухе повисло понимание, что так легко и быстро, как это было в предыдущие десятилетия, недвижимость уже не подрастет. Мало кому интересно вкладываться в дом или квартиру, когда в каждом следующем выступлении главы российского государства зловещая военная риторика слышна все отчетливее, и даже прогноз погоды рассказывает о бомбометании. Характерно, что соратники президента Путина предпочитают покупать себе жилье в Европейском союзе, да и сам он, как пишет британская Times, был замечен как инвестор в испанскую недвижимость, а не во вновь покоренном Крыму.

Время покажет, как и когда начнет расти российский рынок недвижимости. Очевидно, что это не случится ранее переориентации курса Кремля с безумного на адекватный. А вот когда случится последнее – вопрос риторический.