В начале октября мир облетела новость о подписании в американской Атланте нового торгового соглашения мирового масштаба, создающего Тихоокеанское торговое партнерство (ТТП).  К такому решению пришли 12 стран, непосредственно омываемых или имеющих выходы к Тихому океану: США, Австралия, Бруней, Вьетнам, Канада, Малайзия, Мексика, Новая Зеландия, Перу, Сингапур, Чили и Япония. Считается, что для США это крупнейшее соглашение такого рода за последние два десятилетия. Его прообразом является успешно действующее на протяжении уже более 20 лет Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА), объединяющее в единый рынок США, Канаду и Мексику. Зона свободной торговли в Азиатско-Тихоокеанском регионе будет охватывать около трети мирового торгового оборота.

В экономических и политических кругах новость была воспринята неоднозначно и породила массу споров. Достаточно заметить, что Хиллари Клинтон, кандидат на пост президента США от демократов, высказаласьрезко против ТТП. Между тем, для успешного продвижения переговоров и подписания итогового соглашения Конгресс США, большинство в котором за республиканцами, принял специальный закон, наделяющий Барака Обаму особыми полномочиями при заключении международных торговых сделок. Таким образом, нетрудно догадаться, что соглашение имеет действительно глобальный и стратегический характер для экономики США.

В России тут же по данному поводу закипели антиамериканские страсти – якобы, все делается против России и Китая, а особенно против их союза. Между тем, идея создания тихоокеанской зоны свободной торговли возникла еще в 2003 году и совсем не с подачи США, а по инициативе Новой Зеландии, Сингапура и Чили. В 2005 году к ним присоединился Бруней, после чего в рамках норм Всемирной торговой организации (ВТО), было подписано соглашение о создании ТТП. Только в 2008 году этим проектом заинтересовались США и другие страны-участницы. Сложнейший 12-сторонний переговорный процесс длился в течение пяти лет, и, несмотря на явно достигнутый в Атланте прогресс, продолжится еще долго. Россия и Китай имеют все возможности в него включиться, но явно не спешат это делать.

Российские эксперты и аналитики спорят о последствиях появления ТТП для России. Совершенно очевидно, что российские экспортеры столкнутся с более жесткой конкуренцией в регионе при поставках товаров, а это в основном сырье, в страны — члены партнерства. По оценке Американского института мировой экономики имени Петерсона (PIIE) российский ВВП может потерять около 2 млрд. долларов. В целом же, в зоне риска находятся товары на общую сумму 5 млрд. долларов в год – алюминий, никель и их сплавы, поставляемые в Японию, Сингапур, США и Мексику, удобрения — в Малайзию, крабы — в США, лес — в Японию. В более выгодных условиях при поставках этих товаров окажутся конкуренты России, вступившие в ТТП: Австралия, Новая Зеландия, та же Малайзия, Канада и Чили. В то же время ряд экспертов говорят о том, что никаких рисков для России нет и не предвидится, ведь по многим позициям, таким как палладий, платина, мочевина, некоторые виды каучука, фанеры и удобрений, у России в азиатском регионе нет конкурентов. Тем более, что на фоне обвалившегося рубля и снижения производственных расходов прибыль экспортеров должна увеличиться.

Вместо активного участия в переговорном процессе российские власти заняли наблюдательную позицию. Так, например, в 2011 году на форуме АТЭС Дмитрий Медведев, исполнявший тогда роль президента России,сказал: «Я пока не очень понимаю, что получится из транстихоокеанского партнёрства. Когда оно заработает и принесёт свои плоды, тогда я скажу, что этот клуб стал для нас интересным, и тогда можно думать о том, хорошо ли, что мы отсутствуем в нём, или плохо. Пока это только проект. Хотя проект небезынтересный, вне всякого сомнения. Поживём — увидим».

Мало кто сейчас вспомнит, что еще в 1994 году начала работать инициативная группа «Дальний Восток России — Западное побережье США», ставшая впоследствии региональным форумом Российско-американское тихоокеанское партнерство. В него входят представители 13-ти восточных областей России и 5-ти штатов западного побережья США. Встречи между ними проходили ежегодно, как в США, так и России. Забавно, что 20-ое заседание партнерства прошло на Сахалине через два дня после подписания соглашения о ТТП, 7 октября 2015 года. Вот только американских представителей на этот раз там не было….

Отношение Кремля к Тихоокеанскому торговому партнерству весьма показательный пример того, как федеральная власть свела на нет более чем двадцатилетние усилия восточных регионов по созданию эффективных механизмов международного экономического сотрудничества в тихоокеанском регионе. В Кремле, похоже, имеют довольно смутное представление о том, что происходит и чем живут на Дальнем российском Востоке. В результате, Сахалин, Владивосток, Находка и Шикотан обречены оставаться далеким российским захолустьем, злонамеренно или по недомыслию исключенным из динамично развивающегося тихоокеанского клуба.