Автор этого романа – довольно сомнительная личность. По крайней мере, относительно реальности, которая у него расцвечена всеми цветами литературной мистификации. Говорят, что Г.А. Zотов - плод труда безымянных литературных негров. Ну, или Пелевин с Лукьяненко, затеявшие «совместный авторский проект прозаика и фантаста». Хотя в данном случае это, скорее всего, Сорокин, поскольку начинается «Скелет бога», словно «Сахарный Кремль» у современного классика постмодернизма. Знакомая сказовая стилистика, древнерусский новодел и новострой у государственных жителей - вроде автомобиля «Медведюшка Super», самолета «Илья Муромец», канала «Кремлениум» на Новоимперском ТВ и мобильного телефона, архаично называемого «рукотрёпом». У Сорокина, помнится, были такие же умные машины и такая же благодать, исходящая от живых портретов государя на стене и прочих «сладких» артефактов безнаказанной антиутопии.

Как бы там ни было, но в данном случае все несколько по-другому. «Кремлевский» сказ Сорокина, выросший из Салтыкова-Щедрина, равно как и прочие страсти вроде «Кыси» Татьяны Толстой, предусматривают бытие, случившееся в ходе исторических катаклизмов. Тогда как действие мистического триллера Zотова разворачивается в альтернативной реальности Российской империи, где в 1917 году как раз не случилось революции. Непорядок, скажете, в городке, где все произошло? «Негодующий Африкан Карпыч запустил пальцы в бороду и как следует обложил негостеприимный город Корнилов по матушке. Теперь понятно, откуда в империи кризис, отчего национальная денежка падает, а евры всякие растут, что квашня для блинов».

На самом деле проза этого автора вполне функциональна, она не топчется вокруг ритуального имперского костра в контексте то ли антиутопии (Сорокин), то ли постапокалипсиса (Толстая), ведь это прикладной жанр, а не социологическая философия. Здесь думать надо, а не обонять сладкий тлен постсоветской метафизики. Ведь, по сюжету, в небольшом городе России находят тысячи трупов, размещенных в зданиях в виде гигантского цветка. Причина смерти одна: все до единого захлебнулись морской водой. И это при том, что до ближайшего моря - десятки километров. То же самое, кстати, происходит и вовсе вдалеке от родных радиоактивных болот, ведь схожие случаи были на Мальте 100 лет назад, а еще люди исчезали где-то в Южной Европе в 3654 году до н. э.

Таким образом, похождение Зла с изумрудными глазами в «Скелете бога» призвано не только обнаружить в современной прозе запасы злобной сатиры. С православным вече на Красной площади, царем-самодуром, санкциями Запада и верными подданными, верящими, что зиму в России устраивает Америка. «Это не сказка, а психоделика в стиле «Пинк Флойд», - подсказывает у Zотова умная девочка родом из вышеупомянутого «Сахарного Кремля». И значит, в ней не стоит искать намеков на «Левиафана» и прочие скелеты богов из шкафа нашего общего имперского прошлого. Ну, и настоящего, конечно, тоже.

Г.А. Zотов. Скелет бога. – М.: АСТ, 2016

http://fraza.ua/analitics/20.02.16/240520/novinki_hudlita_ne_streljajte_v_pianista_rossija_bez_revoljutsii_i_stihi_v_bogadelne.html