Детские сюжеты в этой книжке впору по-взрослому предостеречь возрастными ограничениями. И не потому, что в «Диком лебеде и других сказках» Майкла Каннингема вместо сказочных героев — «ряболицые наследники», «девственницы второго сорта», «влюбленные недоросли» и прочие «неказистые девицы из тех, что пристойнее всего выглядят при свечах».

Если честно, то все это слегка напоминает трилогию о сестрах Гримм в исполнении Майкла Бакли. Там тоже все сказочные персонажи не особо привлекательны, будучи вынуждены работу работать и службу служить — то полицейскими, как три поросенка, то учителями младших классов, как Белоснежка, а то и вовсе дворецким у Бабушки, как Серый Волк.

Если уж совсем углубиться в жанровые дебри, то можно еще упомянуть эпопею про Перси Джексона, где Медуза Горгона открыла фирму по производству садовых гномов (из окаменевших путников), а Прокруст держит мебельную лавку, где привычно подгоняет покупателей под ранжир своих эксклюзивных кроватей-диванов.

И пускай это уже было, у Каннингема все равно немного по-другому. У него адаптация «сказочной» классики для среднего ума и заодно пользователя начинается уже с названия глав его сумасбродной книжки. Причем глав, которые вроде бы соответствуют названиям сказок — «Стойкий, оловянный» и «Долго/счастливо» — вот только догадаться, каким именно, бывает непросто. Да это и не нужно, оказывается, поскольку смысл затеи автора совсем в другом. Его призвание — вообще не созидать, как принято считать по отношению к писателям, а совсем наоборот. Да разве только писателям присуща подобная «подрывная» деятельность? Осуществить, наконец, мечту детства, дать победить злодеям и сбросить с пьедестала неприкасаемых героев сказок. «Подгадить этим избранным — многие ли отказали бы себе в этом удовольствии? — подсказывает Каннингем. — В не самых приглядных глубинах своей души кто из нас не выкажет понимания демонам и чародеям?».

Зачем все это, спросите? Ну, во-первых, с воспитательной целью, из тех же гуманных побуждений, которые выказывал Порфирий Семенович в «Неоконченной пьесе для механического пианино». Помните? «Вас бы избить, изломать страшно», — кипятился он перед Мишелем Платоновым. «Если взять эти воплощенные совершенства и ославить их, обезобразить или отправить в железных башмаках на край земли, мир вокруг нас, оставшихся, будет проще для житья», — вторят ему в «Диком лебеде». Этот самый Каннингем, если хотите знать, и до того был тот еще разрушитель канонов. Почти во всех его романах — от «Дома на краю света» до «Снежной королевы» — все вначале хорошо, а после семейное счастье рушится с приездом юного постояльца, и все вокруг меняется, включительно с сексуальной ориентацией хозяина дома.

В сказках, кстати, не легче, сюжетного эротизма и здесь хватает. Например, в истории про двенадцать лебедей, одному из которой сестра не дошила рубашку, и по жизни он пошел однорукий, прикрываясь крылом вместо отсутствующей десницы. «Он жил со своим крылом, как другие живут со взятой из приюта собакой: милой и доброй, не поддающейся дрессировке психопаткой, — узнаем мы подробности, словно в фильме „Одной левой“ с Нагиевым. — Ему пришлось полюбить его».

Или, скажем, Баба-Яга («Сумасшедшая старуха»), которая в советском мультике, если помните, была категорически против, и которую здесь сладко обманула «долбанутая парочка» детишек — мальчик с татуировками и пирсингом и девочка «с карикатурным бесстыдством, приобретенным явно благодаря порно, а не жизненному опыту, обсасывающая ярко-красный леденец на палочке». (Хоть сама Баба Яга, если помните, в советском мультике Или Джек со своими бобами («О-боб-рал»), обманувший великана и одетый теперь не как «дешевый жиголо — в узкие брючки и спертую из гипермаркета нейлоновую рубашку, — а во все, с ног до головы, от Марка Джейкобса» и со стрижкой за триста долларов.

Словом, сочиняет автор вполне мастерски, словно сказку дедушки Крылова из советско-грузинского анекдота про Стрекозла и Мурашку пересказывает. Там еще, если помните, один умер от голода и холода, поскольку в рабочий полдень чачу пил и шашлык кушал, а второго — то ли в армию забрали, то ли в другой город переехал. Теперь оба они вернулись верхом на «Диком лебеде» Майкла Каннингема.

Майкл Каннингем. Дикий лебедь. – М.: АСТ: Corpus, 2016. – 192 с.

http://fraza.ua/analitics/30.04.16/244990/novinki_hudlita_stojkij_olovjannyj_krepkaja_muzhskaja_druzhba_i_drugie_skazki_russkago_mira_.html