Все записи
14:53  /  2.07.17

462просмотра

О продавце газет Адольфе, или Как лауреаты карликами швырялись

+T -
Поделиться:

По стилю изложения прописных истин «Озарения Альберта Эйнштейна» Фредерика Морло и Анн-Марго Рамстейн больше похожи на разговорник из одной смешной книжки. Там, помнится, у героя спрашивали, говорит ли он по-немецки, на что тот отвечал, что нет, не говорит, зато его двоюродная сестра играет на флейте.

Однако не все так просто с упомянутыми прописными истинами, напечатанными уважаемым издательством, чтобы вот так запросто прочитать следующую историю и скептически ухмыльнуться. «В этот день среди публики присутствовал и молодой Альберт Эйнштейн, — сообщают нам, — предприятие его дяди подрядилось провести электричество для праздничного освещения. Альберт пришёл вместе с младшей сестрой Майей, нарядной девочкой в маленьких кожаных туфельках и красивом баварском платье — дирндле. В углу возле окна дремал их пёс Генрих, получивший свою кличку в честь великого немецкого поэта. Он был очень привязан к своим хозяевам».

Чем дальше в лес междометий и прочей иронической физиогномики, тем яснее становится, что в основе текста — принцип реализации метафоры. И «озарения» в данном случае — это свет, который дает или обрубает монтер или великий физик, а сестры, как видите, и правда бывают. Не говоря уже о «собачьей» фамилии Гейне. В дальнейшем, конечно, продолжается «бытовое» нагнетание банальных ситуаций в духе адаптированных историй о великих людях, после чего, как водится, наступает катарсис, финиш и гаснет свет. Косноязычный господин оформитель феерического действия (как правило, это тоже реализованный в цирковой метафоре Мефистофель) почти по-немецки уморительно кричит о том, что свет врубили на секунду позже, и его немецкая пунктуальность посрамлена перед зрителями. На что юный Альберт возражает в духе иезуитской казуистики: «У меня есть объяснение. В лицее меня учили, что свет распространяется с определённой скоростью. И хотя эта скорость очень велика, она всё-таки имеет свои ограничения. У вас такой большой павильон, что свету требуется целая секунда, чтобы его пересечь».

Хозяин злится, читатель уже не ухмыляется, а хохочет, Эйнштейн с сестрой чешут репу, гадая, как же сделать так, чтобы «этот дурацкий свет быстрее попадал в глубину зала». На самом деле все уже попало, куда надо, научно-популярная история ядерного взрыва из-за перегоревших лампочек написана, и самое время взглянуть в глаза других чудовищ. Например, еще один химик циркового искусства — метатель карликов по имени Нильс Бор. Великий физик-теоретик в этой истории весьма изобретателен — если уж суждено жить в книжке о веселой науке, то и веселиться надо по-научному. Вот почему карликов в темную ночь он запускает с плеча с фонариками в руках. Карлики разлетаются, публика довольна, законы термодинамики не работают, поскольку мы еще не дочитали до конца.

В конце, конечно, полный Хармс из раздела рассказов о самом маленьком и самом большом человеке. Нильс Бор притащил колесо обозрения для научного эксперимента, Эйнштейн запустил в него карликов, словно белок — вернее, не так, он запустил колесом в зал (чего вы кидаетесь), ну, и вот. «Большое колесо было настолько тяжёлым, что пол под ним провалился, и настолько высоким, что пробило крышу. Но так всё же лучше, чем секундное опоздание!».

На какой-то миг появляется Альберт Абрахам Майкельсон — чтобы измерить скорость света и умереть в калифорнийском кратере. Затем Эйнштейн с чьей-то, уже не важно, сестрой убегает от разоренного хозяина, переодевается в маскарадный костюм и прозревает истину. Заброшенные в ночь карлики, замененные на фотоны, летящая на зов хозяина, опять-таки, неожиданно состарившаяся сестра — все это, оказывается, приводит к созданию теории относительности. А не к разлившемуся, словно желчь, абсурду.

Да, еще в этой необычной книжке о великом физике и его мелких друзьях, популярно излагающей на одной собаке и дюжине карликов сложные теории, немало от альтернативной истории. «Представьте себе, что согласно этой теории, возможно, существует мир, в котором я бы не осуществил свою мечту и не стал бы метателем карликов! Вы бы не катались на цепочной карусели! Альберт, вы были бы теперь пожилым респектабельным господином с седыми волосами, возможно, даже лауреатом Нобелевской премии! А канцлером избрали бы не Шоттенхамеля, а кого-то другого, например, этого ужасного продавца газет Адольфа»!

Фредерик Морло, Анн-Марго Рамстейн. Озарения Альберта Эйнштейна. – М.: AdMarginem, Garage, 2017

(Данное издание осуществлено в рамках совместной издательской программы Музея современного искусства «Гараж» и ООО «Ад Маргинем Пресс»).

https://fraza.ua/analytics/260616-novinki-nauchpopa-dostavshie-vseh-ljudi-kak-laureaty-karlikami-shvyrjalis-i-metodichka-dlja-gitlera-