Все записи
13:04  /  4.01.18

587просмотров

Шкварка для мистера Марка

+T -
Поделиться:

Довольно удобная книга — емкая и одновременно понятная. Большой взрыв, квантовая гравитация, радиоактивный распад, субатомные частицы — все проще простого, поскольку рассказано непредвзято, с энциклопедическим, как все уже догадались, лаконизмом и без лирических придыханий.

В остальном все так же не слава Богу, просим прощения за оксюморон, а благодаря невесть кому. «Мы до сих пор не знаем, как возник этот микро-миниатюрный космос, однако известно, что с тех пор он мог только расширяться», — признаются в «Астрофизике с космической скоростью» Нила Деграсса Тайсона.

Впрочем, совсем уж без литературы не обошлось. Потому что бозоны, например, названы в честь индийского ученого Шатьендраната Бозе, слово «лептон» образовано от древнегреческого «лептос», что значит «маленький» или «легкий», и тут вдруг — шварк! Точнее, «кварк». Физик Мюррей Гелл-Манн в 1964 году выдвинул гипотезу о существовании кварков как составляющих нейтронов и протонов, считая, что семейство кварков состоит всего лишь из трех членов. Почему, спросите? А в «Поминках по Финнегану» Джеймса Джойса, если помните, чайки выкрикивают загадочную фразу «Три кварка для мистера Марка!» — вот и позаимствовал. У самого автора не менее «веселое» настроение, особенно, когда он рассказывает о наших задачах в области освоения Вселенной.

Но покуда космические корабли бороздят страницы этой забавной книги, нам предложено ознакомиться с основным меню поминок по истории. Итак, «через девять миллиардов лет в ничем не примечательной области Вселенной (на задворках Сверхскопления Девы), в ничем не примечательной галактике (Млечный Путь), в ничем не примечательном уголке (Рукав Ориона) родилась ничем не примечательная звездочка (Солнце)». В подобном ключе и соответствующей стилистике (схожей с иезуитским тоном политинформатора в сочинском санатории «Золотой бриг») автор сообщает, что есть у нашей Вселенной начало, но нет у нее, сами понимаете, конца.

Иногда пафос лектора взлетает все выше, и мы узнаем, что не одиноки наши отроки во Вселенной, поскольку человек — это не тифозная вошь и даже не лагерная пыль. А какая, спросите? Мы — другое, поскольку все на виду и «биографию каждого атома в нашем организме можно проследить до Большого взрыва и термоядерных топок в недрах массивных звезд, взорвавшихся более пяти миллиардов лет назад». И поэтому — о, взвейтесь кострами! — «мы — ставшая живой звездная пыль, которой Вселенная дала силы постичь саму себя, и мы еще только-только приступили к этой задаче».

 

Нил Деграсс Тайсон. Астрофизика с космической скоростью. - М.: АСТ, 2017