Все записи
16:12  /  18.03.18

893просмотра

Как мюмзики в мове

+T -
Поделиться:

…Что касается аналогий, то в данном случае нам сразу дают карты в руки, задавая аннотационный запев. «В странных краях странствуют герои книги. И странствуют они очень странно. Один из персонажей делает шилом дырки в банке из-под консервированных персиков. Это ладно, все мы делаем дырки в банках из-под консервированных персиков», — узнаем мы подробности этой затеи.

Законсервировано же в «Завтраке для печки, или Понятных непонятностях» Виктора Стасевича и Екатерины Токаревой другое. «Все мы видели море. Никогда мы не видели моря. Все мы видели море. Никогда мы не видали его». На самом деле это, конечно же, начало «Облаков над дорогой» Владимира Рафеенко. Почти Короленко, не правда ли? Его в свое время даже автор «Самостийной Украины» Михновский украинизировать не смог, руки не подавая из-за того, что тот на русском пишет, а вот автора «Облаков...» все-таки сумели, представляете? Хотя Короленко и без того родную мову знал, если вспомним его загадку для Чуковского: «И неожиданно спросил меня при Репине: — Вы знаете украинский язык? А можете вы перевести вот такое заглавие пьесы: „Як пурявых уговкують“?»

Далее малороссийский классик, понятное дело, все разъясняет, эта разновидность национальных шутников вообще довольно предсказуема, чем и близка народу, как, скажем, Хрущев или Ельцин. Вот и в случае этой книги уже первые ее фразы о многом говорят любителям не только анекдотической фабулы и прочих бумажных шарад, но и настоящим ценителям высокого классического волапюка. «Нет в мире добрее существ, чем пучеглазые хапливки. Не стоит даже пытаться найти — не получится. И не отыскать ответа на вопрос: почему так всё сложилось? Нет, не отыскать, не откопать и не выловить!».

На самом деле выловить и отыскать несложно, и генеалогический куст на Венерином теле литературы ветвится в сторону никакого не Свана, как хотелось бы нашим дорогим конспираторам, а всего лишь в гости к переводчику «Алисы в Стране чудес». У которого, если помните, «Варкалось. Хливкие шорьки / Пырялись по наве, / И хрюкотали зелюки, / Как мюмзики в мове», ну и прочий утробный Хлебников. (А также, добавим, подспудный Кортасар с его «Жизнью хронопов и фамов»).

На самом деле это своеобразная «желтая» литература по типу «бульварного», а в действительности — массового чтива, а если уж вовсе за Отчизну солнечных зайчиков обидно, то стоит вспомнить «Орден желтого дятла», и ничего, и благодно. Шилом в такой желтизне-популярности проза вроде этой сверлит ходы-лазейки то ли в детский сад «взрослой» серьезности, то ли в кухонное прошлое диссидентских придумок с кукишем в кармане, то ли просто в «южнорусскую» школу, одарившую нас эрзацем мовизма.

И живет в этих историях экзотического посола «заресничная», по Мандельштаму, страна, где «в смачной траве вырастали не грибы, а конфеты под названием „трюфеля“, обсыпанные мелким шоколадным крошевом и пахнущие пряным тимьяном». А на земляничных полянах народного сказа, сбивающегося порой то ли на Клюева, то ли на Ремизова с Сологубом, обретают всякие мелкие сюжеты. Не важные, как и было сказано, поскольку в такой, с позволения сказать, литературной сказке и отчетливо орнаментальной прозе сюжеты не особо заметны, и без них заснуть можно. Но если уж проснулся, то слушай стихи в исполнении доброго молодца Дениски, который дружит с юной Синицей и ходит с ней в гости к Дарье-полуночнице. Как Винни Пух с Пятачком к Сове, а там уж и сам «вьюшный, Аверьян Самойлович толстым шилом пробивал дырки в банке из-под консервированных персиков».

Льюис Кэрролл тут в более-менее современных предтечах, конечно же, присутствует, а еще Джон Леннон, который, помнится, грешил бытописанием всяких нездешних героев в своем сборнике «Писано собственноручно». Теперь вот уютный дуэт сродни тому, что пел нам про ежика с дырочкой в правом боку, рассказывает о пряничной жизни, где всего и забот, что «разные сбои бредут на цепочке... / Спасёт ли кусочек клубничной помадки, / Волшебна ли палочка сладкой соломки, / Лежащая тихо в холщовой котомке?».

 

Виктор Стасевич, Екатерина Токарева. Завтрак для печки, или Понятные непонятности: Рассказы. – СПб.: Лимбус Пресс, ООО «Издательство К. Тублина», 2018. – 334 с., ил.