Все записи
15:25  /  12.05.18

1186просмотров

Советский Декамерон

+T -
Поделиться:

…И вот, значит, если долго качаться на сюжетных качелях западных, понимаете, бестселлеров, бормоча про себя, что «наркотики — зло», то воображение под конец угасает и плавно перемещается в более комфортную зону памяти — во времена, когда эти самые доллары стоили «один к одному» с твердым советским рублем. А девушки? Помните, какие тогда были девушки? Если не помните, то «Ковбой Мальборо, или Девушки 80-х» Бориса Минаева — «двадцать три истории из жизни молодых женщин, каждая из которых — воистину героиня своего времени» — как раз для вас. «Жизнь любой женщины — это практически всегда остросюжетный, эпический, великий роман», — считает автор, и с этим трудно не согласится. Причем в романе случаются и служебные романы, и школьный флирт, и прочие неуставные отношения, не особо принятые в Советском Союзе, о жизни в котором, как все уже поняли, речь в этой необычной книге.

Чем же она необычна? Отчего напоминает не энциклопедию нравов с привычным «секса не было», а декадентскую прозу в стиле Виктора Шкловского — недоуменную, сомневающуюся, молодящуюся под стиль эпохи, словно во взгляде «сквозь непротертые очки» упомянутого классика формализма. Не потому ли здесь немало героинь в очках, да и истории вокруг них закручиваются нешуточные. Отправила одна такая тетка влюбленного юнца домой, уроки учить, а не это самое с ней в пустой квартире, а он, ее очки в карман сунувший в самый главный момент, возвращается их вернуть. А перед этим... Да, в принципе, то же, что и после. «— Ну послушай! — сказала она и подняла руку. — Для нас, молодых коммунистов, это не просто красивая идея, абстрактная мечта, не просто система взглядов или научная теория. Коммунизм — это прежде всего тот нравственный идеал...“ Однажды во время чтения я просто снял с нее очки и привлек к себе».

И так все двадцать три раза, по количеству рассказов, представляете? Эротика пополам с политинформацией о не слишком строгих нравах брежневской эпохи. Не очень убедительно в идеологическом смысле, как и было сказано (у Шкловского), ведь автор рассказывает, в основном, о тех, кто жил в параллельном мире, где был и секс, и рок-н-ролл. Скорее лирика, чем физика твердого, как слово коммуниста, тела. «Я до сих пор хорошо помню эту советскую Москву перед наступлением заморозков — когда сгущается вечером воздух и в нем висит последнее тепло, мягкий свет падает с багрового, какого-то невероятно зловещего неба, и скользят по улице Горького усталые машины, черные „Волги“, „Жигули“, грузовики, накрытые брезентом, а у тебя сердце сжимается от непонятной боли».

В принципе, понятно от какой, и недаром весь роман — это не такое уж далекое ретро, ностальгия по настоящему (сгущенный воздух, колючая газировка, бесплатная горчица в пельменной), та самая сладкая боль от всего, что мы потеряли, поскольку никогда, в сущности, не имели. Именно отсутствующее звено в обществе «развитого социализма», где «ну а девушки потом», и описано в романе. Те же самые книги, например, как в одном из рассказов, где одну такую потеряли — там ели, как у Шарля де Костера, пили, как у Ремарка, совокуплялись, как у Рабле. «Я не знаю, честно говоря, почему эти книги — тогда — так дорого стоили, — разводит руками автор. — Что в них было такого, что люди отдавали за них жизнь, честь и целое состояние». Словно за Родину, да?

 

Борис Минаев. Ковбой Мальборо, или Девушки 80-х: роман в рассказах. — М. : Время, 2018. — 416 с. — (Самое время!)

 

Новости наших партнеров