Все записи
00:49  /  16.05.18

254просмотра

После выборов, или Возвращение блудного брадобрея

+T -
Поделиться:

…Неужели, скажете, опять о том же самом? Мол, сколько можно о тихом болоте пиара, в котором зреют бомбы новых назначений? Стратегических и не очень. На самом деле – взрывоопасно, господа, весьма взрывоопасно! Отличный авантюрный роман о выборах. И главное, в начале, по сюжету, ничего не предвещало беды.

Да и какая может быть беда после того, как все уже случилось? Причем в «одной банановой республике», как аккуратно уточняет аннотация. Да пусть там что угодно случается, лишь бы «не в нашем районе», не так ли? На самом деле, все гораздо ближе. «Инаугурация президента, хорошо из­вестного населению по цепочке из трех предыдущих сроков, уже прошла, и те, кому это было по-прежнему выгодно, могли, кажется, уже вздохнуть спокойно», - узнаем мы точные координаты места и времени.

Правда, президент в романе – не чета некоторым. Здесь вообще реализованы не метафоры, а фантазии - явные, тайные или некогда озвученные общеизвестными героями современности. Путешествовать, там, после всех сроков, паломничать. «Больше всего на свете он сейчас мечтал внезапно обрести жабры и уплыть отсюда за тридевять земель», - узнаем мы о мечтах президенте в романе. Хотя, «мочить в сортирах… мочить в со­ртирах… где-то он уже это слышал», - умри, автор, лучше не подставишься!

Впрочем, воспоследовавшая трагедия все прощает, нивелирует и двигает сюжет. Об этом даже упомянутая аннотация гласит. Подавился, мол, барин косточкой, и не стало надежи-царя, а олигархам, на очередной срок его проплатившим, голову теперь ломай, как дальше жить.

Салтыков-Щедрин, конечно, на связи. Гоголя тоже хватает. Искусственный патриарх Автопилот Автандил в романе вещает вполне человеческим голосом, начальники ведомств с говорящими фамилиями Семен Крепкий и Александр Твердокаменный тоже вполне жизненны, и даже художник-по­стмодернист Плут Мартович имеется. Хотя, актуальности роману тоже не занимать. Здесь вам и история обвиненного в сексуальных домогательствах голливудского продюсера, и новости Евровидения, и прочая современность, придающая тексту не последнюю свежесть. Но этого, конечно же, мало для литературы, которая – сочинение, а не чистописание с натуры, и поэтому все в романе завязано, смешано и закольцовано, словно в настоящей альтернативной истории. Читать которую, заметим, интересно еще и оттого, что она и далека, и не слишком - от реальности. Где-то на грани, по краю, с тонким намеком на толстые обстоятельства живописует автор государственные будни республики. Банановой, банановой, успокойтесь.

На самом деле, это продолжение предыдущего романа Марты Гримской о незадачливом комике, который осмелился пошутить над президентом, после чего его карьере пришел конец, и вылетевший с телеканала пародист стал стричь бороды в модном салоне. Здесь его, как напоминает автор, и «схватили за самое не балуй­ся», заставив возглавить фейковую партию, оттянувшую на выборах голоса от оппозиции, и канувшую в Лету. Если не вспомнили, то «Усы стригут в полдень» назывался роман, его стоит прочесть, хоть и распродан, кажется, давно. Да это и неважно, поскольку карьера героя, эвакуировавшегося в США, задалась в другом жанре – на родине кино с выборами у него закончилось, как «На игле» (вот только с деньгами убежать не удалось), а в новой жизни он побеждал направо и налево уже в другом, более взрослом жанре. А какие еще вы знаете в подпольном Голливуде? «Фильмы с Покрышкиным собирали огромное количество просмотров. Вася купался в достатке и был неприлично счастлив».

Дабы не раскрывать карты перед изошедшим, надеемся, тихой испариной читателем, скажем, что сценарий, вновь предложенный герою родной властью, намного серьезней, чем был когда-то на выборах. Благодетели у него теперь куда менее эстетичные, чем прежние, и куда более влиятельные. К тому же, король умер, да здравствует брадобрей, во-вторых, все дальнейшее напоминает известный рассказ о воскресшем в далеком будущем Джоне Ленноне, а на самом деле – замороженном в наше время авантюристе, которого мог разоблачить… размороженный одновременно с ним настоящий Пол Маккартни. Вновь замораживаясь, герой пожелал отныне быть не каким-то там битлом, а самим Моцартом!

Вот и в нашем случае – кто подставил Кролика Роджера? И отсылки к голливудской эстетике здесь вполне уместны - автор не скрывает жанровой переклички с тамошними гениями авантюры, известными ходами, знаковыми сюжетами и прочей спецификой комедийного кино. По аналогии, кстати, и название этой рецензии взято из одноименной главы, представляете? Что же тогда ждет нас в самом романе? Всего лишь страх и трепет, ужас и ненависть, возвращение блудного папуаса в банановую республику и радость встречи с отличным чтивом по этому поводу.

Марта Гримская. Кто подставил Васю Покрышкина? – М.: Эксмо, 2018. – 208 с.

Новости наших партнеров