Все записи
16:40  /  30.06.18

562просмотра

Нас всех знобит

+T -
Поделиться:

Говорят, эта книга - лучшее, что случилось в русской литературе за последнее время. «Как ни посмотри, выдающийся текст», — пишет о ней критика. Интересно, вовнутрь заглядывали?

Нет, можно, конечно, сказать, что «Петровы в гриппе и вокруг него» Алексея Сальникова – новое слово в бессловесной массе пороков и болезней, которые литература, как известно, обязана врачевать. То есть если раньше речь шла исключительно об алкоголизме и полубред «Москвы-Петушков» Венедикта Ерофеева приняли за канон и успокоились, то здесь такое «новаторство» намечается!

По сюжету главный герой и его семья гриппуют, Гоголь и Булгаков, выныривая из тумана аллюзий, как умиляется вышеупомянутая критика, аплодируют, и это еще не все. Далее можно, словно художники-передвижники в «Золотом теленке», овсом и сеном картины малевавшие, взяться, например, за описание «пищевого отравления» (поскольку «наркотическая» хворь уже случалась). После задуматься об инкубационном периоде ветрянки, затем поразмыслить над энурезом и  гайморитом, как жанрово-стилистическим форматом современной прозы, и успокоиться, скажем, на чем-то другом, но также конструктивном. Допустим, на процессе схватывания бетона.  Там тоже свои стадии, как в романной структуре – никакой грипп и близко не лежал, не то что Мамлеев с Горчевым, как корифеи инфернальной жути.

С другой стороны, говорят, страна заслуживает таких героев, а литература, соответственно, – подобного жанра и стиля. Не роман, а бытовуха, в которой тонут ответы на все проклятые вопросы русского бытия, разом взятые. «Папа просил передать вам всем, что театр закрывается. Нас всех тошнит», - констатировали, помнится, у класика. Или знобит? С другой стороны, в таком «болезненном» состоянии можно сказать все, что угодно, все фиги в кармане будут расшифрованы. Юродивому ведь можно – как артисту Ефремову про Крымский мост, который следует отдать Украине. Зачем Украине Крымский мост без Крыма? – тут же вопрошают непьющие умники. И даже они добавляют непечатные слова в ответ.

Так вот, роман. Обложка мерзкая, конечно, зеленую тоску, должно быть символизирующая. А может, плесень, болезнь, зеленые сопли нового реализма. Есть такая школа в русской литературе, но там о другом, а здесь – не герои, и персонажи, в полубреду тянущие лямку сосуществования с близкими. Нужен нам такой реализм? И потом, «в гриппе». Ничего не напоминает? А должно сразу же напоминать! Если прежде, во времена критического реализма и соответствующего отношения к жизни, была какая-нибудь «Украина в огне» или «Я вся горю» на оранжевой пластинке Поля Мориа, то сегодня, значит, болеем. С одной стороны, конечно, неплохо – кризис (если все-таки речь о нем, когда не романам, а всяким там Петровым премии дают, да ЖЗЛ про Ленина художественной литературой по очередному приказу сверху считают), так вот, кризис тем и хорош, что из него всегда есть выход.

И значит, впереди нас ждут другие берега и крах трамвайной литературы. С другой стороны, может, лучше не трогать? Ведь есть, например, современные авторы вроде Романа Сенчина, пишущие про таежников, ликвидаторов и милиционеров, и все их знают, государственные потому что люди. А читают, спросим, чего? Может, про Ленина, которого автор просто в свой личный зачет (дабы разобраться с фигурой) записал, а все и поверили? Или, может, настоящие большие романы вроде «Взятия Измаила» и «Лестницы Якова»? Да нет, вряд ли, как говорили в «Сталкере».

Читают, вы правы, связные мысли – о жизни, любви, убийстве Лысого в зарослях лопуха. А здесь фрагментарная чернуха (ну хорошо, бытовуха, настоящая чернуха – это «Джу-джу» Олега Разумовского), и читая ее, нужно обязательно помнить, что бывают времена, когда гениальными становятся плохие поэты. Ну и прозаики, конечно, тоже.

 

Алексей Сальников. Петровы в гриппе и вокруг него. - М.: АСТ, 2018