Все записи
12:54  /  22.08.18

733просмотра

Врешь, не пропьешь!

+T -
Поделиться:

Автору этой книги, по большому счету, и рассказывать нечего. Отца не помнит, от бабушки только дом в Гарлеме остался, но породу, как говорится, не пропьешь. «Время как иллюзия, химеры и зомби, или О том, что ставит современную науку в тупик» Майкла Брукса вообще можно в Дворянском собрании зачитывать — настолько точно там о наследственности и папиной науке не брать чужого рассказано. «Как же много всяких мелочей для меня тогда внезапно обрели смысл! — вспоминает автор, все-таки встретившись с отцом через двадцать лет. — Выяснилось, что у нас с ним одинаковое телосложение. Похоже, нас смешили шутки одного и того же типа. Помню, я тогда подумал, что чувство юмора — наверняка черта генетическая».

С другой стороны, почему бы и нет? Это на детях гениев, говорят, природа отдыхает, а на авторе книги, в чьем роду, как сам он признается, были сплошь ямайские рабы, вовсе нет. Более того, он рассказывает о древнем монахе Менделе, который боролся с утверждением, что мы наследуем смесь характеристик наших родителей, и при этом происходит своего рода усреднение. Опровергнул он сие, экспериментируя с горохом, где на 29-й тысяче экземпляров бобы можно было узнать даже после хитроумного скрещивания. Результаты монах, конечно же, подтасовывал, предложив науке лишь «расщепление» и «наследование» как основу дальнейших генетических манипуляций. Баловство, как видим, и автор книги с этим согласен.

 «Дело в том, что Мендель совершил страшный грех, — пишет он, — отделив наследуемые признаки от приобретенных. В работе Менделя ничего не говорилось о механизмах проявления физических признаков у новых растений. В то время никто не изучал наследование в отрыве от процессов развития, так что никто не обратил внимания на болтовню какого-то австрийского монаха».

Дальше, конечно, пошло-поехало, явился Дарвин, сложились цепочки ДНК, и лабораторные мыши надолго заменили экспериментальный горох.

Осталась неискоренимая страсть рассказывать, рассказывать, рассказывать. Словно Мюнхгаузен, да. «Между прочим, многие из моих генов можно обнаружить в Эдинбурге сороковых годов прошлого века, — продолжает автор. — У меня есть фото дедушки, облаченного шотландским горцем (килт доходит до его черных коленей) и делающего вид, что он играет на волынке. Поход в фотоателье стал для него символическим жестом: как раз незадолго до этого он прибыл в Эдинбург из Гарлема и этот снимок отправил своей матери в Нью-Йорк как открытку, возвещающую, что он добрался благополучно».

 

Майкл Брукс. Время как иллюзия, химеры и зомби, или О том, что ставит современную науку в тупик. - М.: Лаборатория знаний, 2018