Все записи
14:15  /  27.04.19

477просмотров

Из ничего конфетка

+T -
Поделиться:

...Автора этой книги называют Ричардом Докинзом от точных наук и Вуди Алленом от теоретической физики. Он читает лекции и дискутирует с Джонни Деппом о природе сумасшествия, пишет книги и снимается в кино, его в последнее время вообще стало очень много. А еще он умеет сделать из всего конфетку, и в посвящении в его новой книге прямо так и написано: «Томасу, Пэтти, Нэнси и Робину — за то, что вдохновили меня на создание чего-то из ничего». На самом деле «Всё из ничего: Как возникла Вселенная» Лоуренса Краусса — это новаторский взгляд на то, как возникло в начале времен все, что существует вокруг нас. «Откуда взялась Вселенная? — вопрошает автор, один из немногих видных ученых наших дней, кому удалось преодолеть пропасть между наукой и популярной культурой. — Что было до нее? Что принесет будущее? И, наконец, почему вообще существует что-то, а не ничто?». Его наблюдения и новые теории не только наглядно показывают, что нечто может возникнуть из ничего, но и утверждают, что нечто возникает из ничего всегда, понимаете?

Таким образом, автор привычно жонглирует понятиями, цитирует великих, и его мысль вьется плавным серпантином, никогда при этом не углубляясь настолько, чтобы оказаться преступно далеко от народа. То есть, конечно же, от массового читателя. Примерно то же самое делал Бодрийяр в современной философии. И, как правило, на контрасте с прошлым, которое обязательно надо попирать, иначе как мы заглянем в будущее, не став на спину всем черепахам бывшего прогресса?

Ну и развенчивание священных теорий, естественно, прилагается. Так, например, в науке, как известно, нет слова «почему», а есть удивление, «как» все случилось. Один-единственный раз прославленному астроному Иоганну Кеплеру удалось ответить на имеющий глубокое значение вопрос: «Почему планет шесть?», когда на него снизошло откровение, и на тебе — ерунда все это оказалось для потомков. Ведь атеисты наших дней как на самом деле рассуждают? Поскольку вопрос связан с Платоновыми телами — священными объектами геометрии (каковая, утверждал Пифагор, священна), и тот факт, что планет ровно шесть, раскрывает перед человеком мысль Бога-математика, то надо все это дело, как говаривал Шариков, разъяснить.

В общем, и планет оказалось не шесть, а девять, и Солнечная наша система не уникальна, и давно уже открыто более двух тысяч планет, обращающихся вокруг других звезд, а Бога в космосе Гагарин так и не увидел. Словом, нигилизм полный. «Но самое главное, — утверждает автор, — что мы понимаем: в числе шесть (или восемь, или девять) нет никакого скрытого смысла, нет ничего, что указывало бы на цель или замысел... В распределении планет во Вселенной нет никаких указаний на «цель».

Дальше, конечно, разброд и шатание, схоластика и популизм, почерпнутый из буддизма, когда наша жизнь не имеет никакой «цели», поскольку она не артиллерист на учениях. Шесть планет, шестигранный стакан, шестеренка в шестидневной нашей неделе... Казалось бы, махни рукой и спиши все на высший разум или хотя бы на утреннее похмелье и головокружение от успехов глобализации. Так нет же, надо все «разъяснить», иначе не будет популярных теорий, университетской кафедры и лайков в сетях! «Существует множество „чудес“ природы, — сообщают нам, — которые кажутся настолько устрашающими, что многие уже отказались от мысли найти разумное объяснение нашего появления на свете и просто списывают все на Бога».

Но, как говорится в книге этого модного физика, «полагаться на невидимые чудеса — дело религии, не науки», а в науке, по утверждению еще одного популярного героя, «вы не церкви, вас не обманут». И поэтому тот же бозон Хиггса, который ученые таки сумели «разъяснить» в июле 2012 года, очень важен для автора. «Идея о том, что в самом начале существования Вселенная прошла через период сверхсветового расширения, в результате которого возникли, по существу, все пространство и вещество в наблюдаемой Вселенной почти из ничего, — пишет он, — опирается на возможность того, что в начале времен господствовало другое поле, во многом похожее на поле Хиггса, которое мы, кажется, теперь открыли». Откроем же и мы эту книгу, чтобы, наконец, закрыть тему.

 

 

Лоуренс Краусс. Всё из ничего: Как возникла Вселенная. - М.: Альпина нон-фикшн, 2019