Все записи
10:53  /  28.05.19

541просмотр

Леон с Лолитой, или О детстве 18 +

+T -
Поделиться:

…Посты в социальных сетях автора этого романа — некогда лидера ультрашоковой литературы — все сплошь надрывные скетчи, острая сатира, едкий юмор. И все это попало сюда, в текст «Рюрика» Анны Козловой, и это хорошо, поскольку — связь с жизнью, неприкрытый реализм и т. д. Правда, без мата, пардон за оксюморон, поскольку какая правда может обойтись без мата? И несмотря на то, что все откровенные темы в литературе, казалось бы, раскрыты, искренность и эротический максимализм в «Рюрике» продолжают шокировать и завораживать. В своей новой книге Анна Козлова по-прежнему безжалостна и провокационна.

Правда, темы прежней бесшабашной «жизни с идиотом» изменились. Автор давно уже пишет сценарии для телесериалов («Краткий курс счастливой жизни», «Ясмин», «Садовое кольцо»), отсюда «социальная» проблематика в прозе («F20», получивший «Национальный бестселлер») и упомянутая стервозность в социальных сетях.

А все оттого, что, «в отличие от вас и многих вам подобных, ей понадобилось не пятьдесят лет, а всего лишь десять, чтобы осознать, в каком дерьме она находится», говоря словами героини романа. Кстати, это не историческая вещь, Рюрик — «всего лишь» попугай, нужный по сюжету, чтобы помочь и его развитию, и главной героине, сбежавшей из интерната девочке. Ну и чтобы мы не сразу подумали, что речь снова о юных неадекватах и прочих ищущих себя и заодно счастья персонажах, а также фрагментах их жизни, «когда она познакомится в cети с серийным маньяком, думая, что он полковник ВВС США в отставке».

По сюжету, напоминающему поначалу набоковскую «Лолиту», девочка в бегах встречает своего Гумберта Гумберта, также бегущего от самого себя. Ну или Леона, не ставшего киллером. Почему сбежала? Странный вопрос. «Каким же тугим, ржавым мозгом нужно обладать, чтобы хоть на секунду допустить, будто девочки-подростки могут быть удовлетворены той жизнью, которой они живут», — отвечает автор, если не понятно. Далее достается, как всегда, всем. Матери-бухгалтерши? «Нет бы хоть одна честно призналась в том, что складывает цифры в столбик не потому, что таково ее призвание, а просто потому, что ни на что другое не способна». Отцы-герои? У автора они все сплошь «стратеги гаражных склок, генералы пластиковых окон и солдаты армии бездарного ремонта», опасающиеся не за карьеру дочки, а за то, что она может дать «не тому». «Не тот» в понимании отцов — это любой мужчина, преуспевший в жизни больше, чем они сами».

Хотя, основной упор, конечно, на матерей. Воспитывающих детей с девизом «Нет — разврату, да — Корнею Чуковскому!», в жизни которых, кроме половых вопросов, как и у всех совков, «присутствовало кое-что поважнее — например, протертый суп». А как иначе? Разве с нынешними мужьями можно иначе? «Я просто хотела, чтобы он отдавал мне все свои деньги и дрочил в туалете, господи, неужели я так многого требовала?!» А с детьми? Ведь если сына не учить уму-разуму и взгляду на мир сквозь протертый суп, он «опустится настолько, что станет заниматься сексом каждый день — вместо того чтобы учить английский».

То есть, по сути, книга Козловой — большой памфлет, закамуфлированный под роман воспитания, обличительная статья в стиле урбанистической саги, невеселый фельетон в кружевах (точнее, в лохмотьях) подростковой прозы. Повествование ведется так, будто камера следит и группа откуда-то из-за кустов снимает. Обязательный голос за кадром, слова автора, пояснения-разъяснения, а давайте вернемся, и если бы героиня знала, чем это закончится, но давайте не отвлекаться. Короче, за мной читатель, я покажу вам настоящую... Словом, сценарий, да.

То есть «испорченный» стиль, годный для жадного заглатывания текста и интерактивной слежки за героями. Догонит ли Гумберт Гумберт своего двойника-Бармалея?

 

Анна Козлова. Рюрик. - М.: Фантом Пресс, 2019