Все записи
21:58  /  30.06.19

277просмотров

Сергей Раевский: «Я очень рад, что мой голос подошёл для этой книги»

+T -
Поделиться:

Запись аудиокниги – непростой процесс. Если точнее, то творческий простой, пардон за каламбур, здесь просто невозможен, и герой нашего интервью недаром рассказывает о своих дальнейших планах. Ну, чтобы не «остыл» ни голос, ни эмоции чтеца. Вот почему было так важно взять интервью, что называется, по горячим следам – у чтеца и музыканта Сергея Раевского, записавшего недавно аудиокнигу «Молоко за мертвых» Артемия Ульянова.

 

Игорь Бондарь-Терещенко: Кому и как пришла идея записать книгу Артемия Ульянова «Молоко за мертвых»? И каковы были ваши чувства как профессионального чтеца, когда вы узнали о ее жанре – записки санитара морга?

Сергей Раевский: - Конечно же, первой мыслью было - это обыкновенная фантастическая история с элементами мистики. Но  только начав читать роман, я уже не смог остановиться. И пока не дочитал его до самых последних строк, не смог успокоиться. Да и сейчас вспоминаю его с большим сожалением, что не могу снова его пережить, как в первый раз. Почти наизусть его знаю... Сперва и правда, возник резонный вопрос - может, это фантастика? А фантастика мне очень нравится. И только в процессе редактирования текста перед начиткой, мне четко стало ясно, что это реальные, на самом деле реальные события произошедшие с героем романа.

И.Б.-Т. - Книга Артемия Ульянова – это, по сути, частная история в контексте событий того времени. Ранние девяностые, Белый дом, Ельцина на танке. Понятно, что у героя «Молока за мертвых» работа тяжелая, и вообще все в романе происходит уже после всех этих событий, но вот почти полное отсутствие у него рефлексий на любые события в стране – это, как думаете, специфика профессии?

С.Р. - Ну а вы как думаете. Когда человек находится в постоянном «цейтноте», нужно очень быстро выполнять свою работу, да еще важна не только скорость, но и качество. И неизбежны не только ошибки. Можно очень даже много чего перепутать. А вы ещё спрашиваете насчёт рефлексий. Много тут порассуждаешь, когда вокруг жизнь и смерть в паре, «бьют ключом» так близко от тебя.

 

И.Б.-Т. - Некоторые авторы предпочитают сами записывать свои тексты. В случае с книгой Ульянова – что пошло не так? И трудно ли было вам уловить авторскую интонацию, работая с текстом? 

С.Р. - Вы правильно сказали. Многие писатели, если хотят, то могут озвучивать свои произведения сами, а могут и не озвучивать. Моё личное мнение здесь не играло никакой роли. По поводу озвучивания своего  романа в аудиоформате - решение прежде всего принимает писатель. Был кастинг тембра дикторов. И я очень рад, что мой голос подошёл для этой книги. Тем более, что роман мне очень понравился. Он живой. Настоящий. Я думаю, именно поэтому мне легко было уловить авторскую интонацию и прочувствовать все нюансы и повороты сюжета. 

И.Б.-Т. - В книге, насколько помнится, нет мата, хотя ситуации, случающиеся в ней, согласитесь, иногда бывают такие, что без соответствующей лексики не обойтись. Как вам удавалось обходить те места, когда накал страстей требовал максимум самовыражения? Вы для себя выстраивали какую-то, мягко говоря, линейку эмоций? 

С.Р. - Ну... вот же вы спросили. Я же русский человек. Хорошо, отвечу. Вернее, процитирую: « честно признаюсь… Матерюсь я с самого детства. И когда ситуация позволяет (а иногда и требует), не отказываю себе в удовольствии обильно поперчить родной русский язык...» Не спорю, можно обходиться без данной «лексики», и это совсем неприемлемо, если рядом женщины и дети. Кстати, на заре своей юности, когда я ещё только искал своё место в жизни, пришлось поработать обвальщиком и разборщиком на мясокомбинате. Работа - «адский конвейер»! По-другому не назовёшь. Кто знает - тот поймёт. Может быть, ещё и поэтому было очень легко понять главного героя. Как же все у меня там закончилось? Да воткнул себе кинжал в ногу до самой кости и провалялся в больнице больше месяца. Когда там лежал - много мыслей было. И на «адскую кухню» больше не вернулся. Так что выстраивать какую-то линейку эмоций не понадобилось. Всё было.

И.Б.-Т. - Ваш опыт рок-музыканта в калининградских группах «Plastik Drive» и «КластеR» как-то помогал в записи книги? Кроме чисто технических вещей – авторские обертоны, интонация и прочие тонкости искусства чтеца. Аудиокнига – это вообще родственный, близкий вам жанр?

С.Р. - Опыт рок-музыканта - это, наверное, самый главный помощник при записи книги. Особенно опыт участия в коллективе «КластеR». Так как стиль данного коллектива - это индустриальный металл-рок, где, кстати, приходится петь на расщеплении связок, то я свободно могу изобразить и старика Хоттабыча, и молодого тинейджера. Никаких проблем. Ну и, конечно, поскольку я музыкант, то все обертоны и звуковые колебания голоса - это моя профессиональная стихия.

И.Б.-Т. - Понравился ли результат автору книги? И были ли какие-то рекомендации с его стороны, советы или предостережения?

С.Р. - Когда мы общались с Артемием, он похвалил за проделанную работу и сказал, что очень рад, что доверил мне своё произведение. Но, правда, я его хвалил больше. Меня книга очень сильно затронула. Сказать, что я просто проникся атмосферой романа и тех непростых лет для нашей страны - это значит вообще ничего не сказать. Ещё раз повторюсь. Когда мне прислали текст для ознакомления, я не смог оторваться от романа. И не успокоился, пока его полностью не прочёл.

И.Б.-Т. - Что в планах? Какие книги на очереди?

С.Р. - Только что я завершил работу над аудиокнигой Ивана Охлобыстина «Записки упрямого человека», она выйдет в прокат одновременно с печатной книгой в конце августа. Это полная иронии и драйва история. В сентябре выйдут в прокат также другие аудиокниги по романам Ивана Охлобыстина «Улисс» и «Запах фиалки». 

В планах очень интересный проект – поэтическая аудиокнига «Летяжесть» Инги Кузнецовой. По жанру это сюрреалистическая опера – сюропера, - в которой поэтические тексты будут звучать с музыкой для терменвокса Петра Термена, правнука знаменитого изобретателя терменвокса Льва Термена. «Летяжесть» совсем недавно вышла, но уже стала сенсацией в литературе и ворвалась в топы книжных продаж в Москве. Это будет взрывная аудиокнига с просто космической музыкой Петра Термена и пронзительными и чувственными текстами в авторском исполнении Инги Кузнецовой. Такого еще никто не делал.

Также могу сказать, что в планах присутствует выпуск книг, авторами которых являются известные музыканты. А вы не знали? Музыканты тоже люди. И тоже умеют и книги писать, и вслух читать.