Все записи
14:54  /  27.06.20

504просмотра

Без масок, или Новое вирусное чтиво про войну

+T -
Поделиться:

…Речь в этом романе о трагическом событии, случившемся у берегов Норвегии в 1942-м. Именно в то время, заметим, когда должен был произойти, как все мы помним, перелом во Второй мировой. Но как именно он произошел? Благодаря кому, и какой ценой? Вариантов ответа немного, и один из них – неожиданный, смелый, альтернативный – в новой книге Семена Лопато «Мертвые видят день», вышедшей в издательстве АСТ.

С одной стороны, мрачная метафизика патриотизма в духе постмодернистской агонии Сорокина в романе такова, что примириться погибшие советские воины-подводники с экипажем подбитого вражеского корабля ну никак не могут. Здесь без комментариев, это понятно. Кстати, все понятно и зловредному богу Локи, который встречает погибших на берегу Вальхаллы, куда, как известно, после смерти попадаю все воины. С другой стороны, нежелание примириться русских с немцами – неожиданный рычаг, которым, оказывается, можно сдвинуть с мертвой точки любой сюжет, не говоря уж о любом переломе в любой войне. «Вожди, отказавшиеся от примирения – здесь, на берегу этого моря – тем самым приравнивают себя к богам, - сообщает властитель местных душ. - Ибо только богам дозволено решать, как и чьей победой кончится война. И обоюдно и твердо отказавшись от примирения – если только вы не пересмотрите своего решения – вы заявили о своем праве решить исход этой войны самостоятельно, здесь, на берегу – той большой войны, что идет там, внизу, и идет так долго».

Таким образом, постоять за честь советской Родины и заодно Тысячелетнего Рейха предстоит остаткам враждебных команд во главе, соответственно, с немецким офицером с заложенными за спину руками и капитан-лейтенантом семи оставшихся матросов с советской подлодки. Боцман Нырков, старпом Снежко, торпедист Легчаев… И подбивает наших героев на подобную авантюру никто иной, как бог всех плутов и обманщиков Локи – тот самый, что в фильме «Маска», если помните. Только там он был заброшен в наш мир этакой экзотической прихотью режиссера, а здесь автор романа отправляет советских моряков вместе с их немецко-фашистскими визави прямиком в самое пекло скандинавской мифологии. И значит, командовать парадом будет он, наихитрейший из всех лгунов и самый очаровательный из всех местных богов. Впрочем, в романе он хмур и надменен, словно взаправдашний Воланд, но поскольку на самом деле это не так, то и путь героев лежит дальше, к престолу Вотана (или Одина), верховного главнокомандующему потустороннего мира, богу войны и смерти.

И вот, значит, бредет отряд русских и немцев, вооруженных мечами, и все вокруг называется Полями Безумия, где даже «деревья были цвета обгоревшей брони», и описания похода иногда напоминает «Сердца четырех» Сорокина – своей монотонной и утомительной сосредоточенностью на деталях, важных и не особенно. Но в этом-то и смысл подобной «орнаментальной» прозы, что заканчивается каждый из этапов яркой вспышкой очередной атаки. Главный принцип постмодернизма в литературе, как может показаться. «По битому кирпичу и обломкам арматуры мы шли узким коридором между изуродованными зданиями туда, где впереди был виден какой-то просвет; торчащий из асфальта рельсовый путь внезапно обнаружился под ногами; идя вдоль него, через пару сотен метров, когда здания справа и слева оборвались, мы вышли на странный, освещенный серыми небесами пустырь – полуразрушенные бетонные постройки отступили далеко в стороны, рельсовый путь брал чуть вверх, на возвышении, рядом с ярко освещенной внутренним электричеством двухэтажной кирпичной будкой стоял массивный черный паровоз с двумя прицепными платформами».

На пути к цели нашим героям встречается множество соблазнов из военно-полевой жизни. Поскольку воинам всех времен и народов главное – умереть с честью за благое дело, то и ловушки с западнями в Вальхалле встречаются соответственные. Кроме боев и сражений, более опасна оказывается мирная жизнь. Салон красоты в чистом поле, одинокая мельница на берегу, детский дом с коварными воспитателями. Все это требует еще большей самоотдачи, чем любая битва, которых тоже немало, ведь на это этапе и советские подводники и немецкие моряки отдают себя во власть мещанской рутины, а в жертву Богу войны, как следовало бы.

Иными словами, и те, и другие из отряда мертвецов-смельчаков остаются охранять женщин и детей, сеять и пахать в местных селах, не давать вершиться злу и прочим козням, общепринятым в этом «раю». Причем, не только «добрые» русские, но и «злые» немцы. «– Герхард, – сказал немецкий офицер, – но ты-то… Меньше всего ожидал от тебя. Эти – в белых халатах – ожившие манекены, боцман справится. У него будет достаточно оружия. А что ждет нас там, – он кивнул в сторону черневшего вдали замка, – еще не известно. Каждый человек будет на счету. Вспомни, что на весах, Герхард. – У меня осталась невеста в Дюссельдорфе, – сказал Герхард. – Мы хотели повенчаться перед походом, но не успели. Через два месяца она должна родить. Я должен остаться, герр капитан. Это и мои дети. И… Если я этого не сделаю, боюсь, Господь мне не простит и… и что-то произойдет с моим ребенком. Я так чувствую. Простите, герр капитан. Глядя куда-то в сторону, твердея скулами и снова становясь похожим сам на себя, немецкий офицер рваной улыбкой коротко скривился. – Господь… Прав был Вольтер, когда говорил – «Раздавите гадину». Не послушались. Впрочем, это оказалось не по силам даже фюреру. – Он повернулся к Герхарду. – Ладно, оставайся. Считай, что делаешь это по моему приказу».

Но постоять за честь мундира и далекой Родины в финале будет кому – даже если сражение состоится на мечах, а не в башне танка или кабине истребителя (героям приходится повоевать в разных родах войск на пути к трону Вотана). И что же, спросите, поединок между русским и немцем что-то изменит в истории Второй мировой? В любом случае, прочесть об этом стоит.

Семен Лопато. Мертвые видят день. – М.: АСТ, 2020. – 352 с.