Все записи
17:40  /  3.09.20

250просмотров

Время стеклам говорить. Об одном «австралийском» романе, крымской жаре и прочем стимпанке

+T -
Поделиться:

В современной литературе все чаще стали появляться истории из «живой» жизни их авторов, когда обычные страсти дают фору фантастическим приключениям или остросюжетным рассказам о будущем. И тем более неожиданными оказываются тексты, в которых классические сюжеты конкурируют с искусно созданным фикшн - и о прошлом, и о будущем, и о нашем непростом настоящем.

Например, в случае романа Татьяны Бонч-Осмоловской «Сквозь слоистое стекло» имеем яркий пример синтеза «живой» жизни и «прикладного» искусства создавать из нее искрящиеся коллажи художественных текстов. Дабы пояснить подобную футурологию, заметив, употребив неудобное «фэ» в качестве комплиментарной фонемы, что этот роман - феерическая смесь фантастики и философской притчи. Да, еще стимпанка – куда же сегодня без него в разговоре о туманном будущем. На самом деле, из «живой» жизни здесь - факт рождения авторки в Симферополе (а следовательно «крымская» тема ей знакома и близка), проживание в Австралии (то есть, механизм «эмиграционной» сублимации смыслов задействован: ностальгия, переплавленная в нарратив), занятие комбинаторной поэзией (здесь уж любое «коллажное» суждение будет впору). Ну, а из «прикладного» - умение интегрировать в свой новаторский текст почти все упомянутые увлечения, использовав также прочие экзотически-мировоззренческие теории.

Если же совместить все вышеперечисленные умения, направив их в русло полезного синтеза, то выйдет следующий биобиблиографический коллаж. Во-первых, стоит вспомнить предыдущий роман авторки «В плену запечатанных колб», написанный в Австралии, чтобы понять «авторизацию» любого нарратива: «Тогда воздух был жарок и влажен, а дни текли патокой по привычному, скучному руслу, не интересному никому. Впервые рельсы сдвинулись там, на острове. Она сама сдвинула их». Во-вторых, по правилам профессиональной комбинаторики, вспомним о редчайшей научно-фантастической повести-буриме «Время кристаллам говорить», созданной ленинградским фантастами в 1965-1967 годах (бумажного варианта никогда не существовало, повесть транслировалась на Ленинградском радио по мере написания очередной главы). Колбы, стекла, кристаллы – понимаете? Все это так хрупко и неустойчиво, что хранить следует если не вечно, то хотя бы во время чтения. В памяти, естественно.

На самом деле, нам предложен замечательный современный продукт, который оценят и фанаты компьютерных игр, и любители вдумчивой прозы, упомянутый формат притчи которой создает особую «ностальгическую» атмосферу. Порой это даже круче Желязны или Бредбери, поскольку в первую очередь имеет «жизненную» основу - ту самую «крымскую» привязку событий и ситуаций. Пускай даже футурологическую. «Если встать против солнца, Площадь наместника кажется совершенно безлюдной, - начинает авторка свой рассказ. - Повернувшись направо, видишь за перекрестком тяжелый двухэтажный автолет-гармошку, что, вздохнув, выползает на площадь, тяжело покачивая боками на высоте двух сажень. Завернув на улицу Молодости, что в карауле небоскребов неспешно спускается к гавани, автолет останавливается, открывает двери и засыпает у входа в величественное здание».

По сюжету, бурная жизнь молодого героя проходит именно в этом фантастическом Зазеркалье, с Домом науки и ремесел, залом точных приборов, где происходят не только головокружительные события вселенского масштаба, но и не менее загадочные преступления. «Издалека, словно с того света, отражаясь эхом от волн на тысячи океанских миль, повторяясь слогами и отдельными звуками, звучит примирительное: - Допрос окончен. Проверка продолжается. Расчет-фактура на триста необходимых единиц будет приложена к вашему личному делу».

 

Татьяна Бонч-Осмоловская. Сквозь слоистое стекло. – К.: Каяла, 2020