Все записи
14:32  /  18.03.21

441просмотр

Глубокоуважаемый стул

+T -
Поделиться:

...Спор о роли индивида в истории идет давно. Человек может стать создателем, а может быть использован в качестве исходного материала. Не винтиком системы, как водится, а, допустим, инженером человеческих душ и даже прорабом перестройки. Главное при этом — надежда на лучшую жизнь, в которой бесплатная медицина, образование, трудоустройство и прочая всесоюзная смена белья плюс талоны на питание и двуспальную кровать. Недаром именно «Гарнитур “Надежда”» назвал свою выставку художник Юрий Ваткин, в которой серия реалистических портретов обыкновенного стула, как одного из элементов этого обязазательного  комплекса в интерьере любой советской семьи, подвергается глубокому структурному анализу.

Конечно, образ «художника-обывателя», обитающего в своей собственной истории не менее идеологичен, чем все остальные фигуры и модели, при помощи которых ученые конструируют прошлое. Однако этот вид идеологии, по крайней мере, обещает более увлекательный рассказ, чем сухие страницы учебника истории. Здесь свои перегибы на местах, склеенные слюной памяти, точно пресловутым столярным клеем.

Словом, от лесоповала (момент рождения) до законного места на свалке истории рядом с гипсовым бюстом Ленина и прочими атавизмами эпохи (миг прощания) — вот путь, который проходит наш глубокоуважаемый товарищ стул, дальний родственник чеховского шкапа и прочей драматургии жанра.

Конечно же, это аллегория. Естественно, имеются в виду этапы жизни советского человека с его верой, надеждой и любовью исключительно к родной партии и правительству. Ну, и дальнейшее крушением надежд не только мебельного характера. Но упомянутая ли свалка ожидает сегодня былые предметы коммунального быта? Разве не музей? Не коллекция? Не консервирование идей вплоть до их последующей реанимации?

Как видим, простой советский стул трансформируется в объект современного искусства. В принципе, это несложно. Если, как в анекдоте, накинуть на шею петлю культурных смыслов, а после, встав на этот самый стул, попытаться заглянуть в будущее, что мы увидим? Вековую пыль на шкафу, старые газеты и клетку без жар-птицы, и вдруг — бац! А жизнь-то налаживается! Ну, чем не искусство? И полбутылки, припрятанные на верхотуре гарнитурного счастья, оказываются тем самым шансом, кодом и паролем, который дарит нам надежду.

Главное, чтобы стул у автора в эту минуту не пошатнулся и выдержал — наплыв эмоций и благодарных зрителей.