Все записи
20:09  /  15.01.15

604просмотра

Плоды трудов праведных

+T -
Поделиться:

Если отрешиться от «назывной» эстетики, отсылающей к жанру исключительно церковной литературы, то рассказы монахини Евфимии Пащенко ( на фото) можно отнести к жанру классической русской прозы современного извода.

Так, служа Богу и людям (монахиня Евфимия – практикующий врач-невролог), автор сборника «Яблони старца Амвросия» неожиданно реконструирует историю литературы на новый, но не обновленческий, лад. Ее заглавный рассказ «Крушение дома Мары Лейбман» (еще один парафраз из классической копилки, отсылающий к «Падению дома Ашеров» Эдгара По), по сути, служит «очеловечиванию» тяжелого наследия соцреализма, и поэтому, вопреки пафосному названию, «дом, о котором рассказывала Роза, представлялся ей чем-то вроде сказочной избушки со стенами из пряников и леденцовой крышей, утопающей в зелени деревьев, усыпанных румяными плодами».

Таким образом, речь вроде бы о доме, ставшей пристанищем для двух послевоенных скитальцев-врачей – Ивана Тихоновича и Мары Самуиловны, в которой они открыли частную стоматологическую клинику, а на самом деле метафора тут шире и объемнее. Подразумевая и судьбу Родины, когда на реформы-зубные коронки идет сломанный быт («тоненькое колечко с гербом города Алушты, или дутая, с вмятиной на боку, золотая брошка в виде пухлого сердечка, пробитого стрелой, или пустой медальон с чьим-то вензелем на крышке»), и обитель языка (родного, коммунального), и упомянутую историю русской литературы с ее «революционной» периодизацией. «К тому времени, когда Мара Самуиловна приобрела этот дом, он изрядно обветшал. Впрочем, даже в таком плачевном состоянии он смотрелся еще весьма внушительно, этаким «барином после семнадцатого года», голым и босым, но все же сохранившим остатки былой спеси».

Ну, разве это не о советском литературном бомонде, боящимся тени своего несоциалистического прошлого?

Далее тут: Ссылка