Все записи
15:26  /  28.02.15

1117просмотров

Бумажные солдаты прогресса

+T -
Поделиться:

В свое время - а именно на излете брежневской эпохи - невозможность выпрыгнуть из казенного багета официоза, наплевав на жанровые приличия и сладко изменив традиции с новейшими технологиями, приводила ко многим суррогатным явлениям в области культуры и искусства. Но строить дома исключительно из бумаги, не воплощая свои идеи в камне и бетоне – до этого всерьез могли додуматься лишь советские зодчие, ущемленные в своем праве мечтать. Именно из этого лихого племени изобретателей родилось поколение архитекторов-мечтателей, чьи творения называют «бумажной архитектурой».

Не то чтобы эти «бумажные» проекты настолько специфичны, что не поддаются реализации на стройплощадке, просто они изначально не предназначены для практического использования в строительстве. Ну, как зефирные проекты их доисторических коллег вроде Пиранези, Валериани, Гонзаго, Градицци, Кваренги, Кюселля и прочих. художников XVII-XVIII века. Кстати, отказ от строительства у советских архитекторов это была не только фронда или гордый символ независимости чертежа от реальности, но еще и способ сохранить чистоту схемы от возможного разрушения ее грубым несовершенством строительных работ.

С другой стороны, бумажная архитектура в конце 1970-х годов была вынужденной культурной мерой из-за тогдашней политической ситуации: то, чего хотелось, было нельзя, а то, что было можно – не хотелось.

Концептуально движение «бумажников», как известно, было оформлено архитектором Юрием Аввакумовым, собственно, и придумавшего это уникальное художественное явление в качестве самостоятельного жанра, то есть неприкладного проектирования. Организованные им выставки молодых «бумажных» архитекторов в Париже, Милане, Цюрихе и Новом Орлеане окончательно закрепили за данным жанром право на существование. Настоящими же звездами мировой величины в данном стиле архитектурного проектирования стали Александр Бродский и Илья Уткин. И не в недовольстве политическим режимом состояла суть их дерзновений и юношеского максимализма. Они жили как бы параллельно официальной культуре.

Первая выставка «бумажной архитектуры» состоялась в августе 1984 года в редакции журнала «Юность». Впоследствии ее участники, побывав на многих мировых конкурсах, удивили общественность беспрецедентной маниловщиной, а именно – профессиональным умением мечтать, ничего не созидая, но честно стремясь к мировой популярности и строя лишь воздушные замки. «Бумажные солдаты» прогресса навыворот и конформизма наизнанку, гениальные принцы Госплана – юные студенты Московского института архитектуры – чего они желали взамен и к чему вообще стремились?

Да, собственно, ничего особенного наши «бумажные» зодчие не желали и ни к чему особо не стремились. Будучи изолированы от мирового культурного процесса, они попросту довольствовались малым. Например, утолив личные амбиции, победить в международном конкурсе на лучший фантазийный проект вроде «Кукольного дома», «Стеклянного дворца» или «Реки времени», посмотреть заодно зарубежную архитектуру во время поездки – и назад, в родное проектное болотце-бюро.

Чем объясняется мировой успех и восхищение западного мира творчеством молодых советских «бумажников»? Ну, во-первых, голь на выдумки всегда была хитра, а во-вторых, ничего подобного в мире просто не существовало. Что, впрочем, доказывалось предыдущим опытом советской инженерии, гигантомании и прочей великодержавной помпы. Ведь во всем мире архитекторы строили, и лишь в СССР они фантазировали, рассматривая картинки в журнале «Америка». Собственно, из этих бумажных грез и был создан нынешний облик современных мегаполисов, потому что и на сей «бумажный» товар нашелся свой купец из новых русских, оплачивающий любые фантазии и воплощающий их в железобетонную жизнь.

Так что мечтать, как видим, не вредно.