Все записи
21:26  /  3.03.19

2015просмотров

ЧЁСАМЫЙУМНЫЙ?

+T -
Поделиться:

(рис. Сергея Корсуна, впрочем, как всегда)

.

Нынче модно ностальгировать по СССР, причём по самым разным его атрибутам. Кто-то вспоминает нерушимую дружбу братских народов (сегодня это кажется старой и наивной сказкой), кому-то не хватает былого геополитического могущества и стука хрущёвского башмака по столешнице в ООН, мы всей страной маршируем в кинотеатр на «Движение вверх», как когда-то на «Чапаева», и выкладываем три миллиарда рублей, чтобы насладиться победным баскетбольным броском-1972…

У всех нас осталось в советском прошлом много такого, по чему принято скучать - и в первую очередь по нам самим, полных сил, здоровья и оптимизма.

Но есть атрибут Страны развитого социализма, преимущество которого безоговорочно признаётся абсолютным большинством ностальгирующих: это советское школьное образование. В противовес ему ставится сегодняшняя российская средняя школа, которая плодит малограмотных, не помнящих родства Ивáнов – жопоруких, обленившихся, уткнувшихся в свои импортные гаджеты и слепо верящих всему, что узнают от заокеанского Гугла. А традиционно и последовательно критикующий образовательную реформу Никита Михалков в своём вчерашнем «Бесогоне» привёл совсем уж удручающие примеры, в которых безграмотны не только школьники, но и их учителя.

Но перефразирую Марка Твена: слухи о смерти советской школы сильно преувеличены. Она жива, она тут. И лично я никакой ностальгии по ней не испытываю.

Да, в той школе было много того, что в наши дни стало редкостью: практически каждый из нас мог за минуту уверенной рукой нарисовать Карлсона, перьевой ручкой каллиграфическим почерком без ошибок написать «Коллежский асессор», сосчитать в уме без калькулятора, сколько будет дважды два, сыграть на чёрных клавишах «Собачий вальс», сплясать «Лявониху» или выстругать рубанком из полена Папу Карло-Марло – всё то, что большинству нынешних вооружённых айпадами и ноутбуками школьников уже не под силу.

Но главный принцип современная российская школа от своей советской прародительницы всё же унаследовала. Это – тоталитарная уравниловка и психологическое давление на ученика под слоганом:

ТЫ ЧЁ ТУТ, САМЫЙ УМНЫЙ?

Этим жупелом стращают сегодняшних школяров ничуть не меньше, чем нас тогда. Помните принцип клопа из интермедии Райкина: «Природа – она чему учит? – не высовывайся!» Умеешь с трёх лет читать и писáть? Нечего! Пиши вместе со всеми палочки и крючки. Умничать дома будешь.

Приведу совсем свежий пример. Дочка моих друзей – подмосковная старшеклассница (если хотите конкретики: МБОУ Тучковская средняя общеобразовательная школа №1 Рузского района Московской области, год основания - 1918). В своё время Ева распробовала немецкий напиток «Айдринк» (IdrinQ) и, как нынче принято говорить, «подсела» на него. Сразу оговорюсь, что это – никакой не «энергетик» (в Московской области вся эта редбуловская-бёрновская-адреналиновая отрава запрещёна для продажи несовершеннолетним), а абсолютно безвредный витаминизированный напиток, который позволяет снижать нагрузку на нервную систему и эффективней запоминать учебный материал.  Я даже склонен подозревать, что Ева стала пить его не столько для того, чтобы повысить успеваемость, а просто потому, что он вкусный и на весь день снижает аппетит.

И вот, её классный руководитель, она же учительница английского языка, застала девочку за распитием айдринка в школе и, не потрудившись даже узнать, что там, в голубой баночке с изображением мозга, немедленно запретила ей приносить напиток в школу, обозвав наркоманкой и пригрозив сообщить по месту работы родителей. Испуганная Ева подчинилась, но несколько недель спустя, когда родители не успели приготовить ей школьный завтрак, опять рискнула положить в портфель айдринк, чтобы не проголодаться в течение дня.

На этот раз реакция классной руководительницы была более суровой: она устроила ребёнку выволочку перед всем классом, пообещала «испортить ей годовую оценку и характеристику». А когда Ева попыталась объяснить, что это только для улучшения работы мозга - педагог совсем разошлась и стала обвинять ребёнка в том, что она пользуется запрещёнными средствами, чтобы быть самой умной (ключевая фраза – «самый умный» – смертельный грех!) Ведь что может быть постыднее, чем стремление выбиться из коллектива?

Родителям Евы пришлось обратиться в компанию-производитель айдринка и получить от неё официальное разъяснительное письмо о том, что в напитке содержатся только полезные компоненты, и что всем можно его употреблять, в том числе и школьникам. А также обещание предоставить ребёнку юридическую помощь, если унизительные нападки со стороны педагогов не прекратятся.

В этой истории прекрасно всё.

Во-первых, учитель не посчитал зазорным вторгнуться в личную сферу ребёнка и унизить его перед всем классом.

Во-вторых, учитель английского языка даже не потрудилась прочитать английский и русский текст на банке, чтобы узнать, что внутри, а сразу записала её в наркоманки.

Ну, а шантажировать ребёнка плохим аттестатом и кляузой по месту работы родителей – это вообще классика жанра из советских времён.

Дорогой Никита Сергеевич!

Это только на первый взгляд всё выглядит так, как будто действительно существуют какие-то внешние силы, разрушающие российскую школу. Что где-нибудь в Лэнгли, на горе Сион или на обратной стороне Луны собираются этакие могущественные злодеи и строят планы, чтобы из российских школ выпускалось побольше необразованных зомби-клонов, которыми будет легко управлять.

На самом деле эти злодеи – не где-то там, а совсем рядом. Среди нас. В каждой российской школе, во все времена. Верные многовековой традиции, интеллигентного вида (часто даже в очках!), хрупкие и порой очень сентиментальные, они превращаются в злобных монстров, как только замечают среди своих воспитанников того, кто хочет мыслить неординарно, познавать больше, ставить смелые эксперименты – короче, быть «самым умным».

Мне в жизни довелось водить своих детей в разные школы, как в Москве, так и на Западе: в Германии, в Англии, на Мальте. И если сравнивать школы с советскими, то и у тех, и у других есть неоспоримые преимущества и недостатки. Первое, что мне бросилось в глаза, например, в Германии – это отсутствие психологического давления на ребёнка по поводу его успеваемости. Оценки – его личное дело. Будешь стараться – получишь хороший абитуриентский балл (интегральный показатель по результатам учёбы и выпускных экзаменов) и поступишь по нему в университет на свой выбор. Будешь лоботрясничать – пойдёшь в "авиацию": уборщики и ассенизаторы во Франкфуртском аэропорту тоже получают вполне себе приличную зарплату. Кстати, многие немецкие школьники – нам это покажется диким – добровольно остаются на второй год, чтобы улучшить свой абитуриентский балл и поглубже изучить отдельные предметы.

Второе – это права ребёнка, с которыми все носятся, как с писаной торбой. Вспоминаю своё первое немецкое родительское собрание, когда битых полчаса несчастный физрук оправдывался, что повысил голос на толстячка Бастиана за то, что тот посреди урока вышел без спроса из спортзала попить воды. Тогда я живо представил себе, какого звонкого пенделя огребла бы моя большая ягодичная мышца от нашего Николая Степаныча за самоволку – при последующим полном одобрении этого пенделя моими родителями. Мамаша же Бастиана готова была обратиться в Гаагский суд за ущемление прав её чада и угрозу обезвоживания его организма.

Хорошо ли это? «Яйн», - как говорят немцы – и да, и нет. Всё-таки, ребёнку, особенно желторотому тинэйджеру, полезно время от времени слышать слова «должен», «обязан» и «нельзя». И подчиняться порядку. Ещё слишком рано полагаться только на его благоразумие. В этом плане мне британские школы более симпатичны, там, по крайней мере, строгий дресс-код: пришёл в носках не по уставу – марш домой переодеваться! И вообще, свободы – поменьше, а домашних заданий – побольше.

Есть, конечно, и особенности в изучении предметов. Если сравнивать тренды, убеждён, что по изучению естественнонаучных предметов (в первую очередь математики и физики) российские школы традиционно дадут фору западным. Недаром и по сей день российские школьники неизменно выигрывают математические и физические олимпиады. И наоборот: европейские учебники по гуманитарным дисциплинам намного интереснее и полнее российских (помню, как впервые прочёл подробную историю происхождения татар в немецком учебнике истории за 8-й класс).

Ещё, в западных школах, на мой взгляд, непропорционально много внимания уделяется вопросам толерантности, сексуальных девиаций и прочей ерунде. Я бы даже сказал, что в этом у них – явный перебор (об этом я уже высказывался тут) Но чего у них не отнять – это то, что у ребёнка с самого первого звонка формируют уважение к индивидуальности, приучают к неприкосновенности личной сферы. И уж чего точно не услышишь ни в одной западной школе – так это презрительное «тычесамыйумный?» в форме обидного упрёка.

И я понимаю, почему до сих пор тепло вспоминаю своих одноклассников (не школу, а одноклассников!), а с некоторыми дружу и по сей день, хотя с последнего звонка прошло уже почти сорок лет. Просто за годы учёбы мы сплотились и закалились в борьбе с общим злом: с репрессивной общеобразовательной машиной, уравниловкой, ханжеской моралью и демагогией.

И всё-таки разница с сегодняшним днём есть.

Ведь как бывало: сидишь на уроке географии, смотришь на политическую карту мира и думаешь: «Эх, повезло мне родиться на этой огромной розовой самой лучшей одной шестой части суши! А то копался бы сейчас в мусорном баке какой-нибудь лондонской или нью-йоркской помойки в поисках корочки хлеба…» Мы искренне верили, что живём в самой лучшей, самой образованной стране мира.

Сегодняшнему российскому школьнику такая мысль вряд ли придёт в голову. Увы