Даже, если акция имеет авторское название, как, например, "Угроза. Горящие двери Лубянки", не обязательно она сразу же начинает являться видом или жанром изобразительного искусства. Акция может быть протестом, без того, чтобы называться искусством. Полемика вокруг происшедшего  поджога дверей ФСБ,  относительно вопроса: искусство ли это или не искусство, - полемика о терминах. Было бы интереснее, если бы в обществе больше обсуждали не как назвать поджог, сотворенный  Петром Павленским, а то, что гражданин этот хотел сделать этим своим деянием и, что донести до общества. Хотел разрушить здание, памятник архитектуры? Нет. Это не был акт вандализма. Были иные цели. Хотел ворваться и ограбить кассу ФСБ? Нет. Хотел убить сотрудников каких-то конкретных? Нет. А что хотел? Хотел привлечь внимание к самой организации ФСБ и к своему отношению к ней? Пожалуй, да. То, что Павленский называет  акт гражданского протеста "терроризмом" или, тем более, "искусством", только сбивает общество, по всей его процентной состовляющей, например, от большинства "за Путина", до меньшинства "против Путина".  

 

Деконструкция не созданного тобой - не есть искусство. Но деконструкция не созданного тобой не всегда есть акт вандализма. Деконструкция может быть и  актом политического протеста,  а не вандализмом, если направлена по идее своей против властной политической структуры,  а не против "непонравившийся скульптуры", моста или здания, как такового. Поджог дверей ФСБ есть только поджог дверей именно этой организации. .

 

Возможно, деконструкция есть акт протеста против того или иного политического контекста. Если бы Павленский создал макет дверей и потом с ним делал, что угодно, хоть на Красной площади, такой акт можно было бы причислить к акционизму, как виду искусства. Даже работа с собственным телом, вполне вписывается в добровольный акт. Есть программа, есть концепция, материал - то, что принадлежит самому художнику и ни у кого не взято недобровольным способом. Перформанс или  акционизм предполагает использование сотворенного тобой или сотворенного другими,  или использование других, по плану художника-автора проекта, но и с их добровольного согласия. Именно по этой же причине акция Пусси Райот не есть искусство, поскольку акция была совершена в месте, не оговоренном заранее авторами проекта ни с кем из ответственных за него лиц. Это был политический, гражданский перформанс, очень сильный, очень заметный, но к искусству он не имеет никакого отношения. С этой точки зрения, использование своего собственного тела  может быть частью искусства художника, его личным, творческим делом, но только в том случае, если художник не врывается в чужой дом, какой бы ужасный он не был, со своими лозунгами и своими тезисами. Искусство всегда  акт доброй или злой воли, но свободной воли, а не принуждения. Девушки Кляйна, катающиеся в краске по листам бумаги, могут быть признаны видом искусства, потому что являют собой  добровольное участие этих девушек в процессе создания художником произведения и являются, сами уже, произведением, по ходу самого художественного процесса.  То есть, они являют собой компонент  творчества художника, но  добровольный со своей стороны. Поджигать здание по своему проекту, даже обдуманному и оснащенному концепцией - не есть всегда искусство. Те, кто разрушил Бастилию, не маркируются, как художники. Полотно  Эжена Делакруа "Свобода ведущая народ" (La Liberté guidant le peuple) - есть искусство, а сам человек на баррикадах - не есть искусство. Но резонанс поджог тюрьмы вызвал огромный. Так и поджог дверей Павленским должен был вызвать большой резонанс и вызвал его. Как отрицательный, так и положительный. К положительному, я причисляю, по-крайней мере, несколько появившихся публикаций об истории европейского акционизма, что является, вполне себе, просветительским моментом. Если какая-то акция вызывает большой общественый резонанс, не обязательно эта акция сразу должна причисляться к искусству. Общественный резонанс вызывает не только искусство, как мы  знаем. После истории с Pussy Riot общественность сильно просветилась на предмет термина "солея". После нелепого скандала с постановкой "Тангейзера", многие узнали, что есть такая опера, есть такой композитор Вагнер и, такой вот, некий поэт такого вот периода позднего миннезанга. Не очень уверенна, что столь сильными стредствами стоит сеять разумное, доброе, вечное и такими способами образовывать массы. Хотя вполне действенно получается.  

 

Итак, я бы не называла искусством то, что не называется искусством. И не называла бы вандализмом то, что не называется вандализмом.

 

 

Павленский заблуждается относительно терминологии. Но политическим перформансом вполне назвать можно. Так же, как и труд Алексиевич скорее журналистский труд, достойный самой высокой оценки, самой высокой журналистской премии. Вся наша проблема с отношением к тому или иному событию, заключается, прежде всего, в путанице наименований. Безусловно, полемика вокруг уточнений названия и рода или жанра, к которому отнести то или иное событие, как и развивает уровень интерактивности общества, так и  тормозит  прямую реакцию его же на самое событие и на причины, вызвавшие его к жизни. Безусловно, Павленский не хулиган, скрываться он не собирался, наоборот, хотел персонального внимания к своей личности, как к автору протеста. Но политического протеста. Даже, если огонь - выглядит очень художественно и артистично, если он не включен в  кадры постановочного фильма или  в действо спектакля постановочного, а воспламеняет, объемлет реальное здание, пусть и принадлежащее, мягко говоря, не самой добропорядочной организации, такой огонь не является сам по себе искусством, хотя, при этом, может быть частью, объектом заметным и символическим даже, яркого политического акта и ни вандализмом ни  с какого боку.  ......