Все записи
22:57  /  27.05.18

513просмотров

Вклад Билла Гейтса в "Большую Историю"

+T -
Поделиться:

 Вот что значит не читать СМИ! Конечно, 99% это шум, вранье и пропаганда, но порой можно пропустить по настоящему интересные вещи. Я был приятно удивлен, узнав о проекте, затеянном филантроп-миллиардером  Биллом Гейтсом и австралийским профессором Дэвидом Кристианом, думал, он новый, а ему, оказывается уже почти 7 лет (Википедия). Этот проект предлагает желающим изучать «Большую Историю», в которой история человечества описывается, как заключительная глава в истории Вселенной.  Словом, нарушая все заповеди постмодернизма, предлагают выстроить «глобальный нарратив» (global narrative). 

 

 Профессор Кристиан оказывается давно уже читает лекции на тему о Большой Истории (здесь ссылка на сайт проекта), они выложены на Ютьюбе. Наступает время летних отпусков и Билл Гейтс полагает, что время это не должно быть потрачено напрасно. Поэтому он предлагает отдыхающим список из пяти книг, которые, по его мнению, стоит прочесть. Одной из них является книга «Большая История; между ничем и всем» (Big History. Between nothing and everything), by David Christian, Cynthia Stokes Brown and Craig Benjamin.  

 Сжать 13.82 миллиарда лет в несколько сот страниц непросто, но авторы нашли организационный принцип, который и делает книгу интересной. Ниже я привел несколько выдержек из вступительной части. 

“Основной мотив повествования: Возрастание Сложности.”

 Задача изложения истории всей вселенной кажется устращающей. Однако, как мы увидим, во многих отношения это не сложнее, чем пересказать историю какой нибудь огромной нации, например, США или России. Ключевым здесь является выбор верного подхода, основанном на чувстве общей структуры предмета. Нам поможет то, что через всю историю вселенной, начавшейся 13.8 млрд лет назад, подобно красной нити проходит одна тема: возрастающее усложнение.   Сложные системы, по определению, состоят из многих различных компонент, точно организованных так, что они приобретают новые свойства. Мы называем эти новые свойства эмерджентными(emergent).

 Мы не претендуем на то, чтобы описать все то, новое, что возникло, но сосредоточимся на описании главных стадий этого процесса, рассмотрим наиболее интересные объекты и обсудим, как мы сами вписываемся в эту картину. 

В заключение приведем пять ключевых свойств сложных систем.

  1. Они сделаны из многочисленных различных компонент.
  2. Они организованы в точную и определенную структуру.
  3. Они имеют новые эмерджентные свойства.
  4. Они возникают только в определенных условиях.

Они удерживаются от распада потоками энергии.

Комментировать Всего 37 комментариев

А откуда и почему это все взялось и есть ли какой в этом нарастании сложности смысл, спрашивает профессор Кристиан? Хотя бы для порядку или из уважения к вопросам, Алеша?

Думаю, Алеша, самое главное это толкнуть мысль почтенной публики в данном направлении. Может кто то и сам задумается. 

Но если вопрос даже не ставится, не упоминается, разве не усиливает это сложившееся табу на него? Мне кажется, да, усиливает. А коли так, то что же доброго в писаниях, усиливающих блокировки мышления о самом главном? Разве не превращаются такие писания в своего рода наперстки? Мол, не спрашивайте почему, это не модно и не принято, а спрашивайте только о фактах, что случилось после чего. В этом и есть вся мудрость, в знании фактов, и в отказе от смыслов. 

Я не так хорошо знаком со всем этим, чтобы критиковать. Мне кажется, что табу здесь не удержатся.

Вопрос же не в том удержатся ли табу вообще или нет, Алеша. А в том, содействуют ли им сочинения проф. Кристиансена или нет. Из того, что ты представил, создается подозрение, что содействуют — вопросы никак не упомянуты. Если уж на то пошло, то мне ближе Докинз, который эти последние вопросы хоть как-то ставит и сражается с ними, пусть и не вполне честно, чем г-да игноранты. 

М.б. ты вникал во все это более подробно, чем я .

Моя точка зрения такая, что самое главное здесь, что они отметили, что есть эта красная нить, которая тянется через всю историю мироздания, а именно, тенденция к усложнению. И очень подробно расталдычили, что все это значит, что это такой процесс, где на следующую ступень нельза ступить, не пройдя предыдущую. Большинство людей НИЧЕГО ЭТОГО НЕ ЗНАЮТ.

Создание большой картины уже ведет к поискам смысла. В отличие от того, когда любая попытка такую картину создать вызывает брезгливую ухмылку. 

А "красная нить" это, между прочим, телеология, которая упрямо возникает в науке несмотря на то, что от нее якобы Дарвин окончательно нас избавил.

О проф. Кристиане первый раз слышу, вообще-то, и был бы рад ошибиться в своих подозрениях, навеянных этой твоей заметкой. 

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik

Тенденцию к усложнению сциентисты уже упаковали в замечательное слово "эмерджентность". Спрашивать, почему сей зверь во вселенной обитает, низя, неприлично, моветон, порядочные люди этого не делают, только крайние ретрограды и темные люди.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Приходится нарушать приличия и спрашивать.

Боюсь, что ты представил тут труды худшего из ревнителей этих самых приличий — табуизатора мысли.

Спрашивать, почему сей зверь во вселенной обитает, низя, неприлично,

 Да можно, прилично, совершенно естественно, в конце концов. Действительно, а почему это вот оно все так - все эмерджентней и эмерджентней?

И нет, кажется, вообще ответа в рядах всяких Докинзов и Кристиансенов. Безобразие, конечно. Но тут же сразу еще вопрос возникает: а что делать, если ответ "так некий Господь (Зиждитель, Макаронный Монстр) захотел (запустил, повелел, сварганил и тд и тп). И вот поэтому оно все так." - тоже не устраивает и кажется ну вот ничем не лучше, чем вопроса этого игнорирование или любое другое с ним обращение?

На мой взгляд, роль Кристиансена и его соавторов состоит в том, чтобы предъявить этот факт почтеннейшей публике. Если среди публики найдутся люди, способные ИЗУМИТЬСЯ этому факту, то дело сделано, ибо изумление есть начало философии. 

Если же человек не способен изумляться, благодарить, то для него действительно ничего ничем не лучше. 

Не поняла, совсем. :( Вот человек видит факты (или даже систему фактов, например в проекте этого Кристиансена или еще что-то поизучал), изумляется. Задает, ну скажем так, окончательный вопрос. Смотрит: а как раньше-то люди на него отвечали? Видит два ответа:

1) Да как-то оно само так устроилось. Большой Взрыв, законы там природы, потом уже эволюция вот, естественный отбор.

2) Да так Создатель захотел, вот оно и устроилось.

И оба ответа его как-то не устраивают. Почему? А потому что оба они (в равной степени) кажутся ему и не ответами вовсе...

И причем тут способность или неспособность благодарить?

Катерина,

Во втором случае можно спросить себя, например, почему Он так захотел. В первом спрашивать нечего, естественный отбор решает все проблемы. 

почему Он так захотел

Спросить СЕБЯ? Неожиданно... Подумаю об этом.

В том, как сделан мир и человек, заключено послание и призыв к человеку. Нужно только дать себе труд прочесть то, что написано очень большими буквами. Но это должен сделать каждый, чужой дядя это не сделает, все ответы данные с ложечки будут выглядеть также неудовлетворительно и казенно, как те, что Вы привели выше. 

заключено послание... это должен сделать каждый

А, теперь поняла. Да, это вариант. Знаковость и личная обращенность мира - это я помню еще из философского кружка времен далекой юности.

Но мне кажется тут некоторая подмена (или точнее смесь) вопросов, окрошка из "как сделано" "для чего сделано" "кем сделано" и "почему сделано". И при необходимости очень ловко некая категория интеллектуалов умеет ими жонглировать, подставляя одно вместо другого.

Окрошка эта соответствует разным причинам, видов коих Аристотель насчитывал четыре. Те, кто придерживаются идеологии дарвинизма, считают, что "зачем" в естествознании не спрашивают. Однако, вопрос о конечной причине тем не менее изгнать не удается.

Это я понимаю. Но люди все-таки не голые алгоритмы. Редко кто из вообще думающих людей умеет: вот тут думаю, а тут не думаю. И мне не кажется, что высказывание "устройство мира - это послание Бога человеку" или ему подобные (в индивидуальном или групповом богоискательстве их много, отличающихся несущественными нмв деталями) является ответом на вопрос: а откуда же все-таки и зачем оно все взялось-то?

За любой "конечной причиной" как в череде вопросов трехлетки всегда маячит постконечный вопрос: "А это зачем?" 

Есть ответы, до которых человек должен докопаться сам. Каждый из нас. Надо, однако, сначала задать вопрос. 

ответы...до которых сам... сначала вопрос

Возможно. Но хотелось бы как всегда уточнить, что поняла правильно. Вопрос: как оно устроено? - этим у нас занимается наука (вопрос "зачем оно вообще устроено" - вне ее компетенции) . Наука - действие безусловно коллективное и сейчас - боль-мень единое для всего земного шарика (научные секты если и есть, то занимают все же маргинальное положение).

Вопрос: кто это все устроил? - этим у нас занимаются религии от примитивного шаманизма (все устроила Большая Утка, как следует нырнув) через большие мировые религии к сложному современному индивидуальному богоискательству-богостроительству. Действие тоже как правило коллективное и в основном реализующееся и передающееся в группах (группы между собой решительно не согласны), но есть исключения.

Исключительно индивидуальный поиск Вы предполагаете по вопросу: а зачем все это было устроено?

Или по какому-то другому?

А вот вопросы: как устроен тот, кто это все устроил? Откуда он вообще взялся? Что было до того? и тд - в чьей компетенции, по-вашему?

Какие неожиданные вопросы, ай ай ай! Никто из философов никогда об этом не задумывался и я просто теряюсь в догадках, как на все на это ответить!

А может, например, почитать Фому Аквинского или даже Аристотеля? Хоть, конечно, это все было до исторического материализма, но старики кое что  соображали...

Эти философы говорят, что в нашем мире все имеет причину, но в конце цепочки причин есть Конечная Причина, которая есть причина самой себя. Она абсолютно проста, не состоит ни из каких частей и вечна, поскольку все потенции в Ней осуществлены. 

"в конце цепочки причин есть Конечная Причина, которая есть причина самой себя. Она абсолютно проста, не состоит ни из каких частей и вечна, поскольку все потенции в Ней осуществлены."

Алексей, ну этот-то вариант я знаю, конечно. Но, может, я думала, со времен Аристотеля и Фомы Аквинского еще что-то на этом фронте произошло, а Вы, как человек, по Вашему признанию, много об этом думвший и интересовавшийся, чего-нито еще знаете, что мне неведомо... Вот оказались же для Вас неизвестными поиски этих людей из Вашего поста и моего коммента... Так и я думаю: вопросы то интересные, вдруг есть какие-то новости?;)

Со времени доказательства теоремы Пифагора появилось множество новых доказательств этой же теоремы, но утверждение осталось тем же.

Да, спасибо за пример, я именно это и хотела сказать. Со времен Пифагора теорема безусловно не потеряла своей актуальности, но из всех известных на сегодняшний день геометрий (я сама знаю еще только Лобачевского, но кажется их уже больше?) она выполняется только в Евклидовой геометрии, а в остальных является частным случаем при некоторых предельных значениях.

Теперь прошу вас выдвинуть таакие же возражения против аргументов Фомы. В каких таких "частных случаях" они справедливы?

Алексей, посмотрите мои комменты выше. Я всего лишь предположила, что, возможно, человеческая мысль и по этим (приведенным мною) вопросам (как и в развитии геометрии) прошла дальше, чем была во времена Аристотеля и Фомы Аквинского. Спросила Вашего мнения, как человека, этим конкретно интересовавшегося. Вы говорите: никуда не прошла, так вот все и осталось: "конечная причина в конце цепочки и все в ней осуществлено". Ну ладно, Ваше мнение я поняла. 

"Однако, вопрос о конечной причине тем не менее изгнать не удается."

Те, кто его так или иначе изгоняют, утверждают тем самым первичность абсурда, обессмысливая познание природы, оставляя ему место лишь в прикладных целях, ради польз и удобств. Парадокс же истории науки состоит в том, что наивысшая польза пришла от тех, кто не пользу искал, а небесные блага.

К огромному своему стыду должен признаться, что все это прошло мимо меня. Все эти годы я думал над этими вопросами самостоятельно, писал об Антропном принципе, но ничего не слышал об этих людях. Общий абрис идей очень похож, но о деталях судить не могу. Если б не Билл Гейтс...

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Вот одно из графических представлений последовательности событий, прошедших и прогнозируемых: 

https://www.sciencealert.com/timeline-shows-the-entire-history-of-the-universe-and-how-it-ends . 

Или вот еще: http://www.pbs.org/deepspace/timeline/

Есть и for dummies: 

http://www.dummies.com/education/history/world-history/a-rough-timeline-of-the-universe/ 

Но если вопрос о смысле в целом табуирован в среде, генерирующей подобные картины, то и все эти замечательные картины оказываются утверждением бессмысленного, идеологией абсурда.   

Алеша, для меня важно, что картина выставлена. А задавать вопросы мы можем и сами, хоть это и неприлично.

Можем, разумеется, задавать, и даже не мы одни. Но я хотел обратить внимание на скрытую за научной формой идеологию сциентизма. Есть вопросы сугубо научные, которым посвящаются специальные статьи, не выходящие за пределы науки. Рассмотрение же вопроса о появлении вселенной и ее эволюции по нарастанию сложности, игнорирующее вопросы "есть ли смысл?" и "откуда все взялось?" есть пропаганда сциентизма, и притом наихудшая, вреднее Докинза. Докинз эти вопросы признает, и своим к ним интересом, своей страстью, уже побуждает думать о них. 

Алеша, тон на выставленных тобой сайтах отличается от тона книги, из которой я привел выдержки. Так мне кажется.

Еще раз. Коль скоро признается одна сквозная тенденция (усложнение, появление все более и более сложных систем), причем ОБУСЛОВЛЕННАЯ (contingent) строением законов природы, от этого один шаг до вопросов, которые мы с тобой задаем. 

Для постмодернистского гуманитария уже вся эта история есть абсурд. Еще один "тоталитарный нарратив". Пусть эти господа не задают вопросов, однако в этих рамках эти вопросы НАПРАШИВАЮТСЯ. 

Ну, я не спорю с тобой, Алеша по части того, что ты читал, а я нет. Если, на твой взгляд, книга Кристиана скорее побуждает к большим вопросам, чем блокирует их — дай Бог, чтобы так. Я этого из твоей заметки не увидел, но мало ли чего я не увидел.