Все записи
18:49  /  1.02.20

1840просмотров

Куда отступает Запад

+T -
Поделиться:

Написать этот текст меня побудила статья, опубликованная Михаилом Эпштейном 

"Отступает ли Запад от христианства".

В ней затрагивается важная тема: насколько западное человечество, наружно демонстрируя  отказ от христианства, остается христианским по духу. Замечу сразу, что сама постановка вопроса является, на мой взгляд, совершенно законной. Сама Библия, в обоих своих Заветах постоянно поднимает тему измены народа Божия, будь то Израиль или христианские церкви, о том, что праведниками оказываются совершенно неожиданные люди, а те, кто внешне принял на себя обязанности исполнять заповеди, включая самых высоких иерархов таких, как первосвященники, папы и патриархи, оказываются хуже волков. 

 Замечу сразу, что тема об измене и лицемерии тесно переплетается в Библии с другой темой – темой лукавой и соблазнительной подмены понятий. С этой лукавой подмены и начинается человеческая история. Змей говорит первым людям: «Нет, не умрете, а будете как боги…»

 Обе эти темы проигрывались и продолжают проигрываться в человеческой истории и в своей статье Михаил Эпштейн предлагает нам свою интерпретацию того, как эта музыка звучит сегодня. Мое радикальное несогласие с этой интерпретацией и побудило меня написать ответ. Вместо прямой полемики с Мишей я изложу свое понимание происходящего. 

 Открытые нападки на христианство берут свое начало в Европе в эпоху Просвещения. Идеологи Просвещения идут дальше протестантов, пытавшихся реформировать Церковь, объявляя религию как таковую, а в частности и христианство, собранием суеверий, чем-то в корне дефективным. Религия объявляется либо намеренным обманом, который власть предержащие используют, как узду для народных масс, либо самообманом, своего рода опиумом,  позволяющим угнетенным переносить боль своего существования. Этому дурману противопоставляется просвещенный разум, опирающийся на науку. Начинается секуляризация западного общества, церковь отделяется от государства. Последней религиозной войной в Европе стала  Тридцатилетняя война, закончившаяся в 1648 году. Войны Наполеона и мировые войны 20го века идут под знаменами национализма или противостояния светских идеологий. 

 Из эпохи Просвещения берет своей начало западный либерализм, который провозглашает, что все то, что христианство обещало исполнить на небе, он сделает на земле, причем даже лучше. Впрочем, от многих иллюзий придется отказаться. Не следует стремиться к какой-то недостижимой индивидуальной святости, к «спасению души», вместо этого нужно так организовать общество, чтобы дурные страсти его членов служили ему на пользу, а не во вред. Жадность и любовь к деньгам, например,  нужно не преодолевать, а поставить на службу предпринимательству. Таким образом можно построить гуманное общество где бы индивидуум, хотя и находился бы в определенных рамках, установленных законом, но в их пределах  ощущал бы минимум стеснения. Такое общество называется правовым, поскольку полагается, что у человека есть некий набор неотъемлемых прав. 

 Успехи либерализма известны и не мне их отрицать. Самым значимым  из них является преодоление голода, который был постоянным бичом человечества на протяжении всей его истории. Если еще 60 лет назад недоедание было проблемой на Западе, а в таких странах, как Китай, просто были эпидемии голода, то сегодня малообеспеченные слои населения на Западе страдают от ожирения. Вместе с материальным достатком пришло смягчение нравов, ко многому из того, что раньше было табу, стали относиться снисходительно. Триумфом либерализма стало падение СССР и переход Китая к de facto капиталистической системе экономики, хотя до построения по-настоящему правового общества в Китае так и не дошло. В либеральных странах практиковалась помощь бедным, которая оформилась в виде программ «велфера». 

 Казалось бы, либерализм осуществил свои обещания, построив своего рода христианское общество без Христа. Впрочем, те, кто хотят посещать храмы или молельные дома, могут это делать при условии, что они не мешают жить людям нерелигиозным. Замечательно, что все это случилось буквально на наших глазах. Небывалый расцвет экономики, ожирение вместо голода, сексуальная свобода, снятие стигмы с ранее отвергаемых обществом людей. Более того, процветающие страны протягивают руку помощи обездоленным, принимают у себя миллионы «странников», давая им бесплатный хлеб и кров. И где при этом христианские церкви, какова их доля в этом триумфе гуманизма? Толдычат о любви, а сами продают водку? 

 

Проблема с этой радужной картиной в том, что у нее много проблем. Я перечислю их, как могу. 

 Проблема первая.Значительная часть населения, причем самая молодая и активная, в либерализм не верит. Не верит в либеральные ценности, считает, что та цивилизация, которая их породила, изначально дефективна и достойна лишь разрушения. Опросы показывают, что немногие стали б защищать демократию с оружием в руках, если б такая необходимость возникла. Так их учили в университетах, и более всего на гуманитарных факультетах, где преподает Миша Эпштейн. Большинство учащейся молодежи стоит за социалистов. Мишины коллеги не объяснили им, что такое реальный социализм, в котором нам с Мишей приходилось жить.

 Проблема вторая. Каким-то чудом наиболее «христианские» из государственных начинаний неизменно оборачиваются своей противоположностью. Раздача пособий не уменьшает бедности,  но зато разрушает семью и увеличивает коррупцию, от снисходительного отношения полиции к преступникам из «меньшинств» страдают прежде всего законопослушные члены этих самых меньшинств, процентные нормы на прием в высшие учебные заведения, призванные помочь детям  «маргинализованных», снижают стандарты, от чего страдают все. Более об этом ниже. 

 Проблема третья. Само понятие прав человека теряет свой смысл потому, что вступает в противоречие с той «научной» картиной мира, которой всегда придерживался  либерализм. Невозможно приписать какие-то неотъемлемые права сгустку органической материи, в котором идут разной сложности химические реакции. Поэтому получается, что самый «просвещенный» человек живет  с расколотой картиной мира, в которой его моральные и правовые идеалы не имеют никакого рационального обоснования. Не удивительно, что концепция прав превратилась de facto в право сильного, впрочем, не сильного индивида, а сильной группы. Согласно Мишелю Фуко, концепция которого принята современным «прогрессивным» движением,  история есть борьба групп, каждая из которой пытается навязать обществу свой «нарратив», т.е. свое видение мира, свой образ мыслей. У женщины, способной защитить свое право, отдав, например, свой голос «прогрессивному» политику, есть право потребовать у врача убить своего младенца, даже и после родов, если аборт прошел неудачно, а у младенца, который не голосует, никаких прав нет. У врача, разумеется, нет права отказаться, его/ее засудят.

 Проблема четвертая. От предыдущих «темных» веков Просвещение унаследовало веру в то, что «естественный» человек еще сам по себе не хорош, что для того, чтобы состояться, человек нуждается в просвещении, он/она должны учиться, к чему нужно прилагать усилия. Положение человека в обществе, его достоинство и достаток зависят от приложенных им усилий. В таком понимании еще есть отголосок евангельских слов «Царство небесное силой берется и употребляющие усилие восхищают его» (Матфей 11:12). Поэтому справедливое общество предполагает равенство возможностей, а не результатов. Понимание этого в значительной степени утрачено. Всякое неравенство воспринимается ныне, как нечто ненормальное, как результат дискриминации. 

 Ну, я уже потихоньку перехожу к тому, во что либерализм превращается. А превращается он, по моему мнению, в свою противоположность. В Европе это происходит тихо, а в  США, где мы с Мишей живем уже несколько десятков лет, с большим шумом и скандалом. «Прогрессивная» часть населения открыто заявляет себя противницей фундаментальных либеральных ценностей  таких, как свобода слова, свобода собраний. Ненависть к инакомыслящим, которая покуда больше выплескивается в социальных сетях, совершенно зашкаливает, что не вписывается в преложенную Мишей картину "христианства". Антисемитизм и расизм, прикрывающийся борьбой с «белостью» (whiteness) находят своих выразителей в Конгрессе и никто из однопартийцев таких активистов не одергивает, напротив, их защищают. Травля инакомыслящих как средствами СМИ, так и «прогрессивной» общественностью, стала обычным делом. Многое из этого подается, как часть «сопротивления» против «трампизма» и лично Трампа. Однако, слабая эффективность этого сопротивления наводит на другие мысли. При той огромной помощи, которую дает «сопротивленцам» своими скандальными высказываниями сам Трамп, удивительно, что с ним лично сделать ничего не удалось. Про историю с «русским сговором» ее авторы предпочитают уже не вспоминать. Попытка импичмента тоже, похоже, уткнулась носом в грязь. Словом тут, как и во многих других случаях, похоже имеет место лукавая подмена: объявленная цель не соответствует результату. А результат такой,  что в обстановке «чрезвычайного положения», когда сама демократия якобы находится под угрозой, то, что раньше было не дозволено, стало дозволено. Травля, лжесвидетельство, одобряемое частью общества, как средство для достижения благих целей, замена судебного разбирательства осуждением СМИ, расизм и антисемитизм. Глубокий раскол в обществе. На очереди – откровенное насилие, случаи которого, практикуемые штурмовиками «Антифы», не встречали должного отпора властей.

 Коснусь теперь темы  «странников», которую так лелеет Миша, как свидетельство европейского христианского духа. Большинство «странников» из стран мусульманского Востока появились в Европе совсем не по гуманитарным каналам. В послевоенной Европе был недостаток рабочих рук. Когда большие производства закрылись, положение пришельцев изменилось. И если многие из новоприбывших и пытались ассимилироваться, то их дети и внуки,  родившиеся в Европе, зачастую ненавидят страны, гражданами которых они являются. Тысячи молодых мусульман воевали в Сирии за свой Халифат. Думаю, что тоже самое будет с детьми тех, кто бежал из Сирии, Ирака и Афганистана теперь. Отношение к ним местных властей весьма снисходительное, что, мне кажется, не надо путать с христианским милосердием. Хотя Христос и простил «благоразумного» разбойника, тот все-таки покаялся и признал, что казнят его за дело. 

 Начнем с того, что, как я уже говорил, за благожелательность властей к «странникам» приходится платить местным. Инициатива по импорту "странников" идет либо от властей либо от той обеспеченной части населения, которая неизменно отказывается селиться по соседству с гетто.  Т.е. имеет место лицемерие, тот самый грех, за который Христос так беспощадно обличал учителей народа. Христос всячески поощрял жертвы во имя ближних, но никогда не призывал снять рубашку с одного, чтобы отдать ее другому. Хотите делиться с ближним, - делитесь своим, хотя бы и последним. Было бы достойно, на мой взгляд, чтобы от «странников», в ответ на гостеприимство, требовали соблюдения законов того общества, которое их приняло. Но этого как раз то и не происходит. Достаточно вспомнить вопиющий случай в Англии, где банда пакистанцев в течение многих лет насиловала девочек подростков из проблемных семей, превращала их в наркоманок и проституток, в то время, как социальные службы и полиция молчали, набрав воды в рот из-за боязни прослыть расистами. В США подобные вещи происходят в крупных городах, где у власти стоят демократы – в Балтиморе, Детройте, Чикаго, где бесчинствуют черные банды, убивая людей того же цвета кожи. Местные политики (все без исключения очень состоятельные люди) заявляют, что, поскольку их предков угнетали белые, то они не имеют права их критиковать. 

 Зачем же власти (я подчеркиваю, именно власти) «помогают»? Очевидная причина – коррупция. Как сказал один средневековый епископ «Бедные - это золотая жила». Средства, предназначенные для «вдов и сирот», идут отчасти на содержание бюрократии, отчасти просто разворовываются, т.к. контролировать их трудно. Экскременты на улицах Сан-Франциско, мусорные кучи в Балтиморе, ухабы и рытвины на дорогах Манхэттена, где жена мэра израсходовала на бездомных 860 млн. долларов, не позаботившись предоставить никакой оправдательной документации, - свидетельства правды моих слов. 

 Я уже не говорю про многолетнюю помощь «христианской» Европы палестинским бандитам. Тут уж лицемерие просто зашкаливает. Европейские политики любят лить крокодиловы слезы по поводу евреев -  жертв Холокоста. Что же касается тех, кто выжил, то тут дело другое. В своих странах им приходится евреев охранять, на что уходят средства. Присутствие евреев возбуждает местное мусульманское население, чьи голоса не худо б было оприходовать. То, что это население может со временем потребовать шариата, то это когда еще будет. А те, кто живут в единственной демократической и либеральной стране на Ближнем Востоке? Лучше б их не было, от них одни проблемы.  «Приличные» политики были бы не против, если б кто-нибудь эту страну ликвидировал. Может Иран, санкции против которого они объявляют непродуктивными, а может еще кто. А за страну эту выступают одни фашисты вроде Трампа (впрочем, он, как я читал в прогрессивной прессе, антисемит), Бориса Джонсона и пр. «авторитарных» лидеров. 

 Ну вот, пожалуй, о «христианстве» постлиберального Запада я сказал достаточно. Подделка это, дамы и господа. Не будете как боги...

PS. Один из моих читателей обвинил меня в том, что я якобы повторяю антилиберальные шаблоны российской пропаганды. Для тех, кто не вник в смысл моего поста, скажу следующее. Я рассматриваю политический либерализм как большое завоевание человечества. С моей точки зрения это, конечно, не христианство, но христианством не было и то, что либеральному устройству предшествовало, хотя цари и короли Европы и называли себя христианнейшими монархами. Однако, секулярный либерализм был, наверное, наилучшим из возможных компромиссов, который давал дышать людям разных убеждений. Мой главный тезис в том, что времена меняются. Под давлением ли своих внутренних противоречий или по какой другой причине либерализм уходит и на смену ему на Западе приходят абсолютно анти-либеральные и анти-христианские течения. 

Комментировать Всего 19 комментариев

Думаю, Алеша, что европейские и американские левые — более сложное и противоречивое движение, чем то, что ты описал. Есть то, что ты описал, но есть и другое: те, кто верит в социалистический идеал как наиболее разумное и справедливое разрешение проблем человечества, а есть еще и совершенно бесноватая публика, типа Петруши Верховенского и его окружения, которые тоже не денежными интересами движимы.

Эту реплику поддерживают: Эдуард Гурвич, Сергей Мурашов

Твоя точка зрения не противоречит моей. Конечно, не одна коррупция всем этим движет, хотя я думаю, что вожаки движения - Сандерс, АОС, Уоррен, всякая шушера вроде Ал Шарптона, Обама, Ал Гор- это все совершенно беспринципные люди. Меня же больше интересуют люди искренние. Вот эти то искренние люди стоят теперь за власть бюрократии, за подавление свободы слова и в перспективе за тоталитаризм. А как иначе можно осуществить сумасшедшие проекты Александры Окасио Кортез или девочки Греты? Проекты, которым аплодируют серьезные дяди и тети?

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

В твоем описании как раз честно верящие в социализм и пропали, Алеша. А ведь только с ними и можно вести дискуссию. 

Смотри текст, Алеша. Вот, например: "Значительная часть населения, причем самая молодая и активная, в эту картину не верит. Не верит в либеральные ценности, считает, что та цивилизация, которая их породила, изначально дефективна и достойна лишь разрушения. Так их учили в университетах, и более всего на гуманитарных факультетах, где преподает Миша. Большинство учащейся молодежи стоит за социалистов. Мишины коллеги не объяснили им, что такое реальный социализм, в котором нам с Мишей приходилось жить."

Хорошо, но какие аргументы ты этим людям выставляешь? Вас одурачили жулики—вот твой основной аргумент. Не думаю, что он может работать, п.ч. не затрагивает проблему социализма, как честного убеждения, по существу. 

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik

Алеша, я не могу в маленькой заметке обсуждать проблему социализма, с которой можно познакомиться, съездив, например, в Венесуэлу. Все это должны были объяснить этим молодым людям в университете Мишины коллеги, им деньги платят за ОБУЧЕНИЕ молодежи. 

PS. Мой текст, собственно, не про социализм, а про поддельное  "христианство без Христа".

На многих из этих коллег полагаться не приходится, как ты справедливо заметил, аргумент же с Венесуэлой не работает по некоторым причинам. Да, эффективно разоблачать заблуждения трудно. Просто обругать жуликов легко.

Алеша, я, честно говоря, не знаю, как с этими людьми говорить. Что они ни делают, получается наоборот, но они делают снова и снова. В этой маленькой заметке мне просто хотелось обозначить ситуацию, как она мне представляется. И еще раз, это "христианство без Христа" есть фальшивка. "Без Меня не можете ничего", что бы там Миша ни говорил.

Эту реплику поддерживают: Алексей Буров

Алексей, а "с Христом", наверное, всё хорошо?

Помнится, США - одна из наиболее религиозных стран к северу от Сахары, если там у вас так плохо, чего же ждать от других, менее религиозных? Или дело всё-таки не в религиозности, а в чём-то ещё? Иначе, наверное, в Эфиопии, где христианство ещё популярнее, чем в США, дела бы шли гораздо, гораздо лучше, чем в Америке...

Сергей, я не собираюсь Вас переубеждать. Послание в моем тексте для Ваших единомышленников такое, что если они захотят построить в России либеральную демократию, то с "прогрессивными" силами Запада им не по дороге. Будет новый гулаг. 

"Новый гулаг" — надеюсь, ты это перебрал, Алеша. Но гоббсовская комбинация войны всех против всех, войны кланов и тирании, типа посткоммунистической России — вот это то, что может ждать Запад при дальнейшей утрате нравственной серьезности веры. Как и России из этой ямы не выбраться по той же причине, покуда религиозность на низком уровне https://snob.ru/profile/27355/blog/163469  

Гулаг, как и Холокост, произрастали на почве веры в ту или иную идейную утопию, без чего такой масштаб невоенных массовых убийств был бы невозможен, как его никогда и не было. Та левая бесовщина, которую мы можем наблюдать ныне, слишком безыдейна, чтобы порождать гулаги. Она может породить тиранию типа венесуэльской, или хаос типа чилийского при Альенде, но это совсем иной уровень репрессий.

Алеша, тоталитаризм мутирует и преобретает новые формы. Поинтересуйся тем, что происходит в Китае, где прогресс в кибернетике поволил установить за людьми тотальную слежку. Будущим Сталиным может стать искусственный интеллект, запрограмированный на все хорошее. Над нами часто потешаются, спрашивая о том, почему Бог не наказывает грешников сразу или не предотрвращает преступления. Так вот, созданное человеческими руками божество будет делать именно это.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Тут громадная новая опасность, Алеша, это верно. Но это не гулаг, а нечто иное. 

"Я не Лейпциг, не Ватерлоо, я не Битва Народов, я новое, от меня будет миру светло..."

Эту реплику поддерживают: Алексей Буров

А зачем меня переубеждать?

Я и не ожидал ответа, понимаю, что его нет.

Я лишь предложил немного другой угол зрения, вдруг он оказался бы кому-то полезен. :)

Алексей, спасибо за текст, с удовольствием прочитала и Ваше, и статью Михаила по ссылке, которую пропустила, так как не каждый день захожу на сноб. Два образованных думающих человека уехали из одной страны, несколько десятков лет прожили в другой - наблюдали, осмысляли и оценивали происходящее вокруг них - и как по-разному увидели и оценили.. Очень интересно, спасибо еще раз.

(фотография моя, сделана вчера)

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов, Сергей Мурашов

Катерина, я очень рад, что наши статьи вызвали интерес. 

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова, Сергей Мурашов