Все записи
19:05  /  15.06.21

3073просмотра

Эволюция: о чем не говорят, чему не учaт в школе

+T -
Поделиться:

На днях я просмотрел встречу известного православного священника о. Якова Кротова с моим другом физиком и философом Алексеем Буровым https://www.youtube.com/watch?v=x3d1ijeCWAE. В ходе этой встречи, которую я не решаюсь назвать дискуссией, поскольку она состояла главным образом из длинных тирад о. Якова, пытавшегося вставить собеседника то в ту, то в другую идеологическую нишу, чтобы уже никогда не возвращаться к обсуждению его взглядов по существу, прозвучали обвинения в «антидарвинизме» и «антиэволюционизме», между которыми о. Яков, по видимому, не усматривает никакой разницы. Поскольку мой опыт показывает, что разницы здесь не усматривают многие, а вопрос этот я считаю важным, то я и решился в очередной раз вернуться к этой теме.

В публичных дискуссиях об эволюции многое сбивает с толку. Объясняется это чрезвычайной идеологической нагруженностью той разновидности теорий эволюции, что восходят к Дарвину. Для идеологов дарвинизма, вроде Ричарда Докинза его главным достижением является построение картины мира, в которой «конструкции возникают без конструктора». Публике настойчиво внушается, что единственной альтернативой такому взгляду на мир является религиозный фундаментализм, опирающийся, по мнению его сторонников, на буквальное прочтение Библии и отрицающий науку как таковую. Уступи мы этим взглядам и кончим тем, что будем учить астрономию по Псалтири, вернемся к мрачным времена инквизиции и суда над Галилеем, когда церковники начнут навязывать ученым что и как изучать. Даже тем, кто не так восприимчив к такой пропаганде, часто непонятно, какие претензии разумный человек может предъявлять к теории эволюции, поскольку в биологии, по словам православного ученого Теодора Добржанского «вне эволюции ничего не имеет смысла». Таким людям невдомек, что идеологические претензии дарвинизма можно отделить от его научных утверждений, и что последние совсем не являются чем-то самоочевидным, а опираются на предположения, подлежащие экспериментальной проверке. И что более того, во многих случаях новые открытия в биохимии, эмбриологии и генетике показали несостоятельность этих утверждений, что и привело к возникновению эволюционных теорий, опирающихся на иные механизмы эволюции. Поэтому можно, оставаясь ученым, быть эволюционистом, но не дарвинистом. К сожалению, чтобы понять это мало читать интервью знаменитых ученых, которые на публике часто клянутся в верности партийному знамени. В своих же книгах, написанных для более узкого круга вдумчивых читателей, могут содержаться описания совершенно противоположного рода. Ниже я приведу несколько таких примеров. Я уже не говорю о статьях в специальной литературе, недоступных пониманию широкого читателя, где высказываются совершенно еретические взгляды. Конечно печально, что употребление эзопова языка в научной и научно- популярной литературе перекочевало на демократический Запад, но факт имеет место и его приходится принимать во внимание. Совместимы ли эти новые теории с ядром дарвинизма, столь драгоценным для его идеологов, а именно с утверждением о том, что конструкция новых форм жизни не требует конструктора? Понять это можно только разбираясь в подробностях этих теорий, понимая их логику. Я предлагаю читателю это эссе лишь как введение в предмет, как призыв для тех, кому это интересно, задуматься над ним.

Начнем с самого простого, с того, что термин «эволюция» употребляется очень неразборчиво. Поясню на примере. Часто говорят, что имеет место, например, эволюция автомобиля. Автомобиль меняется, в течение более ста лет с его изобретения на дорогах появлялись и исчезали машины разных конструкций. При этом происходили и отбор и адаптация: публика отбирала себе то, в чем она в данный момент более всего нуждалась, сообразуясь с ценами, легкостью обслуживания и наличием запасных частей. Промышленность же старалась ответить на спрос, что происходило даже и в СССР, где не было свободного рынка. А откуда берется то, что выбирают, т.е. сами машины? Конечно, все слышали, что машины делают на заводах. Заводам дают указания, какие авто производить; весь процесс в конце концов восходит к творческой мысли инженеров, занимающихся проектированием автомобилей в конструкторских бюро. А теперь допустим, что нашелся такой чудак, кто стал бы убеждать нас в том, что никаких инженеров нет, что рабочие на заводе просто вслепую собирают автомобили из кучи неизвестно откуда взявшихся частей. А там уже что поедет, то и поедет, а не поедет, так и на свалку. Думаю, что даже те, кто никогда не был на таком заводе и даже никогда в жизни не встречал инженера, скажут, что такое невозможно, поскольку автомобиль слишком сложен для этого. И что же, отрицая такую возможность, вы отрицаете факт эволюции автомобиля? Или только лишь предложенный вам абсурдный механизм этой эволюции? Думаю, ответ очевиден.

Теперь обратимся к биологической эволюции. Данные различных наук говорят нам, что жизнь на земле существует миллиарды лет и за это время сменилось множество ее форм. Наблюдая природу воочию, мы видим, что новые формы возникают, что их расцвет и упадок зависит от того, насколько хорошо они приспособлены к внешним условиям (процесс адаптации). В этом смысле биологическая эволюция похожа на эволюцию автомобиля, - и тут и там есть смена форм и отбор. Конечно, автомобили отбираем мы, делая это сознательно, а отбор форм живого в природе происходит помимо нашей воли и мы называем его случайным или естественным. Понятие естественного отбора обычно связывают с именем Дарвина, во всяком случае он является одной из двух опор, на которых стояла его теория эволюции. Однако, как это и признается учеными, отбор не является творческим фактором, поскольку выбирать можно только из того, что уже есть. Откуда же берется новое? В случае с автомобилями мы знаем: они, в конечном счете, есть продукт творческой мысли изобретателя. А вот та теория эволюции, которая опирается на первоначальную мысль Дарвина, предлагает механизм сходный с тем, что предлагал выше мой воображаемый чудак. Т.е. утверждается, что причиной появления новых видов живых существ являются случайные изменения наследственной информации, т.е. той клеточной программы, которая отвечает за наследственность. Иными словами, новое возникает из ничего, хотя то, что сохраняется, сохраняется закономерно[1]. Так вот, когда говорят о «дарвинизме», то имеют в виду не просто какую-нибудь теорию эволюции, а вот именно ЭТУ, стоящую на этих двух опорах. Многие читатели, наверное, зададут вопрос: а что, разве существуют еще какие-нибудь научные теории эволюции? И добавят: научные теории, а не бредни креационистов, которые верят, что Бог слепил все сразу за шесть дней, а динозавры погибли во время Великого Потопа. Да, такие теории существуют, и даже о. Яков в своих обличениях с симпатией упомянул одну из них, а именно, теорию телеологической эволюции Тейара де Шардена. Есть и другие теории, я перечислю некоторые из них в Приложении. Батюшка, кажется, не видит разницы между идеями Дарвина (вернее, Докинза и К0) и Шардена и считает, что Буров, выступая против дарвинизма, выступает и против Шардена тоже. А ведь благодаря этой разнице про Дарвина кричат на каждом углу, а про Шардена слышали единицы. Я уже говорил о том, почему дарвинизм, в отличие от, например, теории сверхпроводимости, вызывает столь ожесточенные споры. Ответ, конечно, хорошо известен, его, например, очень четко сформулировал Ричард Докинз: дарвинизм, предложив идею «конструкций без конструктора», сделал атеизм интеллектуально респектабельным. С давних времен, человек, глядя на окружающий мир, находил устройство его разумным и принимал это за свидетельство существования разумного Творца или уж, по крайней мере, демиурга, организовавшего хаос. «Ибо, что́ можно знать о Боге, явно для них, потому что Бог явил им. Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы [курсив мой, -А.Ц.], так что они безответны,» говорит о язычниках в Послании к Римлянам апостол Павел. «Небеса проповедуют славу Божию, и о делах рук Его вещает твердь» (Пс. 18.2). Т.е. всем без исключения, иудеям, христианам, язычникам было без всяких комментариев ясно, что мир не мог возникнуть и функционировать сам собой. Речь здесь не идет о таких вещах, как исповедание Святой Троицы или вера в Иисуса Христа, как Сына Божьего, о тайне божественной любви, о пришествии мессии и т.д. Не о той вере, которая, по мнению Геннадия Горелика, является даром Бога избранным, а о чем-то несравненно более простом. O том, в чем были в принципе согласны христиане, иудеи, мусульмане, язычники, а именно, что строй природы свидетельствует о существовании разумных сил, ответственных за ее устройство. И разумеется, наиболее впечатляющие примеры разумного устройства приходят из животного мира. «Неужели эта Сила, эта мощная ладонь и ягненка сотворила и тебя, ночной огонь?» Так вот, как утверждает Докинз и другие «новые атеисты», теория Дарвина дала им возможность выглядеть респектабельно в своих собственных глазах, освободила их от кошмара Бога, которого они мыслят только лишь как тирана и беспощадного судью, тайно подглядывающего за каждым мгновением их жизни [2]. Именно в этом состоит главная ценность теории Дарвина для этих людей.

Ну хорошо, возразят мне, мало ли у кого какие личные причины. Не может ли оказаться, что дарвинизм истинен, независимо ни от каких личных причин? Что ж, давайте вернемся к его главной идее. Почему нам говорят, что в отличие от автомобиля или самолета, чья эволюция требует осмысленных усилий и плана конструкторов, эволюция живого такого не требует? В чем здесь принципиальная разница? Дарвин дал на это соблазнительно простой ответ, который удовлетворял и продолжает удовлетворять многих. А именно, разница в том, что природная эволюция якобы делает все методом крохотных усовершенствований исходной модели. Предполагается, что в малых делах можно обойтись без всякой программы или плана. Мы прекрасно знаем, что потомство не является точной копией родителей, в каждом поколении происходят какие-то маленькие изменения. Поскольку мы не хотим привлекать на помощь никакого конструктора, остается предположить, что изменения эти совершенно случайны. Но даже и в этом случае может случиться, хотя и редко, может быть раз в несколько поколений, что какие-нибудь из этих малых изменений принесут данной особи преимущества в борьбе за существование. Особь эта даст больше потомства, чем другие и потомство это понесет благоприобретенные признаки в будущее (Дарвин не знал деталей того, как это происходит). Малая вероятность случайных полезных мутаций в его теории компенсируется большим приростом рождаемости. Случайные изменения могут быть лишь маленькими, поскольку в сложной системе серьезные изменения, произведенные в слепую, наверняка будут иметь летальный эффект. Ричард Докинз, известный дарвинист, привлекает для описания эволюции образ высокой горы, склон которой плавен и полог с одной стороны, но круто обрывается с другой. Движение крошечными шажками занимает много времени, но сторонники этой теории полагали, что природа располагала им. Эта постепенность, или градуализм, является важной чертой дарвиновской теории и сам Дарвин говорил о том, что теория его будет опровергнута, если обнаружатся резкие изменения. Другим важным утверждением этой теории является то, что она запрещает любое собирание впрок. Согласно Дарвину, процесс эволюции не имеет никакой внутренней направленности, никакого присущего ему плана, он слеп и направляется исключительно внешними факторами (давлением среды). Раз так, то организмы не могут копить нужные мутации впрок, временно сохраняя вредное в ожидании того, что оно пригодится в будущем [3] . То, что не идет в дело сейчас, ложится грузом на организм и, скорее всего, уменьшит его шансы в борьбе за существование. Жертв настоящим во имя светлого будущего эта теория не предполагает. Таков дарвинизм, или теория «конструкции без конструктора». Если теория научна, то она должна не только объяснять наличные факты, но и предсказывать новые. Ну, уж если не предсказывать, то во всяком случае новые открытия не должны уж как-то совершенно выпадать из парадигмы теории. Научные теории должны также что-то запрещать, говорить, что чего-то произойти не может. Удовлетворяет ли этим критериям дарвинизм, теория «конструкции без конструктора»? Если нет, то прав Алексей Буров, и он вообще не является научной теорией, допускающей экспериментальную проверку [4]. Если это и так, то Дарвин в этом не виноват, сам он делал вполне конкретные предсказания и говорил, что если они не выдержат проверку временем, его теория ложна. Его теория, среди прочего, запрещает быстрые резкие изменения, запрещает накопление вредных признаков впрок в ожидании грядущих выгод.

Есть основания полагать, что проверки она не выдержала, но, в силу своей идеологической полезности из научной теории плавно эволюционировала в безразмерный дарвинизм, которому не полагаются никакие проверки. Согласно тому же о. Якову, любое сомнение в научности этого учения является каким-то мысленным преступлением. Судя по его тону, с теми, кто его совершает, нельзя дискутировать, их надо выявлять и выставлять к позорному столбу. И уж ни в коем случае не следует о таких сомнениях упоминать в школе.

Конечно, мне могут возразить, что о. Яков погорячился, но м.б. все эти возражения против дарвинизма есть просто чепуха или продукт научной недобросовестности? Существуют же, например, до сих пор те, кто отрицает шарообразность Земли. Не будем же мы обсуждать их аргументы со школьниками? На это я скажу, что школьников следует учить критическому мышлению, которое включает в себя умение защитить то, что они считают истинным. Для этого нужно знать сильные и слабые стороны научных теорий и понимать, что в них является важным, а что второстепенным.

Главным аргументом против Дарвина, с серьезностью которого он сам соглашался, было то, что палеонтологи не находили в геологических отложениях свидетельств медленных изменений животных форм. Отпечатки различных видов живых существ внезапно появлялись в отложениях в уже сформировавшемся виде, в каком они и пребывали до своего исчезновения. Вместо предсказанной Дарвиным картины постепенной эволюции окаменелости давали картину своего рода «прерывистого равновесия» (punctuated equilibrium) [5] . На это возражали в том духе, что земля большая, всего не найдешь, время беспощадно, те свидетельства, что нам нужны, погибли безвозвратно и т.п. Эти отговорки были первым шагом от научной теории к безразмерному дарвинизму. Многие говорят, что, мол, в своем первоначальном виде теория Дарвина и не могла сохраниться, поскольку в то время, например, не было ничего известно о механизме наследственности. Революция в этой области произошла лишь после открытия структуры молекул ДНК и РНК, являющихся основными носителями информации в живых клетках, т.е. в 50х-60х годах. Тот же Докинз утверждает, что эти открытия лишь усилили позиции дарвинизма, но если б это было так, то не появлялись бы новые теории, предлагающие радикально иные объяснения. Новые открытия в биохимии впервые дали нам настоящее понятие о том, насколько сложно организована жизнь даже на уровне ее простейших структур. Оказалось, что то, что для внешнего наблюдателя выглядит, как небольшое изменение, может требовать огромных перестроек генетического текста. Недаром знаменитый биолог Евгений Кунин пишет в своей книге с характерным названием «Логика случая», что «важнейшее достижение эволюции – это появление клетки, все остальное уже не так важно». Иными словами, важнейшим оказывается то, о чем во времена Дарвина никто ничего не знал. И действительно, живая клетка сильно напоминает завод-автомат и аналогии и нашим прпизводством более чем уместны https://www.youtube.com/watch?v=7Hk9jct2ozY.  При этом оказывается, что целевая направленность биологических процессов, т.е. то, что обещал изгнать из биологии Дарвин, упрямо не желает оттуда убираться. Кунин сетует на этот факт в своей книге: «Эволюционные нарративы, безусловно, являются упрощенными «мифами», которые имеют огорчительный (и в современных исследованиях непреднамеренный) телеологический привкус (например, «отобранный для» или, что еще хуже, «отобранный для такой-то цели»), и все же язык этих нарративов, похоже, лучше всего подходит для описания эволюции и формулировки опровержимых гипотез, которые стимулируют дальнейшие исследования. На данный момент мы вряд ли можем отказаться от этих историй (в самом деле, большая часть этой книги [«Логики случая» - А.Ц.] написана как раз в такой манере) именно потому, что они необходимы для прогресса в исследованиях, хотя бы они и оставляли ученых с чувством неловкости и неудовлетворенности.» Пожалуй наиболее отчетливо об этой целенаправленности свидетельствуют открытия в эмбриологии, т.е. науке о том, как строятся тела многоклеточных организмов, начиная от зародыша до взрослой особи. Тут наиболее ошеломляющим явилось открытие набора генов, ответственных за включение процесса развития таких органов, как, например, глаза или конечности. Оказалось, что этот набор, включающий в себя большое количество различных генов, является общим для практически всех типов существ. Мы имеем совершенно неожиданную для традиционных представлений об эволюции ситуацию, когда оказывается, что набор ее инструментов возник не в процессе работы, а до нее. Конечно, на наших заводах, управляемых разумными конструкторами, именно так дело и обстоит, но для тех, кто полагал, что биологическая эволюция может обойтись без конструктора, это открытие шокировало. Как пишет биолог Шон Кэрролл, «в сравнительной и эволюционной биологии издавна считалось, что разные группы животных, отделенных друг от друга огромными промежутками эволюционного времени, были сконструированы и эволюционировали совершенно различными способами. Связи между членами некоторых групп — например, среди позвоночных или между позвоночными и другими хордовыми животными — были хорошо установлены. Но между мухами и людьми или ленточными червями и морскими звездами... никогда!» [6].

Неудивительно, что эта вселенная новых фактов породила теории, представляющие альтернативу дарвинизму. Основная причина, по которой ученые не удовлетворены традиционными представлениями одна: реальные организмы слишком сложно организованы, изменения, необходимые для перехода от одного вида к другому, на уровне генома выглядят, как нечто грандиозное, наподобие прыжка через пропасть, который простому случаю не под силу осуществить. Всюду и везде мы видим не случайные, а целенаправленные процессы. Какие выводы следуют из описанной ситуации в плане, например, школьного преподавания? Как минимум, мы можем сказать, что присутствуем при научной революции, что вопреки тому, что нам внушают, эволюционные представления не сложились еще во что-то согласованное даже на уровне основных идей, поскольку генетика, биохимия и эмбриология открывают новые факты, существенно меняющие всю картину. Но разве это плохо? Молодых людей ждут научные проблемы, есть неисследованные области, а может и целые континенты, где они могут прославиться и оставить в истории свое имя.

Ты понял блаженство занятий,

Удачи закон и секрет.

Ты понял, что праздность проклятье

И счастья без подвига нет.

Что ждет алтарей, откровений,

Героев и богатырей

Дремучее царство растений,

Могучее царство зверей.

(Борис Пастернак)

Вместо этого предлагается им лгать, утверждая, что у нас уже есть «единственно правильная теория», а всякого, кто в ней сомневается, зачислять в реакционеры или еще хуже. Далее, среди новых теорий эволюции есть и такая, которая утверждает, что творческий интеллект играет в эволюции прямую, а не опосредованную роль, т.е. действует не через законы природы, а непосредственно. Что это за интеллект, теория не уточняет, но им может оказаться и Бог. Авторы этой теории (теории Разумной Конструкции) утверждают, что на ее основании могут предсказывать новые явления. Так, ими было предсказано, что так называемые «мусорные» куски ДНК не являются на самом деле отходом процесса естественного отбора, а должны играть какую-то важную роль. Позже выяснилось, что то, что было принято считать «мусором» выполняет важные регуляторные функции. Должны ли мы, как это предлагает о. Яков, «запретить» упоминание этой теории в школе потому, что «божество может просунуть ногу в дверь»? Или, как выражался Владимир Ильич, чтобы не «сделать уступку фидеизму и поповщине» в лице реакционной РПЦ? В другом месте, цитируя Эйнштейна, о. Яков говорит, что единственной задачей науки является «установление того, что есть». Авторы Intellectual Design не утверждают, что их теория так же неопровержима, как дарвинизм. Говорят, что возможна проверка. А вдруг она покажет, что они правы? Что тогда делать? А если ученики узнают об этой соблазнительной теории не от надежных школьных учителей, а от каких-нибудь проповедников? Не получится ли здесь, как в известной песенке про «кое-что еще и кое- что другое, о чем не говорят, о чем не учат в школе»?

Далее о. Яков утверждает, что нужно «запретить упоминать Бога в науке». Я понимаю, что по всяким политическим соображениям это может представляться желательным. О. Яков наблюдает в церкви узколобых клерикалов, опасается роста их влияния за пределами церкви, но узколобость не является прерогативой церковников. Да и как же нам запретить, если сама наука к Нему неуклонно ведет? Какую цену должен платить человек, занимающейся наукой, за соблюдение этого табу? Да знаем мы прекрасно, какую. Нужно перестать интересоваться философией, нужно перестать читать великую литературу, нужно прекратить обсуждать соответствующие темы и говорить с коллегами только о футболе и о том, как ужасны реакционные политики. В своей собственной специальности закрывать глаза на все, что отдает какой-то телеологией, принимая на веру всякую псевдонаучную чушь, вроде теории мультиверса. Не упоминать Бога? А куда Его спрячешь, если «небеса проповедуют славу Божию»? Трудно, батюшка, идти против рожна, как было сказано одному из ваших предшественников. Не получится изгнать Того, кто нас сотворил. Гонишь в дверь, а Он в окно…

Подведем итог. Надеюсь, что мне довелось довести до читателя следующие мысли.

1. Понятие эволюции намного шире понятия «дарвиновская эволюция». Можно отрицать дарвиновскую эволюцию и тем не менее быть эволюционистом.

2. Дарвиновскую теорию чтут в основном не за ее научную сторону, ценность которой оспариваются из за невозможности согласовать ее положения с открытиями в различных подразделах биологии – главным образом биохимии и эмбриологии.

3. В настоящее время не существует единой теории эволюции, а есть конкуренция между разными теориями, пытающимися охватить все возрастающий массив научных данных.

4. Сама логика научных данных заставляет биологов строить описания эволюционных процессов, как целенаправленных. Телеологию из биологии изгнать не удается, что признают и сами биологи.

Примечания.

1. Катерина Мурашова, с которой я часто дискутировал здесь на «Снобе», все время указывает мне на то, что эволюционные изменения носят адаптационный характер. Я никогда на это не возражал;  разумно, что ценное сохраняется, а ненужное отсеивается. Проблема в том, какой ответ дает дарвинизм на то, откуда берется новое. Не будь его, нечего было бы отбирать. 

2.  В этом смысле весьма характерно  мистическое переживание  Жана-Поля Сартра, описанное им в «Словах». 

3. Характерным примером такого «собирания впрок» является пример, приводимый Ричардом Докинзом в «Слепом часовщике». Там он описывает компьютерную программу, которая путем случайных изменений английского текста за 27 шагов произвела из совершенной белиберды цитату из Шекспира. На каждом шагу программа отбрасывала варианты текста, не содержащие частей цитаты. Парадоксально, что Докинз приводит это как пример эффективности дарвиновской эволюции, хотя на самом деле пример свидетельствует о том, что эволюция может идти успешно только если известна конечная цель.

4. Сам Буров характеризует свои взгляды так: "Вслед за Карлом Поппером, я утверждаю, что дарвинизм, как объяснение эволюции слепым случаем, не допускает экспериментальной проверки. Альтернативой дарвинизму является теистическая или ведомая (guided) эволюция. Творческие акты либо были, либо нет. Реальным содержанием дарвинизма является отрицание божественного участия, творческих актов, в появлении и эволюции жизни. Вопрос, участвовал тут Сверхразум или нет, имеет мировоззренческое значение, но не научное: как его ни разреши, для конкретных научных вопросов это останется иррелевантным, ни одно проверяемое научное суждение не будет поколеблено. Возражением на это мог бы быть контр-пример возможной проверки, но таковых нет и быть не может, ибо нельзя научно доказать, что Бог не сокрыт, но отсутствует. А раз так, то т.н. дарвиновская эволюция есть не научная теория, а идеология, внушаемая под видом науки."

5. Так называется теория эволюции, сформулированная в 1970х гарвардскими палеонтологами Элдриджем и Гулдом. Она опирается на данные палеонтологии, согласно которым  длительные периоды стазиса в эволюции сменяются быстрыми изменениями, причем никаких промежуточных форм в отложениях не находят.

6. Я не буду здесь углубляться в эту материю, отсылая читателя к интереснейшей книге Шона Керролла «Бесконечность прекрасных форм». Характерно, что, предлагая теорию Evo-Devo или теорию Эволюционного Развития, совершенно несовместимую с дарвинизмом, автор считает необходимым рассыпаться в дифирамбах последней. Необходимость пользоваться эзоповым языком для выражения своих мыслей  хорошо знакома тем, кто, как я, вырос в СССР.

PS. Если у некоторых из читателей может возникнуть впечатление, что я имею зуб на Дарвина, спешу его рассеять. Я считаю его огромной заслугой то, что предложенная им теория эволюции является единственно возможной теорией «конструкций без конструктора», имевшей шанс описать реальность. В отличие от безразмерного «дарвинизма» Дарвин предложил исключительно жесткую конструкцию. На самом деле любой естественный процесс, движимый случайными силами, каким теория Дарвина считает эволюцию, в отсутствии постоянной коррекции извне падет жертвой второго закона термодинамики. Он остановится по той же самой причине, по которой перестанет морозить холодильник, если выключить его мотор. Роль этой внешней коррекции в теории Дарвина играет естественный отбор и если из наблюдений следует, что он неэффективен, как утверждается, например, в «Логике случая» Кунина, то для теорий «конструкций без конструктора» это гроб и свечи.

Приложение. Некоторые из теорий эволюции.

1. Теория прерывного равновесия (punctuated equilibrium), сформулированная в 1970х Элдриджем и Гулдом. На основании данных палеонтологии она отрицает градуализм. Согласно этим данным, длительные периоды стазиса в эволюции сменяются быстрыми изменениями, причем никаких промежуточных форм в отложениях не находят.

2. Теория самоорганизации, сформулированная в 90е годы Стюартом Кауфманном. Эта теория отвергает случайность мутаций. Эволюция здесь движется в какую то определенную сторону согласно природным законам, наподобие того, как происходит, например, кристаллизация.

3. Теория эволюционного развития (Evo-Devo), сформулированная Линчем и Кэрроллом. Она также говорит о целенаправленности эволюционного процесса. Организмы строятся заранее иерархически организованными командами генов.

4. Теория нейтральной эволюции. Отвергает эффективность отбора.

5. Наконец, теория Разумной Конструкции (Intelligent Design).

 

Комментировать Всего 27 комментариев
описание, механизм и творческий акт

Возможно, Алеша, стоит различать не только эмпирическое описание и механизм, но и третий уровень, объяснения самих механизмов и творческих актов помимо всех механизмов. Именно третьему уровню принадлежит спор между "дарвиновской эволюцией" и теистической.  

Я сознательно ограничил себя этими двумя уровнями, Алеша. 

Но мы не поймем сути конфликта и спора, не увидим узла, если не усмотрим всей структуры описаний-объяснений, Алеша. Проблема в значительной степени проистекает из неразличенности и непроговоренности уровней. Так надо различать и проговаривать.

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik

Можно было бы ещё упомянуть (у Кунина тоже, кажется, про это есть), что, по современным данным, любое функциональное фенотипическое изменение требует замен не в одном гене, а в целой их связанной системе, разбросанной по разным хромосомам.

Эту реплику поддерживают: Алексей Буров

Да, Сергей, спасибо. Упоминать можно много чего. Вот, например, появление новых видов живых существ требует синтеза новых белков. Например, у первых моллюсков не было раковин, потом они появились. В состав раковин входит белок, которого у "голых" моллюсков не было. Вопрос: какая доля из всех белков, которые можно составить из присутствующих в клетке аминокислот, может на что нибудь сгодиться? Оказалось, что есть признак, по которому можно отличить те, что могут хоть на что нибудь сгодиться, от тех, что сразу идут в мусор. А именно, годные сворачиваются в клубок, а негодные не сворачиваются. И вот, утверждается, что можно эту долю оценить. Для белка из 100 аминокислот она составляет 10^{-80} или что то в этом роде. Ясно, что новый белок наощупь не отыщешь.

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов, Алексей Буров

Алексей, что Вы можете сказать относительно эволюции человека и человечества?

В чем, по-Вашему, эволюционирует человек? В чем - человечество?

Как объекты эволюции?

У человечества есть история, культура, язык, всего этого нет в животном мире. Ставить все это в один ряд, на мой взгляд, неверно.

В отдельный ряд можно, но у меня не хватает знаний, чтобы обсуждать эту тему. 

«не хватает знаний, чтобы обсуждать это тему»

Так это - ОБСУЖДАТЬ:)

А просто мнение? Человек - эволюционирует?

Человечество - эволюционирует? 

Просто субъективное мнение. Можно бездоказательно и неаргументированно:)

Уважаемые г-да Цвелик и Буров,

вы никогда не задавались вопросом о том, почему при большом количестве читающих (или, по крайней мере, открывающих) ваши колонки (последнюю колонку А. Бурова прочитали или открыли несколько тысяч человек), вы, в основном, дискутируете сами с собой (из нескольких сотен комментариев под последней колонкой А. Бурова подавляющее количество комментариев - ваши собственные)? В этом вас опережает только г-н Дмитриевский, который умудряется держать свои колонки среди самых дискутирумых в бесконечном общении только с самим собой и еще одним комментатором.

Каждый пишет, что он слышит,

Каждый слышит, как он дышит.

Как он дышит, так и пишет,

Не стараясь угодить.

Так природа захотела,

Почему? Не наше дело.

Для чего? Не нам судить.

(Б. Окуджава) 

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

Окуджаве отвечает Мандельштам:

Вам хотелось быть игрушечной,

Но уж кончен ваш завод,

И теперь на выстрел пушечный

К вам никто не подойдет

Спасибо за развернутый ответ

на мой вопрос.

Если у вас есть комментарии по существу текста, возражения и т.д., я буду рад их выслушать. 

На том частном уровне, на котором Вы дискутируете,

существует (как Вы сами и признаете) довольно много "убедительных" (ставлю в кавычки, поскольку степень убедительности, как и красота, в глазах спорящего).

Хотелось бы поднять дискуссию до "нулевого" (высшего) уровня генерализации и свести спор теистов и атеистов к трем основным (на мой скромный взгляд) постулатам:

1. Первичность/вторичность материи и Сознания (Бога, Высшего Разума...) - для теистов первично Сознание, для атеистов - материя

2. Бесконечность/конечность материи/Сознания в пространстве и во времени

Для теистов - Сознание - бесконечно в пространстве и во времени, а материя конечна, для атеистов - материя бесконечна в пространстве и во времени, а Сознание конечно.

3. Доказуемость/недоказуемость первых двух постулатов.

И для атеистов, и для теистов эти постулаты недоказуемые (непознанные), но непрерывно и бесконечно доказываемые (познаваемые).

Сформулировав эти три постулата,а также отношение к ним теистов и атеистов, я позволю себе высказать заключение о том, что как для первых, так и для вторых отношение к этим постулатам есть вопрос веры, а не знания.

Борис, мне кажется, что и я и Алексей много раз писали на эти темы, отсылаю Вас к нашим предыдущим постам.

Если у Вас есть свои ссображение или комментарии к этим постам, выскажите их или, еще лучше, напишите что нибудь свое. И к вам не зарастет народная тропа.

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

Алексей,

мое мнение - в самом начале комментария. Повторяю еще раз: Ваши доказательства наличия Высшего Разума находятся на довольно частном уровне. На этом уровне существует как большое количество доказательств "за", так и "против". При этом Вы и А. Буров, рассуждая на космогонические темы, можете быть (как физики по образованию), довольно убедительны. При переходе же к биологической эволюции уровень Вашей убедительности резко снижается (поскольку Вы не профессиональные биологи).

Например, Ваши рассуждения о так называемом "белковом мусоре" в отличие от тех белков, которые "могут сворачиваться в клубок" и тем самым "мусором" не являются " мне, как профессиональному биологу (PhD, Environemntal Chemistry/Microbiologe, Cornell University), предствляются, мягко говоря, не совсем адекватными.

Но, повторяю, на этом уровне обобщения все Ваши доводы, как и доводы Ваших оппонентов (кстати, заочных, поскольку ни одного профессионального эволюционного биолога я в комментариях к Вашим постам не нашел - почему бы это?) могут приниматься только таким неофитами, как Светлана Горченко, на "ура" (просто потому, что она как раз - судя по ее комментариям - мало что в этом понимает).

Для меня спор о наличии или осутствии Высшего Разума на этом уровне генерализации носит чисто схоластический характер. На предложенном же мною уровне генерализации этот спор своего решения не имеет.

У меня вопрос к вам, как профессиональному биологу. 

Правда ли то, что 

все биологически функциональные белки сворачиваются (protein folding)? 

Правда ли, что не все белки обладают таким свойством, и что происходит, когда по ошибке синтезируются те, что не сворачиваются?

Все гораздо сложнее, чем представлено Вами

The correct three-dimensional structure is essential to function, although some parts of functional proteins may remain unfolded, that protein dynamics is importantBerg JM, Tymoczko JL, Stryer L (2002). "3. Protein Structure and Function". Biochemistry. San Francisco: W. H. Freeman. ISBN 978-0-7167-4684-3.

Разумеется, я упрощаю. 

Позвольте следующий вопрос. Насколько я понял, я прав в том отношении, что не все что МОЖЕТ производиться клеточной программой пригодно к исполнению каких либо биологических функций, правильно? Можно ли ввести какой то простой критерий, который определает то, что ЗАВЕДОМО непригодно?

Вот ссылка на статью, на которую я опирался: D. D. Axe, “Estimating the Prevalence of Protein-Sequences Adopting Functional Enzyme Folds” Journal of Molecular Biology 341, 1295-1315 (2004).

На первый вопрос отвечаю кратко:

правильно. Однако, на второй вопрос отвечаю отрицательно, поскольку наличие такого критерия шло бы в разрез с принципом динамического гомеостазиса, который реализуется на всех уровнях - от клеточного до биосферного. В эволюционном смысле этот принцип сформулирован следующим образом: Наследуется не признак, как таковой, а способность организма в определенных условиях внешней среды давать то или иное его выражение.

Именно этот принцип подтверждается в приведенной мною статье, основной тезис которой заключается в том, что трехмерная структура белка не есть статический, а динамический признак, и в результате синтеза белка в клетке реализуется не какая-то определенная трехмерная структура, а динамическая способность белковой молекулы принимать ту или иную структуру в зависимости от условий внешней среды и состояния самой биологической системы, составной частью которой эта молекула является. Это и названо в статье термином protein dynamics. 

А приведенную Вами статью я обязательно просмотрю и, если Вы захотите, то и прокомментирую.

Большое спасибо, это очень полезный комментарий. Однако замечу, что я не утверждал, что клубок является статической структурой. Правильно ли сказать, что белки можно различать на те, что способны свернуться и те, что не свертываются?

На самом деле общий вопрос вот какой: среди множества текстов, составляющих генетическую программу, можно ли оценить долю тех, что может потенциально содержать полезную информацию? Ясно, что это доля не может быть большой, поскольку информация всегда специфична.

И это утверждение является довольно сильным

(я бы сказал, неоправданно сильным упрощением). На данный момент можно только сказать следующее:

Трехмерная структура белка ("клубок", как Вы ее называете) - есть функционал:

Динамический

Специфический (не только для групп белков, но и каждого отдельного белка в каждый отдельный момент времени (что и ведет к фенотипической выраженности того или иного признака им определяемого)

В том то и дело, что в силу динамической природы трехмерной структуры того или иного белка, определить общую долю "полезной информации" представляется на данный момент невозможным (видимо, в дальнейшем это может стать возможным в результате динамического моделирования сложных трехмерных структур). В уже цитированной выше статьи авторы установили, что соотношение "усложненных" и "неусложненных" участков белковой молекулы может (при определенных условиях) служить признаком (на данном этапе исключительно качественным) "вредности" (вплоть до токсичности) или "полезности".

Я понимаю, что это трудно, но можно ли сказать, что какие то из синтезируемых белков точно окажутся бесполезными?

Конечно.

Наиболее часто "ошибки" при считывании генетического кода происходят на уровне РНК-транскриптазы, реже - на уровне различных полимераз (например ДНК полимеразы)