Все записи
02:05  /  21.12.10

1506просмотров

Английские встречи (продолжение). Исайя Берлин.

+T -
Поделиться:

Полно мне леденеть от страха,

Лучше кликну Чакону Баха,

А за ней войдет человек…

Он не станет мне милым мужем,

Но мы с ним такое заслужим,

Что смутится Двадцатый Век.

Я его приняла случайно

За того, кто дарован тайной,

С кем горчайшее суждено,

Он ко мне во дворец Фонтанный

Опоздает ночью туманной

Новогоднее пить вино.

И запомнит Крещенский вечер,

Снег в окне, венчальные свечи

И поэмы смертный полет…

Но не первую ветвь сирени,

Не кольцо, не сладость молений,

Он погибель мне принесет.

 

Когда я прочел сэру Исайе эти, посвященные ему, стихи Ахматовой, он сказал: “она никогда не могла мне простить, что я женился”. Он говорил на каком-то потрясающе ярком и образном русском языке, в котором отражалась и выражалась та культура затонувшей Атлантиды, о которой я говорил ранее в письме о Пайерлсе. Хотелось слушать и слушать и слушать, даже когда он говорил о самых простых вещах и становилось мучительно стыдно за свое неумение говорить и выразить себя на своем, казалось бы, родном языке.

 

Исайя Берлин родился в 1909г. в Риге в семье богатого лесопромышленника. Пережил как Февральскую, так и Октябрьскую революции в Петрограде; в 1921 году его семья перебралась в Англию. Исайя с отличием окончил Корпус Кристи колледж в Оксфорде и совершенно вписался в британское общество. Сэр Исайя (он был произведен в рыцари в 1957г)  написал множество книг, в том числе много о русской культуре (о Герцене, о Толстом). Был лично знаком с Пастернаком и Ахматовой. Во время войны был советником Черчилля и Рузвельта. Ахматова считала, что ее встречи с Берлином в 1945-46 гг. так разозлили Сталина, что из-за этого началась холодная война («и мы с ним такое заслужим...»)

 

 Исайя Берлин считается одним из ведущих либеральных мыслителей ХХ века. Однако, в отличие от многих либералов, он не был человеком наивным и не считал, что человек изначально хорош. Одна из его книг так  и называется «Кривое древо человечества» (здесь цитата из Канта: «на кривом древе человечества ничего прямого не вырастет»). Исайя Берлин писал, что вечный конфликт и трагедия человеческой жизни происходит от столкновение ценностей. Людям, как индивидуально, так и сообща, все время приходится решать, что для них важнее – сказать правду или сохранить друга, отстоять свободу или потерять близких и т.д. И никакая логика, никакая наука не помогут определить,  что хорошо, что плохо. Как тут не вспомнить Кюрти и Пайерлса, столько душевных сил вложивших в создание самого жуткого на свете оружия, а по другой стороне железной стены Андрея Дмитровича Сахарова, Якова Борисовича Зельдовича, Льва Давидовича Ландау... Не дай нам Бог решать такие проблемы.

 

Книги Исайи Берлина были первыми книгами,  встретившими меня в Оксфорде. Я увидел их на столе в приемной принципала моего колледжа, когда пришел туда на интервью. К тому времени он давно уже был культурной иконой. Поскольку русские ученые были в Оксфорде в 1992г в новинку, сэру Исайе стало, по-видимому, любопытно взглянуть на диковину и вскоре после нашего переезда в Оксфорд он  пригласил нас с женой к себе домой.  Так состоялось наше знакомство.

Фотографии. Вверху: Исайя Берлин с женой Алин Албан у дверей своего дома в Хедингтоне. Внизу: Елена Цвелик и сэр Исайя.

 

Комментировать Всего 23 комментария

Недавно были интересные статьи о Берлине в NYRB к столетию его рождения: эта и вот эта.

Спасибо за очень интересный очерк, Алексей !

Это мне напомнило мои собственные встречи (и сотрудничество) с ещё одной яркой личностью на британском горизонте: сэром Максом Фердинандом Перутцем (Dr. M F Perutz), Нобелевским лауреатом 1963, кавалером Ордена Заслуг и Ордена Британской Империи.

Доктор Макс Фердинанд Перутц (1914-2002)

(the photo is from BBC, http://news.bbc.co.uk/2/hi/science/nature/1805382.stm)

Макс родился в Вене в состоятельной еврейской семье, окончил Венский университет и в 1936 году поступил в аспирантуру в Кэмбриджский университет, где и оставался до конца жизни. Совместно со своим сотрудником, будущим сэром, Кэндрю Макс расшифровал (тогда ещё всё делалось вручную !) рентгеновскую структуру одного из важнейших белков крови человека, гемоглобина, за что получил Нобелевскую премию совместно с Кэндрю и чем положил начало современной молекулярной и структурной биологии.

Под конец жизни Макс заинтересовался так называемыми "конформационными болезнями", основой патологического механизма которых является изменение структуры тех или иных белков и к каковым относятся, например, болезнь Альцгеймера, "коровье бешенство", серповидноклеточная анемия и проч. Макса очень заинтриговала, в частности, болезнь Гентингтона, которая давно известна в народе как "Пляска святого Витта". В 1993 году биохимикам удалось снять таинственный, мистический ореол с этой болезни, так как выяснилось, что она просто-напросто передаётся по наследству. Патология этой болезни связана с одним из белков, присутствующих в нервной системе человека, который был окрещён "гентингтином", хотя точные его функции у здоровых людей до сих пор так и не выяснены до конца. 

Проблема заключается в том, что в этом белке есть один участок, состоящий сплошь из аминокислотных остатков глютамина. Собственно, критическую роль в патологическом механизме играет длина этого участка. Если он состоит из менее, чем 37 (магическое число !) остатков глютамина, то особь будет здоровой, но если он длиннее, то болезни не миновать, причём чем длиннее этот участок, тем в более молодом возрасте начинают появляться симптомы болезни. Макс выдвинул гипотезу "полиглютаминовой застёжки": чем длиннее полиглютаминовый участок гентингтина, тем более вероятен структурный коллапс всего белка, что в конечном итоге приводит к необратимой гибели нервных клеток и к возникновению прогрессирующих симптомов Пляски святого Витта. Мне посчастливилось в 1998 году подтвердить его гипотезу теоретически, на простых моделях с помощью статистической теории полимеров ... И в результате пересеклись наши с Максом пути в этом мире ...

... Макс был и оставался венцем, "Ich war, bin und bleibe ein Wiener Bursche", любил повторять он. Кроме разговоров по делу, проходивших на английском при большом стечении всех прочих коллег, у нас с ним очень хорошо получилось и неформальное общение с глазу на глаз, поскольку мы оба говорили по-немецки ... Внешне он был полностью интегрирован в британское общество, но сетовал на его закрытость, чёрствость и холодность ... И это я услышал из уст человека, который раз в году ужинал в узком кругу с Виндзорами ... Профессором он так и не стал, несмотря на все его заслуги перед наукой в целом и Британией в частности ... Как он считал, причиною этому послужил его "венский акцент", с которым он "якобы" разговаривал по-английски (знаю английский с детства и могу с полной ответственностью свидетельствовать: такую (или более) изысканную английскую речь, чем она была у Макса, Вы нынче редко услышите !) ...

... Макс ушёл от нас в феврале 2002 года. Перед этим он собрал много денег на междисциплинарный международный исследовательский проект "Гентингтон", в котором я должен был исполнять роль теоретика. Но деньги эти после его кончины были немедленно растащены по углам, как это обычно бывает в академическом мире ... Тем не менее, мне выпала честь разбирать его посмертные записи по поводу "Пляски святого Витта", в результате чего в 2002 я провёл напряжённейший месяц приглашённым профессором в Кэмбридже ...

Спасибо, Женя, чудесно написали. Про холодность и черствость все правда, но об этом как то не хочется писать. Хотя здесь нужно различать между отношением коллег и учеников. С моими учениками у меня отношения самые задушевные.

Эту реплику поддерживают: Irina Singh

Спасибо за положительный отклик, Алексей ! А на мой взгляд, для полноты картины следует принципиально писать обо всём, что представляет собой "медицинский факт" ... Кстати, Макс решительно отговаривал меня вербоваться на какие-либо места в Великобритании ... А насчёт учеников - это, пожалуй что, отдельный вопрос, тут сразу как-то вспоминается де Сент-Экзюпери, с его знаменитым "мы в ответе за тех, кого приручили" ...

Мне все-таки кажется, Женя, что за последние годы в Англии многое изменилось. У меня там сын, которому 28 лет, он не пожелал последовать за нами в Америку в 2001 г и остался "на родине". Он очень доволен притом, что все друзья и подруги у него англичане (англичанки). Ну вот, кстати, и последняя Нобелевская премия по физике -двум русским, это уж вообще беспрецендентно, ломает все каноны, традиции и представления. Конечно, ее не англичане им дали, а шведы, но все же, все же...

О полноте картины. Я старался писать о ярких людях или, уж во всяком случае, о чем то необычном. Серость, бездарность, тупость и ксенофобия -вещи обычные. "Ну вот, опишите хотя бы этого Магарыча, - сказал Мастеру Воланд. "О Магарыче не интересно". 

Вы знаете, Алексей, насчёт "многое изменилось" - это скорее нам так хочется, чем так оно и есть на самом деле ... Очень рад, что сын Ваш так здорово интегрировался в британскую среду ! Но тут ещё весьма важен возраст прибытия в новую страну. Макс, например, прибыл в Англию уже будучи дипломированным специалистом. Более того - и не в последнюю очередь - он сматывался от "аншлюса", так что был принят и на правах политического беженца, и как дипломированный специалист. А Ваш сын, по всей видимости, там родился - или же прибыл туда совсем ребёнком - ведь так ? Поэтому страна эта стала ЕГО страной ... Моя дочка, ей 18 лет, она вообще уже родилась в Берлине, в том самом знаменитом Шарите, где, по преданию, рожала радистка Кэт ... Уж она интегрирована в немецкую среду - лучше не придумаешь ... В садик ходила, в школу, в гимназию ... Хотя отношение к Германии у неё весьма двойственное ... Вы будете смеяться, но она не любит немцев ... за их ксенофобию ...

Не согласен с тем, что "Серость, бездарность, тупость и ксенофобия - вещи обычные." Вот Исайа Берлин, Макс Перутц - это как раз и есть - самые Обычные Люди (с Большой Буквы). А всё остальное, хоть и достаточно многочисленно - но всё же не Обычно ... И писать, и писать об этом обязательно надо - ибо СМЕРДИТ ... И Могарыча вывел-таки Михаил Афанасьевич на страницы своей бессмертной книги: полагаю, именно по вышеназванной причине ... Именно, чтобы подчекнуть, что Воланду о Могарыче - "не интересно" ...

Эту реплику поддерживают: Irina Singh

Все это очень сложно, недаром мы здесь на "Снобе" по русски переписываемся, а не где нибудь на сайте Financial Times. 

Об обычных и необычных людях -я смотрю, вы оптимист. Кстати, вы читали мой большой блог про Brasenose College, я так из вашей реплики и не понял, он виден ли  вообще?

Irina Singh Комментарий удален

Нет, Алексей, не читал ... А где он ? Прочту с большим интересом.

Dear Alexei, if you are somehow out of your Russian keyboard, here is the most powerful solution to your problem: http://translit.ru/

... OK, fine, it's really over there - thanks a lot !  Still, I'll have to read it attentively and definitely come back to you as soon as I am done (this'll but happen most probably tomorrow in European time) ...

Женечка! Сегодня получили ваш прекрасный подарок! Уже висит в кухне, над кофейником! Будете теперь икать кажНый день! 

Алексей видит Оксфорд и британскую науку под углом "СССР-Англия", мы же с вами еще наблюдаем "Германия-Австрия-СССР-Англия" Больше материала для сравнения. И увы, он не в пользу Британской надменности. Ибо считаю, что образованное-то общество (Кембридж и Оксфорд) должны понимать равноценность интелекта , если он достигнут, без оглядки на происхождение. 

Но ведь еще Достоевский в Бесах писал, что российский народ французы хотели бы извести , как гниду. Это уже вековая воспитанная надменность. Здесь негра быстрее пригреют, чем подающего надежды российского ученого. 

Ох, робяты, инда обыкался ужо ... Абы на здоровье, дорогие мои !

С любой точки зрения: It is a throughout "crispy" scheme. "Пригреют" в "благополучных" странах либо "сирых, бедных и убогих", "малых сих", либо "супер-брэнд" типа очередного "Нобелиста" ...

Но ведь здесь нет места "полутонам", "недоговорённостям", "неоднозначностям" ... То есть, я утверждаю на основании своего весьма богатого и изощрённого опыта: ПРОСТО Специалист Своего Дела (что на самом вовсе не просто !) будет вызывать тупое раздражение и острую зависть, будет рассматриваться как опаснейший - и к тому же со всех сторон уязвимый - конкурент ... со "всеми чреватыми последствиями" ... Особые приступы злобы вызывает чужой человек без языкового барьера ...

Ох, Алексей! Ваш сын , почти британец. В противном случае, все было бы по-иному. :( Черствость и холодность.

Иметь в Англии русское происхождение, все равно что в Риме иметь клеймо раба.

Бедный Вы наш Ирина... А тут так много людей, которых, если и недолюбливают, то исключительно из-за того, что они многого достигают своим умом и трудом ! ..

Irina Singh Комментарий удален

О клейме русского в Англии. А я думала, Вы догадливее...

Irina Singh Комментарий удален

Уважаемый Ирина,

Если хотите продолжить сию беспредметную беседу, прелагаю писать в личку. Не хочу портить этот прекрасный разговор, предложенный Алексеем, нашей демагогической чушью.

Алексей, опять ужасно интересно! На это раз даже. кажется, что-то поняла :-)

Кстати, от того, что  Магарычах не пишут, их количество не уменьшается....

Дорогая Лена, спасибо за ваш интерес! А вы читали мой блог Колледж Бронзового Носа? У меня такое впечатление, что никто его не видел, на главной странице о нем вообще объявления не было.

Алексей. все там видно! Не переживайте. Даже коментарии есть. :)

Вот может только наш Евгений уже на каникулах. А он у нас первейший зачинщик - пообсудить. :) 

Вы присылайте постоянным читателям ССЫЛКУ на новые. Мы будем с удовольствием заходить. На чай с плюшками.

Lena,

Dlya togo, htoby pisat' o Magarychach, nujno perestroit' liru. Na eto uchodit vremya.

Потрясающе, я вам по-белому и по всякому по-хорошему завидую)))  Пообщаться живьем с Берлиным!   Когда я только начинал развивать общество выпускников Оксфорда в Москве в 2004 году, то первую встречу, которую мы устроили - была с Анатолием Найманом.

http://www.russianoxford.ru/view.php/page/archive_ru (в самом начале - внизу страницы архива)

Наверняка, вы в курсе, что он тоже плотно общался с Берлиным, был визитинг феллоу и потом написал книгу о Берлине и Оксфорде - "Сэр".  Если нет - то просто наберите " Анатолий Найман Сэр" в гугле, там я так понял весь текст легко найти можно где скачать или просто онлайн прочитать, если что у меня книга где-то была.

Встреча была интересной, хотя и малочисленной, но я был очень рад, что ее удалось провести.

Первыми издавать в России труды Берлина стали на деньги СПС, пока была еще жива эта партия.

А относительно недавно вышла замечательная книжка, о которой мало кто знает.  Про нее есть информация на сайте Ахматовского музея в Питере (чуть ниже ссылка и текст оттуда).  Если что она тоже у меня есть у тети в Нью-Джерси.  очень рекомендую - там глазами всех сторон показаны все известные детали встреч Ахматовой и Берлина, а также последствий этих встреч.  Есть и кгбэшные сводки.  Выяснилось, что Ахматову окружали стукачки-наседки. Одной из них она верила всю жизнь, так и не узнала.

http://www.akhmatova.spb.ru/research.php

«И это было так…» Копылов Л.Ю., Позднякова Т.С., Попова Н.И.СПБ, 2009, Музей Анны Ахматовой в Фонтанном Доме и ООО «Драйв».Эта книга рассказывает о встречах двоих: поэта Анны Ахматовой и дипломата Исайи Берлина осенью 1945 – в начале зимы 1946 года в Ленинграде в Фонтанном Доме.Уже через год в августе 1946 –го ЦК партии в Москве – с ведома Сталина – начал репрессии против ленинградских писателей, в том числе и против Ахматовой. Сама она считала, что толчком для репрессий стала ее  встреча с Берлиным.Как же было на самом деле? Что знали советские государственные деятели об этой встрече? Каков был механизм государственной карательной машины? Кто способствовал передаче информации соответствующим органам о встрече советской гражданки и иностранного подданного? Каковы были мотивы поведения и деятельности «стукачей», в том числе и людей из ближайшего окружения Ахматовой? И самое главное: какое воплощение эта встреча получила в поэтическом мире Ахматовой?На эти и другие вопросы отвечает книга «И это было так», в которой впервые введены в оборот неизвестные читателям архивные материалы, среди которых и материалы из оксфордского архива Исайи Берлина, любезно предоставленные музею  хранителем  архива Генри Харди.