Все записи
17:39  /  18.11.14

15851просмотр

Кто такой интеллигент?

+T -
Поделиться:

Понятие это достаточно размыто и употребляется во многих смыслах. С интеллигентам часто причисляют по второстепенным признакам (когда-то одним из таких было ношение очков). Однако, по моим наблюдениям, враги интеллигенции ( а они есть и среди самих интеллигентов) каким-то нюхом чуют, кто есть кто. Колыбель английской учености Оксфорд известна враждой между «городом и мантией» (town and gown), восходящей в 13 веку и отмеченной настоящими побоищами. Британский простолюдин презрительно называет обитателей академических колледжей brainy, «мозговитыми». В Америке когда-то интеллигентов называли egg-headed («яйцеголовые»), теперь, кажется, этот термин не употребляется, т.к. о них забыли. Стандартные обвинения против интеллигентов состоят в снобизме и заносчивости, соединенным с непрактичностью и отрывом от реальности. В ответ на это интеллигенция кается, идет в народ, усваивает его мерзкие привычки и матерную речь, облекается в смирительную рубашку политкорректности, устанавливает полицию мысли.

В России существует тенденция объявлять интеллигенцию типично российским явлением. Думаю, что это не так, хотя слово «интеллигенция» русского происхождения и обозначаемые ею слои общества имели некоторые характерно русские черты. Однако, многие из этих черт можно распознать в философах Древней Греции, которых, кстати, было огромное количество, поскольку греки, будучи очень любопытным народом, сильно интересовались отвлеченными проблемами. Или вот, возьмем моего любимого героя Цицерона. Это типичный интеллигент: выходец из провинции, добившийся своего положения интеллектуальным трудом, блестящий писатель, философ, оратор, чье слово было сильнее армий.

Однако, вернемся к настоящему. Интеллигенция, безусловно, существует и сейчас, и в европейских странах, и в Азии и в Африке, словом, по всему миру. Мой друг, ездивший с лекциями по физике в Камерун, рассказывал, с каким интересом его там слушали и какие замечательные вопросы задавали. Конечно, там все перемешано и другой мой приятель с энтузиазмом говорил нам, что Африка хороша тем, что «в тамошней деревне можно стать богом». Не подумывает ли он о том, чтобы сменить свою профессорскую позицию в США на положение африканского божка? Много общаясь с китайской профессурой, я вижу черты сходства с нами: люди также интересуются историей и культурой своей страны, много читают за пределами своей специальности. Такое же сходство я заметил и у индусов.

Что правда, то правда, на англоязычном западе слово интеллигенция употребляется не так часто. Вместо него употребляют близкое ему понятие intellectuals, которое, опять таки не совпадает по смыслу с его русской калькой «интеллектуал». Под последним обычно понимается человек умный, intellectual же совсем не обязательно умен, но он, во всяком случае, ценит мысль. Разница между тем и другим примерно, как между мудрецом и философом, ведь философия не есть еще мудрость, а лишь любовь к ней.

В российской ли или в западной его модификации, в понятии интеллигенции присутствует корень «разум» или «понимание». Один знаменитый ученый (тоже, кстати, русский интеллигент) однажды с горечью сказал о ком-то: «Им думать больно». Так вот, по-моему, интеллигенту не может быть больно думать и это, наверное, самое главное, к чему прилагаются и из чего вытекают все остальные часто приписываемые интеллигенту свойства. Иными словами, интеллигент в значительной степени обращен во внутрь, к миру мыслей, идей, он/она ценит их не только, как средства для чего-то им постороннего, но и находит удовольствие в самом процессе. Это не означает, конечно, что интеллигент непременно человек выдающихся способностей. Они могут быть и средними. Так, человек, предпочитающий телевизору книгу, уже находится в этой орбите.

Впрочем, мой друг Леша Буров считает, что такое определение годится скорее для философа:

“Есть люди, радующиеся всякой новой интересной мысли, безотносительно ее применения. Люди, чье самое главное состоит в мышлении—научном, философском, художественном, религиозном. Не те, что одержимы страстью навязать идеи массам, превратив идеи в материальную силу, но любящие красоту идеи за ее саму. Те, кто прилагает силы к познанию мира, человека, Бога, кто остается философом, даже если кругом одна демагогия. Слово "философ" мне представляется вполне точным для обозначения этого типа людей. По происхождению, по этимологии, оно скромно—любящий мудрость. Всего лишь—любящий. Не исключено, что и без взаимности. "Интеллигент" же легко увлекается демагогией и народопоклонством. Слово "интеллектуал" отдает снобизмом. К слову "философ", однако, тоже прилип какой-то снобизм. Я бы хотел его снять, следуя Пифагору, специально это слово придумавшего, чтобы можно было называть себя "любящим мудрость", и называть без тени заносчивости. Не претендую на обладание мудростью; я всего лишь тот, кто ее любит, всего лишь философ.

PS. Слово "интеллигент" отдает неудачей, бессилием. Отдает фанатичными культами—разума, народа, восторгами и руинами культов. Это неудача хождения в народ. Но зачем интеллигенту было туда ходить? Не толкала ли его к тому какая-то демагогия, желание превратить массы в материальную силу? И почему у него не хватило ума сообразить, что ничего, кроме неудачи, из этого хождения не выйдет? Интеллигент стал посмешищем, печальным клоуном анекдотов. Могут спросить: а как же апостолы, миссионеры? Они-то ходили в народ. А вот почему-то апостолы и последовавшие за ними миссионеры, странствуя и проповедуя, были освещены пламенем величественной силы, даже когда погибали. Их нередко гнали, кляли, распинали, но вот одним они точно не были и не стали—жалкими клоунами анекдотов."

 

В Лешиных обвинениях есть изрядная доля правды, хотя, что касается российской интеллигенции, то ей пришлось сполна расплатиться на свое простодушие. Судьба российской интеллигенции, на мой взгляд, очень печальна, хотя многие из ее представителей, покинув Россию, добились хорошего, а порой и отличного положения. Большинство моих друзей и знакомых занимаются любимым делом, имеют способных учеников, некоторые стали классиками, получили престижные премии, среди которых есть и нобелевские и медали Филдса. Трагедия здесь состоит в том, что тот опыт, который извлекла интеллигенция из русской истории, она бессильна передать Западу. Сергей Довлатов когда то сказал: «Американцы ничуть не глупее нас, просто мы побывали на последней остановке того автобуса, в котором они едут» (цитирую по памяти).

В чем состоит этот опыт? Да простят меня профессиональные историки (бью челом Александру Львовичу), но мне кажется, что в России одна часть интеллигенции организовала почти поголовное истребление другой. Русский народ, при всех его талантах, один бы с этим не справился. Беда в том, что значительная часть западной интеллигенции следует тем же путем. Спросите каждого образованного француза, и он/она вам скажет, что Троцкий был интеллигент, там за его последователей до сих пор голосуют. Дерзну сказать, что Ленин тоже был интеллигент, хотя он и ненавидел интеллигенцию всей душой и сделал многое для ее уничтожения. И такое тоже бывает и еще как бывает. И Леве и Володе, как писал Пастернак, помогали:

А сзади, в зареве легенд

Идеалист-интеллигент

Печатал и писал плакаты

Про радость своего заката.

Изрядную склонность к тоталитаризму и нетерпимости можно найти и в среде европейской интеллигенции. Взять хотя бы одного из ее мэтров, сталиниста, а и позже маоиста Сартра или анархиста Ноама Хомского, а ближе к нашим временам идеолога «нового атеизма» Ричарда Докинза. Не переставая быть интеллигентами, эти люди проявляют немало качеств, которые в просторечии с интеллигентностью не ассоциируются. Прямым аналогом этого интеллигенсткого извращенчества на Западе является сочувствие к исламофашизму, к «борьбе и страданиям народа Палестины». Дело дошло до того, что западные юнцы обеих полов провозглашают, что ISIS is cool и бегут воевать за Халифат, как когда их дедушки и бабушки бежали в Испанию воевать в интербригадах. Наш американский intelligent-in-chief Барак Обама лелеет утопические мысли о том, что «братья мусульмане», обретя политическую власть, осознают ответственность за судьбу страны, что превратит их из волков в овец. Этого почему то не случилось ни с нацистами, ни с большевиками.

Интеллигенцию рутинно обвиняют в отсутствии активной жизненной позиции и нерешительности, что является несправедливым стереотипом. Некоторая обращенность во внутрь совершенно не исключает активной жизненной позиции, хотя, как правило, не ставит интеллигентов на высшие государственные посты (Обама тут является редким исключением, но ему помог цвет кожи и комплекс вины американских белых). Проблема в том, что активная позиция может быть очень разной. Она может, например, выражаться в участии в террористическом движении. Вспомните народников, убийство Царя-Освободителя, террор эсэров, Савинкова, Сазонова, Каляева, и сочувствие к ним значительной степени российского общества того времени.

И. П. Каляев. Фото сделано полицией сразу после убийства великого князя Сергея Александровича.

Руководитель Боевой организации эсеров Борис Савинков. Убийца министра внутренних дел Вячеслава Плева Егор Сазонов.

Но впрочем, активность активности рознь. Интеллигенты с лихвой продемонстрировали свои организационные способности. Примером активной позиции несколько иного рода служит Роберт Оппенгеймер, бывший руководителем американского атомного проекта. Не будь у Америки бомбы, французы и итальянцы могли бы вполне насладиться реализацией марксистского учения на их древней земле.

Роберт Оппенгеймер.

 Или академик Вернадский, бывший в тоже время активным членом ЦК кадетской партии и членом Государственного Совета Российской империи.

 

Я много слышал об армии обороны Израиля, где с солдатами не обращаются, как с пушечным мясом, а командиры «ведут себя интеллигентно» (не как Троцкий).

 

 Я думаю, что я сказал вполне достаточно, чтобы показать, что понятия «интеллигент» и «прекрасный человек» не равнозначны. Однако, при всех его возможных недостатках, я все-таки предпочитаю интеллигента. Потому, что его антитеза мне в высшей степени не симпатична.  Антитезой же интеллигента является человек прагматичный, ценящий науки за те материальные плоды, которые они приносят, а на искусство глядящий, как на средство развлечения. Таких людей особенно много среди бюрократов и политиков.  Они обыкновенно совершенно не понимают мотивов, которыми руководствуются люди творческого склада и в силу этого относятся к ним  презрительно, рассматривая их, в лучшем случае, как необходимое зло. Интересно, что стремление избавиться от этого зла порой бывает так велико, что толкает власть имущих на весьма немудрые решения. Такое впечатление, что сбылась мечта Ленина и кухарку действительно поставили управлять государством. Так в течение многих лет российская власть фактически поощряла отъезд интеллигенции, решив, по видимому, что Родина может заменить меч на трубу.

 

 Недавно мне довелось посмотреть какой-то американский фильм (кстати, очень неплохо сыгранный и снятый), где на главном герое испытали таблетки, дающие невероятное усиление умственных способностей.  Так вот, по манию создателей фильма. после целого ряда неизбежных приключений герой кончает тем, что идет со своим гением на Уолл стрит. Люди, поставившие фильм, никогда, по-видимому, не задавались вопросом, почему те, у кого этот гений действительно был, такие, как Ньютон, Максвелл, Эйнштейн, Дирак, не употребили его подобным образом, a занимались всякой ерундой типа исследования законов природы. Ньютон тоже, кстати, был интеллигентом активного склада: в конце жизни он заведывал королевским монетным двором, боролся с фальшивомонетчиками. Это он первый изобрел нарезку на серебряные и золотые монеты, чтобы предотвратить обрезание их краев. Впрочем он не ограничился техническими мерами, а также организовал секретную службу, занимавшуюся поимкой фальшивомонетчиков.

Правда, я знаю, как минимум одного знаменитого математика, которого Financial Times назвал «самым умным из миллиардеров» , Джеймса Саймонса, который покинул академию и ушел в финансы, чтобы все таки вернуться туда, заработав 8,5 млрд. долларов.

 

Это немножко напоминает мне историю про философа Демокрита, над которым в родных Абдерах смеялись за его бедность. Демокрит тогда вычислил, что погодные условия обещают невиданный урожай оливок и, заняв денег, под общий хохот скупил все оливковые прессы. Разумеется, на следующий год все побежали к нему и он составил себе состояние, сдавая эти прессы на прокат. Что то подобное делал и Саймонс, применив математические методы к анализу флуктуаций рынка акций и выдаивая из него прибыль.

 

Джеймс Харрис Саймонс.

 Словом, что бы то ни было и какими бы гадами я не считал Сартра и Докинза, Троцкого и Ленина, какими бы шутами не выглядели в моих глазах Чернышевский и Хомский, я за интеллигенцию. Потому что все таки все эти вышеупомянутые есть мутанты, черные овцы в пусть не совсем белом, но все таки с преобладанием белого, стаде. Этому стаду есть кем гордится и на Страшном Суде за него встанут Владимир Соловьев, Андрей Сахаров, Александры Мень и Шмеман, Николай Бердяев, Лев Карсавин, Александр Галич, Булат Окуджава и тысячи и тысячи других, кто дерзал думать, сомневаться, колебаться в решениях, касающихся жизни других людей, кто стоял за правду и не поклонялся силе. По всему миру и во все времена.

 

Победит ли интеллигенция?

 

«Может и не выйдешь победителем,

Но зато умрешь, как человек. »

 

Б. Окуджава 

 

Комментировать Всего 118 комментариев
Имя антитезы

"Антитезой же интеллигента является человек прагматичный, ценящий науки за те материальные плоды, которые они приносят, а на искусство глядящий, как на средство развлечения."

Напрашивается, для полноты образа: а в религии видящий не более чем средство обезболивания, удержания масс в покорности, утверждения морали сказками и обманом.

Как же назвать такую антитезу "интеллигентности", Алеша? Не будет ли правильным слово "пошлость"?

Эту реплику поддерживают: Инна Пополитова

Anna Bistroff Комментарий удален автором

Аня, спасибо. Прекрасно Вы в такой короткой заметке о своем отце написали. И об интеллигентности заодно. 

Удалённый комментарий - это в связи с плохо загруженными фотографиями, ничего другого не оставалось!.. Сделала повтор внизу.

Дорогой Алеша, спасибо за приглашение к беседе… К моменту получения вашей ссылки я, конечно, уже прочла эссе нашего автора и поняла, что, кроме как просто поставить поддержку, мне и добавить нечего: Леша уже всё сказал. Как всё сказал и Володя Генин в своих комментариях к одиозной статье Иры Зорькиной – я и там не стала вставлять свои три копейки.  Я и сейчас не буду пускаться в плаванье по морям абстрактных размышлений на тему определения идентичности  интеллигентности – я просто ещё раз расскажу о своем отце. Черт… сразу начинаю плакать!

Мой папа – интеллигент в первом поколении, от сохи, так сказать. Его родители – простые люди из Донецкой области, из города Красноармейск, который в наше мирное время почти стерт с лица земли… Окончил в Киеве сельхозакадемию и сразу рванул вперед семимильными шагами  - защитился,  пригласили в Москву. Если бы не личная драма, отец мог бы многое сделать в науке (он занимался генетикой растений), но так сложилась жизнь: сначала – катастрофический развод с моей матерью, инфаркт, а затем, в девяностых (а может, даже раньше), всё начало рушиться не только в его личной жизни, но и в отечественной науке вообще. Отец оформил инвалидность, рано вышел на пенсию, продал всё в Москве и купил дом в курской глубинке. С того момента мы виделись раз в несколько месяцев, но чем дольше я живу на свете, тем больше понимаю, как много сделал для меня отец – и склоняю голову перед его памятью. С самого раннего возраста он разговаривал со мной и братом «как с большими»: уже в 10-12 лет мы оперировали лексиконом взрослого человека, и у нас в ходу были не только русские, но и латинские поговорки («Здесь Родос – здесь прыгай!», «Бойся данайцев…» и др. – с детства)… цитаты и просто факты из области общих знаний. Но самое главное, что отец… нет, не привил – но буквально вбил под кожу!..  это идиосинкразию к пошлости -  её проявлению  во всём, во всём, каких бы сторон жизни это ни касалось, и особенно – нравственной чистоплотности. Вот почему я решилась на такой пространный  комментарий, Алеша,  – потому что вы подвели именно этот basement под определение интеллигентности. В общем, брат, как мужчина, оказался более индеферентен ко всякому дурновкусию, а  мне это качество всегда осложняло жизнь… хотя, с другой стороны, вряд ли бы я добилась таких успехов даже в своей профессии, если бы не физиологическое стремление к перфекционизму и непрощение мельчайшей пошлости - в дизайне.

Возвращаясь к отцу.  Его разъяснения на тему «что есть такое  интеллигенция» я прослушала лет в 13 – многое пересекается с реперными точками, обозначенными Алешей Цвеликом… А вот поводом для той тридцатилетней давности «дискуссии» стала услышанная мной в очереди фраза: «Ах ты гад,  интеллигент вшивый!..». Надеюсь, комментарии излишни… В курской деревне отец не был анахоретом: зимой – да, отшельничал… топил печь, читал и  писал – стихи, философские эссе. Так, для себя – правда, кое-что даже публиковалось в местной прессе. А летом крестьянствовал: в одиночку  высаживал огромные огороды и в срок снимал диковинные урожаи  свеклы, морковки, картошки. Продавать не умел – всё раздавал местным, считавшим его московским «юродивым», дурачком – короче, мямлей и тем  самым вшивым интеллигентом. Спустя десять лет отец окончательно расстался со своими иллюзиями в отношении русской распутинско-шукшинской деревни («всюду только беспросветная лень, беспробудное пьянство и безудержное воровство!..») и засобирался обратно – поближе к детям и внукам. Не успел…  Одно из его любимых изречений было: «Помирать собираешься, а рожь сей!». Так и сделал: 29-го октября вспахал под пары свое поле (сам трактором управлял!), а 31-го, в день рождения брата, умер – как ангел, мгновенно, от острой сердечной недостаточности. До последнего дня был красавец-мужчина!..  Нет, он был не идеален: вздорность, непоследовательность, вспыльчивость – все мы люди, но это википедиевское (да простят меня апологеты «мямлящей интеллигенции») – про него: «Интеллигенция (лат. Intelligentia – понимание, познавательная сила, знание) – особая социально-профессиональная    и культурная группа людей, занятая преимущественно в сфере умственного труда, обладающая чуткостью, тактом и мягкостью в проявлении, ответственная за поступки и склонная к самоотречению».  Вот вроде бы и все… Прикрепляю два фото отца к галерее портретов настоящих русских интеллигентов – честь им и хвала.

Спасибо. От всей души спасибо.

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff

Анна, спасибо за историю, спасибо что поделились с нами

Светлана, я хоть и склонна к аналитическому мышлению, но все-таки дизайнер, визуал: мне кажется, правомерность самых серьезных абстрактных размышлений можно иллюстрировать примерами из жизни. Лично я лучше всего понимаю на примерах!..

А вам спасибо за эмоции - они мне очень дороги, как и память о папе.  

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik, Сергей Мурашов

Спасибо - отличный пример - во всех смыслах этого слова.

Жаль, что такие люди - товар штучный, и массовое их производчтво наладить, видимо, невозможно...

Эту реплику поддерживают: Гузель Хуснуллина (Махортова)

Хорошо, что невозможно. Не надо штамповать ни добродетель, ни ум, ни подвиг...

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff

Ну, наверное.

Хотя, будь таких "городских юродивых" побольше - думаю, разных наших нынешних проблем было бы поменьше.

Но ведь все юродивые разные. 

Серёжа, спасибо. К сожалению, ты более чем прав: в нашей стране, при тоталитарном режиме (слушай-ка, а были ли другие?..) невозможно не только наладить «массовое производство таких людей», но даже противостоять их гонениям и даже истреблению. В публикации Иры З., послужившей импульсом к замечательному эссе Алеши, интеллигенции, кроме всего, инкриминируется неспособность хоть что-либо сделать. Но, мой друг, прежде чем что-то сделать, нужно подумать – ЧТО. А в наших краях количество индивидуумов, способных ДУМАТЬ, опираясь на теорию и практику развития общества, и затем пропускать  этот анализ через матрицу собственного видения мироустройства,  и затем что-то ДЕЛАТЬ – крайне ограничено! Мой отец был из таких – думающих, но… что он мог сделать? Против лома нет приема… кроме лома – а на это «вшивая интеллигенция» не способна. Это – к г.г. Швондерам.  Отец  был талантливым ученым, но уже при нем НИИ, где он работал, начал сдавать помещения под коммерческие предприятия и офисы  - лабораторное оборудование выносилось чуть ли не на свалку. Да, его отъезд в курскую деревню можно расценивать как эскапизм, а можно – как воплощение интеллигентского идеализма: отец рассчитывал своим примером заразить деревенских трудоголизмом, «поднять русскую деревню». Ага, как же! Электорат сидел на завалинке, поплевывая семечки, и хихикал – вот москвич выламывается!..   На самом деле, все эти разочарования:  упадок отечественной науки, катастрофа не только социальных устоев эпохи, чьим современником он был, но и представлений о могуществе и богоизбранности русского этноса вообще, и стали причиной глубочайшей депрессии, загнавшей его до смерти. Остались его дневники, стихи, эссе… всё – рукописное,  из этих строчек всё понятно.   

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов

Аня, как я Вас понимаю... Я, наверное, того же возраста, как Ваш отец - мне стукнуло 60... Впрочем, я не верил в Россию и во всю эту "богоизбранность". Русский национализм, как замечательно показано Достоевским (националистом!) в "Бесах" есть вариант дьявольского соблазна. Он там вывел сам себя в образе Шатова, который тоже "бес", хоть и выглядит вроде поприличней других.

Чему, чему свидетели мы были...

Игралища таинственной игры

Металися смущенные народы

И высились и падали цари

И кровь людей то славы, то свободы,

То гордости багрила алтари.

Алёшенька, вы еще мальчишка! Отцу был 71 год... Цветная фотография сделана на его 70-летии. А вот вам отрывок из отцовской поэмы - в продолжение тем стихам, что привели вы... Поэма  старая, написана где-то в 1996 году - о чеченской войне, но слова настолько актуальные, что иногда я думаю: слава Богу, что папа не дожил до наших дней и не знает, что теперь нет не только его родителей, но даже их могил - всё разорено на Донеччине.

Ой, Россия!.. Ой, Россия!

Край заблудший, окаянный,

Ты всё тужишься в мессии,

А живёшь без покаянья...

Ты в крови ль или голОдна:

В твоих бедах виноваты

Кто угодно, что угодно -

Не сама ты, не сама ты!

Ой, Россия! Что ты можешь?!

Что ты в мире можешь весить,

Если стыд тебя не гложет,

И голОдны твои веси,

Если рвёшься в миротворцы,

О своих забыв пределах,

Бородатые где горцы

Бьют мальчишек неумелых...

Рожденные в года глухие

Пути не помнят своего...

Му, дети страшных лет России,

Забыть не в силах ничего.

Испепеляющие годы! 

Надежды ль в них, прозренья ль весть?

От дней войны, от дней свободы

Кровавый отблеск в лицах есть.

И пустота, то гул набата

Заставил заградить уста.

В сердцах, восторженных когда то

Есть роковая пустота.

И пусть над нашим смертным ложем

Взовьется с криком воронье,

Те, кто достойней, Боже, Боже,

Да внидут в царствие Твое!

Мой дорогой друг, спасибо вам за всё! За поднятую тему (вернее, так красиво, так правильно продолженную!), за стихи, за диалог с Алексеем Буровым Алексей Буров. Я вот что еще хочу сказать: тут Сергей Мурашов Сергей Мурашов чуть выше сказал, что, мол, будь таких людей, как мой "юродивый" отец, побольше, нынешних проблем могло бы быть поменьше. Боюсь, что сейчас, когда мы уже так увязли в своем отечественном болоте, никакая  революция - даже бархатная! - нас не спасёт... возможно, что-нибудь произойдет по принципу "яблоко от яблони...", и мы дождемся: сначала - переворота в умах следующего за нами поколения (которое мы же и рОстим!), а уж они...  "Ребёнок учится тому, что слышит у себя в дому". К примеру, моя 15-летняя дочка помогала мне форматировать фотографии деда, которые я здесь вывесила. Показала ей потом результат - смотри, мол, как люди реагируют! Заодно она прочла и весь обмен мнениями в вашем блоге. Она и так гордится своей мамой - умницей-красавицей (здесь - смайлик!), время от времени что-то там постит в сетях - хвастается... А тут, после всего, сделала скриншот моего коммента, тоже повесила - слышу, два часа вчера "скайпилась" с друзьями на тему интеллигенции. Вот так-то! Не хлебом единым...         

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik

И Вам спасибо. Очень отрадно все это слышать.

Я тут в Китае, где мыслят не годами, а сотнями лет и тысячелетиями. Столько раз было то вверх, то вниз. В конце каждой династии (а они ведут отсчет времени по династиям) страной овладевала коррупция, династия падала, начиналась смута, утверждалась новая династия...

Вот только наша жизнь коротка.

Как все понятно и просто сказано о трудном и запутанном!

Только вот, Алексей у меня как-то не увязывается в сознании, что " одна часть интеллигенции организовала почти поголовное истребление другой. "

Само понятие интеллигенции в моем представлении исключает злые умыслы. И в то же время с Вами нельзя не согласиться, что это было действительно так. В чем я ошибаюсь?

Эту реплику поддерживают: Сергей Громак

Да вот и мне, Татьяна, кажется, что слишком какой-то широкой получилась эта группа "интеллигентов" у Алеши. И Ленин там оказался, и Чехов... 

Почему же все так  спорно, Алексей? Нет четких критериев  понятия интеллигент, которые бы сузили эту группу? 

Мне кажется, здесь больше надо говорить о нравственности.

Слово "интеллигенция" нагружено слишком многими, в т.ч. исторически преходящими, смыслами. Пытаться превратить его в ясное и отчетливое внеисторически-универсальное понятие, вычленяя одни значения, и отметая другие—дело, на мой взгляд, нестоящее. Само это слово, со всей его противоречивой многозначностью и неопределенностью—часть истории, из которой, как из песни, слова не выкинешь. Рефлексия требует выработки ясных терминов, и лучше, на мой взгляд, их не путать с путаными словами-явлениями истории.

Эту реплику поддерживают: Татьяна Сергеева

В том то и дело, Леша, что жизнь не предлагает нам ясных терминов. Например, "быть философом - удерживаться в состоянии вопрошания". Замечательно звучит, но исторически ни один философ под это определение не подпадает. 

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов

"В том то и дело, Леша, что жизнь не предлагает нам ясных терминов"

Вот, Алеша, и я же об этом. Она не предлагает, но нам надо. Значит, мы должны усмотреть формы через феномены, как мы это и делаем в физике. Я только и хотел сказать, что "интеллигент"—не форма, но феномен. Можно ли из этого феномена добыть форму—вопрос. Если и можно, то многое из этой естественно сложившейся каменной глыбы надо отбросить. Если глыба вообще хоть на что-то формальное пригодна, в чем я сомневаюсь. Чего только к ней не пристало... Ты вот даже нравственного идиота Ленина там увидел. Вместе с Антоном Павловичем. 

Леша, как бы мы ни желали этого, тема интеллигенции волнует людей и задевает их. 

А про Ильича, так не думаешь же ты, что он прямо родился таким уродом, наподобие Крошки Циннобера? Происходила трансформация под влиянием идей, милых сердцу русской интеллигенции (Чернышевский, Нечаев), чтения Маркса и т.д.  

"Он к товарищу милел людскою лаской,

Он к врагу вставал, железа тверже".

Шучу, конечно.

Так я же не против вопроса твоей статьи, Алеша. Я за. Вопрос требует осознания исторического явления, всегда весьма запутанного, и требует языка, достаточно отчетливых терминов. Я только хотел сказать, что "интеллигент"—запутанный комплекс явлений, но не термин. А без терминов явление не понять. Но поволновать общественность можно и без терминов, конечно :)

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff

К сожалению, философ тоже запутанный термин. 

"А философа связать, а то как раз убежит!"

Н. Гоголь, "Вий".

Вот и не убегайте, сударь, от настоящей философской задачи—выработки понятий. А то нечистые духи путаницы так и будут водить нас за нос.  

Если кроме шуток, то как можно выработать такие понятия, кроме как просто анализом того, как люди употребляют данный термин? 

Кроме шуток, хороша была бы физика, если бы пыталась выработать понятия "просто анализом того, как люди употребляют данный термин".  

оно, конечно, так. Но лучше бы с терминами разобраться, чтобы потом не не приходилось начинающим физикам спотыкаться на разнице между массой и весом и не разбираться, почему массу взвешивают. И вообще, хорошо бы хотя бы между собой договориться, о чем мы на самом деле говорим.

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff, Татьяна Сергеева

В отличие от физики, особым источником путаницы в истории является то, что некоторые слова сами являются частью исторических событий, частью самой реальности, подлежащей описанию. Таково, в частности, слово "интеллигенция". 

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik

Дело здесь в том, что в данном случае мы имеем дело со словом, имеющим длинную историю употребления и избавиться от нее не просто. Если б мы писали трактат, можно б было дать опредление, строго его придерживаться, напоминая читатель, в каком смысле употребляется термин. 

Мы должны разделять слова-участники истории и слова-термины описания истории. Нельзя безнаказанно путать одно с другим. Нельзя безнаказанно употреблять слово и как часть описываемой реальности, и как понятие для описания реальности. Сам запутаешься и других запутаешь. 

Принимаю критику. Так кто такой интеллигент?

что значит "интеллигент"?

Ответ зависит от того, по какую сторону познания ты собираешься расположить это слово.

Если поставить его на сторону описываемой реальности, то ответом будет исторический очерк переменных и противоречивых смыслов, несомых этим словом в разные эпохи, от чеховских интеллигентов до интеллигента из советских анекдотов. В таком контексте бессмысленно ставить вопрос о том, какой из этих смыслов правильнее, ибо они есть реальность, а не концепт. 

Если поставить слово "интеллигент" на сторону понятийного аппарата, то прежде всего его следует определить неким неизменным, ясным и отчетливым образом, сделать из него четкий термин. Это потребуется именно сделать, ибо в своем обиходном бытии слово неясно и противоречиво. Определив его, следует также позаботиться о том, чтобы слово-термин не путалось со словом-участником истории, с частью реальности. 

Как-то так, мне кажется. Можно, конечно, не озабочиваться всеми этими различениями, а просто поболтать на тему. Тоже вполне себе жанр. Но хорошо отдавать себе отчет о жанре своего спича, мне кажется.

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff

Леша, я представляю себе шикарный сократический диалог, вроде того, где Сократ и его собеседники пытались определить такие понятия, как мужество или справедливость. Если помнишь, попытка определить справедливость привела к создании утопии идеального государства. 

Есть другой путь: попытаться дать синтетический образ идеального интеллигента, преимущественно выведенный из жизни. 

Вот для меня, например, в этот образ войдут Андрей Сахаров, Александр Мень, Булат Окуджава, Вячеслав Иванов, Лев Карсавин, Лев Франк, Николай Бердяев, Макс Волошин, Борис Пастернак, Андрей Платонов, Александр Галич.

Замечательно, Алеша. Что же, давай в такой связи вспомним спор Сократа с Фрасимахом о справедливости в "Государстве". Фрасимах, напомню, выступил с "ницшеанской" позиции, где слово "справедливость" было представлено как орудие манипуляций сильного и ловкого человека, правдами и неправдами добивающегося богатства и власти. В ответ ему Сократ указал на иллюзорность стяжаемых таким образом благ, и попутно вывел идеальное общество, где царствует справедливость как всеобщее разумное благо.

Таким образом, здесь мы имеем многообразие ролей слова "справедливость", где предлагаются разные его дефиниции, разные ценности, с ним связанные, разные жизненные пути, порождаемые той или иной ценностью справедливости или несправедливости, выстраивается проект идеального общества, и подлинного личного блага как предельного воплощения справедливости.

Было бы здорово применить эту парадигму к слову "интеллигентность".  Тут масса вопросов возникает. Например, таких: 

Есть ли отличие "интеллигентности" от, скажем, "мудрости"? Может ли интеллигентный человек быть немудрым или мудрый неинтеллигентным? Если это отличие есть, то что она означает? К интеллигентам ты отнес даже Ленина—на каком основании? А вот Толстой—был интеллигентом?  Не будем ли мы бессмысленно барахтаться в каше плохо определенных понятий, покуда не сделаем серьезных усилий по их определению, подобных, например, тем, что сделал Платон в отношении "справедливости"?

Чудесно. Напомню, однако, что идеальное общество, описанное платоновским Сократом, было прообразом тоталитарного государства. Но это к слову.

Да, интеллигентность отличается и от мудрости и от святости, хотя интеллигент может быть и святым и мудрецом.

Мне все же кажется, что интеллигент прежде всего человек, живущий внутренним миром, тот, кому "не надо миллиона, а надо мысль разрешить". Очень часто такие люди относятся терпимо и уважением к другим, но далеко не всегда.

Мне хотелось подчеркнуть, что среди интеллигентов есть немало тех, кто работает на уничтожение интеллигенции. По этому признаку  идеологи Ленин, Сартр и Докинз попали у меня в число интеллигентов. 

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff, Михаил Аркадьев

То есть, идеологи и увлеченно думающие о чем-то неидеологи попадают у тебя в общий разряд "интеллигентов". Гитлер тоже у тебя попадает в интеллигенты, верно? А как ты различаешь идеологов (как их определить?) от неидеологов (и как их, неидеологов, назвать?) среди интеллигентов? И что значит "идеальный" интеллигент? Идеологи могут быть среди "идеальных"? 

Согласен, выглядит абсурдно. Твой вариант?

Видишь ли, меня беспокоит проблема борьбы интеллигенции сама с собой. Твое определение просто устраняет этот конфликт. Если оно справедливо, куда тогда девать, например, Сартра?

"Таков был доктор Фауст, таковы,

Марло и Гете, Томас Манн и масса

Певцов, интеллигентов и, увы!

Читателей в среде другого класса.

Один поток сметает их следы, 

Их колбы, доннер веттер, мысли, узы.

И дай им Бог успеть вскричать "Куды?"

И слышать, что в ответ им скажут музы..."

Есть и, надеюсь, всегда будет идейная борьба. Сама по себе она есть благо. И Сартр, и Докинз, должны иметь свободу слова, как и их оппоненты. Распространение заблуждений и зловерий есть грех всего человечества, его общая духовная слабость, а не только Маркса и Сартра. Опыт прошлого века ставит с особой остротой вопрос о гарантиях гражданских свобод, свободы слова прежде всего. Добро с кляпом для злых оппонентов, ангел с пеной на губах всегда рядом. Зачем тебе "куда-то девать Сартра"? Сартра следует понять, а не девать куда-то. Ошибки Сартра могут быть преодолены только на пути его глубокого понимания, более глубокого, чем его собственное. 

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff

Под "девать" я имею в виду лишь то, что он, вроде как будучи интеллигентом и даже философом, не очень хорошо вписывается в твое определение. 

Человек противоречив, "слишком даже широк". И Сартру, и Марксу философия не была чужда. Другое дело, что они изменяли ей, увлекаясь демагогией. 

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff

Главное, что бы женам не изменяли. Таки элементарная ячейка общества, своего рода планковская размерность - иначе и наш подлунный мир был бы так же непонятен, как на самомом деле )

Серж, первый чеховский интеллигент АП Чехов иначе глядел на эти вещи: 

"Если жена тебе изменила, то радуйся, что она изменила тебе, а не отечеству."

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff, Alexei Tsvelik, Сергей Любимов

Чехов знал, что говорил. И многих жен проверял по этому критерию. Ни одна из них не изменила отечеству )

Эту реплику поддерживают: Алексей Буров

Недаром Миша (в частном разговоре) выразил желание, чтобы я побольше чеховского сюда включил. 

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Леша, дело в том, что постоянным спутником исторической интеллигенции является стремление к самоисстреблению. Наиболее остро оно проявилось у таких, как Сартр и Маркс (Ильича можешь вычеркнуть из списка интеллигентов, я не настаиваю), но не только. Интеллигенция не просто увлекается демамогией, т.к. демагогий всяких много. Она увлекается демагогиями определенного рода. Политкорректность тоже придумали не рабочие и крестьяне. 

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff, Инна Пополитова

Люди нередко готовы уничтожать друг друга ради "великих идей". Представь себе мир окончательно победившей пошлости—там кровавая борьба идей была бы невозможна. Преданность идее, доведенная до крайности, требует уничтожения всех ее противников. Вот представь себе, что ты мог бы прикончить Докинза, гарантированно без последствий для себя. Ладно, положим, ты бы, Алеша, удержался от греха. А некоторые ненавистники сего проповедника атеизма не только не удержались бы, а сочли бы за честь расправиться с развратителем молодежи. Одна лишь полиция и удерживает от расправ одних идейных борцов над другими. 

Знаешь, мне б никогда не пришла в голову эта мысль, хотя бы в силу полной ее бессмысленности. Атеизм есть духовное явление, которое может быть преодолено лишь в духовной сфере. 

Но ты меня не понял. Дело не в том, что интеллигенция спорит и в выходит при этом за рамки. А именно в страсти к самоупразднению.

Но разве не проистекает эта страсть к самоупразднению из жажды утвердить правильные идеи?  

Эту реплику поддерживают: Инна Пополитова

Конечно, но парадокс в том, что получается, что сама идея интеллигенции со всем тем, что ты ей справедливо приписываешь, не воспринимается, как правильная.

Интеллигенция все время меняет идеи свободы и знания на равенство, справедливость, стремление даже в мыслях не наступать на мозоли и все такое прочее.

Алеша, по-моему, интеллигенция—не идея, а неопределенный и противоречивый клубок исторически изменчивых представлений. Ты и сам в нем запутался, попробовав сделать из него понятие, и получивши туда Ленина и Гитлера. Такой клубок—часть реальности, а не "идея", как я неоднократно уже писал здесь. Пока из "интеллигенции" не сделано ясное понятие, внятно можно говорить лишь о противоречивом и изменчивом содержании слова, но не о реальности, за ним стоящей, как ты все время пытаешься. На реальность может недвусмысленно указывать лишь хорошо отточенное понятие, каковым "интеллигенция" не является. Оно есть реальность, а не понятие.

Есть глубокая пропасть между теми, кто способен ценить мысль лишь как средство для чего-то—лучшей жизни, правильного общества, власти, богатства, самореализации,...,—и теми, кто способен ценить мысль саму по себе, за ее красоту, глубину мудрости, художественную силу, пророческую мощь. Вторые есть философы, а первые—все остальные. 

Это очень хорошо сказано, но у меня есть подобное, хотя и не так хорошо выраженное, возможно.

Ну а раз так, то давай будем пользоваться словом "философ" как отчетливым термином. Привет Мише с его неразрешимым зависанием в вопросах.

Итак, если кратко, философ есть тот, для которого мысль не есть лишь средство, а также и цель. Но, кстати, Миша говорил подобное тоже. Разумеется, такое определение не отменяет того, что можно быть плохим философом, если продуктом твоей мысли является лабуда. 

Заметь, что Гитлер с Лениным в число философов в таком случае на попадают. Попадает ли Маркс, хотя бы в последние ряды, не знаю. 

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik

Такой вот неожиданный поворот: Ссылка

"

Отчего литература и искусство были в центре внимания государства, были предметом, как тогда говорили, неусыпной заботы партии и правительства? Отчего писателями и их книгами (а также прочими изящными материями) советское руководство занималось так много и так тщательно?

Пьеса Булгакова «Дни Турбиных» и мхатовский спектакль обсуждались на политбюро несколько раз — чаще, наверное, чем пуск какой-нибудь гидростанции или строительство военного завода. И это — об одной пьесе, которая шла всего лишь в одном театре! Была официальная и личная переписка высших руководителей страны с писателями, были общегосударственные кампании, направленные против конкретных прозаиков, поэтов и даже театральных критиков.

В литературном салоне Горького бывал Сталин, и ему приводили писателей на смотрины (Бабель, к примеру, Сталину не понравился, а вот выражение Олеши «инженеры человеческих душ» он подхватил).

Решение о публикации «Одного дня Ивана Денисовича» принимал лично Хрущев — так же, как несколькими годами раньше он дал отмашку травле Пастернака. Вопрос о Платонове, Дудинцеве, Солженицыне, Твардовском, Гроссмане, Бродском — так же, как о пересолившем в своем верноподданстве Кочетове — решался на самом верху. Там же, на самом верху, решался вопрос о публикациях Бунина, о первом посмертном сборнике Мандельштама.

Присуждение Сталинских премий, судя по воспоминаниям Симонова, занимало Сталина чрезвычайно, а присуждение Государственных и Ленинских премий по литературе стало чем-то вроде чемпионата.

Сталин писал Кагановичу 15 августа 1934 года: «Надо разъяснить всем литераторам-коммунистам, что хозяином в литературе, как и в других областях, является только ЦК и что они обязаны подчиняться последнему беспрекословно». Надо полагать, литераторам-некоммунистам это тоже разъяснили. В этих словах — вся история советской литературы. «Мы пишем по указке сердца, а сердца наши принадлежат коммунистической партии», как сказал один лауреат Нобелевской премии.

Почему же литература казалась советским вождям столь важным, прямо-таки первоочередным делом? Неужели они всерьез верили Розанову, который считал, что русская классическая литература, со своим антигосударственным пафосом, свергла царя и разрушила Российскую империю? Только ли в этом дело?

Как это со мной часто бывает, разгадку мне принесла одна умная женщина, которая в разговоре об этих материях вдруг сказала: «В СССР у власти не было легитимности. Никакой. Выборов не было, это раз. Значит, не было легитимации через народное волеизъявление. Элиту всю уничтожили, это два. Значит, не было легитимации через мнение общепризнанных авторитетов — религиозных или моральных. Поэтому советская власть черпала свою легитимность в ею же созданной литературе. Писатель должен был стать тем самым «мудрецом», который своим веским словом придает власти законность и основательность».

Попробую продолжить эту замечательную мысль.

Речь идет не только о сообществе писателей, что для власти было чрезвычайно важно. Речь идет, разумеется, еще и о текстах: романах, рассказах, стихах и поэмах. Так вот.

Произведения советской литературы играли для коммунистической власти ту же роль, что и телевидение теперь: раз в книгах написано, значит, так оно в жизни и есть.

Поэтому в книгах должно быть написано «правильное мнение». Читая стенограммы заседаний, где осуждали Пастернака за «Доктора Живаго», сначала диву даешься, изумляешься этому фетишу полнейшего единомыслия, которое советские писатели воздвигли в сердцах своих. И думаешь: ну почему они не прислушались к мнению Константина Федина «Издадим тиражом 5000 экземпляров — и забудем»? Но Федин был старик, отравленный плюрализмом Серебряного века. Его тезка Симонов сказал примерно следующее: «Если мы издадим «Доктора Живаго», значит, революция была ошибкой».

Вот с этого места надо чуть подробнее.

Издание, пусть даже жалким тиражом, книги с критикой революции означало не просто подрыв устоев, а падение столпов, поддерживающих небесную твердь. Мир мог обрушиться, и это было одинаково страшно простому советскому экскаваторщику и утонченному советскому же эстету.

Потому что советский мир был на 9/10 создан из слов, из идей, понятий, лозунгов, образов, метафор и прочей лирико-философской дребедени. Дребедени в простом смысле слова — из того, что дребезжит и более ни на что не годно.

Советские вожди на словах клялись Марксом и Энгельсом, распинались в своей верности материализму. На деле же они были идеалистами от макушки до пяток. Объективными идеалистами. Верными последователями Платона, «философами во главе государства». Всю свою задачу они видели в укреплении и развитии мира идей, а к миру вещей относились с аристократическим пренебрежением богатых рабовладельцев.

Мир вещей — то есть мир реального производства реальных благ — был отодвинут в сторону в начале 1930-х, когда покончили с НЭПом и начали строить утопию.

Строить идеальный мир великого колхоза и великого завода во главе с великим и совершенно идеальным руководящим пролетарием — и приносить в жертву этой утопии мир реальных вещей и живых людей.

Писателям и надлежало пополнить низшую и среднюю части касты философов-правителей, во главе которой стоит Корифей Всех Наук. Писателям и надлежало строить эту утопию на бумаге, создавать «идеальную реальность» процветания, справедливости и могущества, в которую поверят — обязаны будут поверить под угрозой тюрьмы или пули! — нищие и бесправные жители бараков и коммуналок.

Именно поэтому ересь вроде «Доктора Живаго» или «Жизни и судьбы» обрушивала небосвод и должна была быть искоренена. Симонов был прав: или — или. Или мы верим в великое дело Октября, или мы издаем книгу про несчастного Юрия Живаго. Роман Пастернака читают во всем мире? Для советского идеалиста-платоника это не имеет значения. Ведь и сам Платон в своих планах идеального государства вовсе не смущался тем, что где-то там, на востоке, есть Персия, где живут иначе. В общем, заграница не считается! Что нам мнение заграницы? Они же погрязли!

В чем погрязли? Правильно! В «вещизме» (было такое советское ругательство).

То есть пока СССР жил по Платону, шлифуя идеи и борясь то с правым уклоном, то с левым, а то и с право-левым, — капиталистический Запад жил по Марксу: производил и потреблял, покупал и продавал, изобретал и строил реальные вещи. Точнее говоря, жил в том мире, который описывал Маркс, — в мире нормальной товарно-денежной экономики. Без фантазий и утопий.

«Заграничная вещь, — опасливо вздыхал советский человек, взвешивая на ладони какое-нибудь ладное импортное изделие, от зажигалки до транзистора. — Заграничная вещь, сама за себя говорит…» И шел читать правильный роман или смотреть идеологически выдержанный фильм. Пока ему это не надоело.

Платон, конечно, величайший философ в истории человечества. Но в практической жизни от Маркса оказалось куда больше толка. Страна мечтателей просуществовала ровно до той поры, когда люди перестали мечтать о дальнейших мечтах и стали думать о чем-то более материальном. Тут же кончилась и советская литература. Мне ее совершенно не жалко, потому что подавляющее большинство советских писателей — это не писатели вовсе, а авторы текстов про колхоз, партком, профком и ЧК. Испытания Марксом они не выдержали."

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Очень интересно. То то Максим Кантор говорил, что "зовет к Марксу и Платону". Мне это казалось абсурдным, а потом я понял, как можно совместить того и другого. Про Маркса о Запад, впрочем, довольно сомнительно. Материю на Западе стали понимать, как деньги, а это таже самая виртуальная реальность. 

Леша, я полагаю, для философа мысль является целью в смысле основного  предмета мысли. Философия есть мысль о мысли, мышление о мышлении. В этом смысле философия есть мета-физика, так как только мысль является чем-то действительно трансцендентным physis, любой природе, как последнюю ни понимать : как natura naturans или natura naturata. Поэтому критерий лабуды здесь не работает.  Философию мысль и мышление , разум , ум, сознание интересует сами по себе как чистые феномены, в отличии от того, что НЕ мысль , не мышление , не разум , не сознание. 

Можно неверно думать о мысли или абсолютно все годится. Можно интересоваться мышлением, разумом, умом, но писать об этом лабуду или уже один только интерес все оправдывает? 

Леша, насколько я понял, речь идет о структурном различии между философией и нефилософией, а не между неспособным и способным философом. 

У меня был пример, который, с одной стороны, сильно выпадает из традиционного понимания, но с другой стороны, я его именно всегда держу в голове, когда обдумываю эту проблему: малограмотная крестьянка, жизнь прошла в родах и тяжелом труде. Но искренняя вера, отсюда требовательность к себе, терпение и терпимость, ясное личное видение как соотноситься мир, человек  и Бог. Алексей, такой пример под Ваше определение попадает?

Инна, верующий человек, даже святой, не обязательно является интеллигентом. Кстати, святой по определению лучше интеллигента. В понятие интеллигента входит именно склонность к размышлению, мыслить для него/нее не в труд и тягость. Того, что вы сказали про крестьянку недостаточно для моего определения, мало информации.

Мне все равно кажется, что одной склонности к размышлению мало. Ибо письма к ученому соседу пишут тоже вполне склонные к размышленю граждане. Т.е. не просто склонные, а и владеющие инструментами мыслительной деятельности.

Этические и нравственные составляющие будут совсем за бортом? Мой пример неграмотного интеллигента в антитезе с высокообразованным, но способным на мелочную склочность "городским интеллигентом".

Думаю, что есть разные степени интеллигентности. Я просто старался удержать их минимум. Меня более всего волнует проблема самоуничтожения интеллигента, его сотрудничества с силами, враждебными тем ценностям, которые интеллигент вроде бы должен был отстаивать. Этот процесс сопровождается и деградацией морали, конечно.

Инна, я не по-наслышке знаю таких женщин. Такой была моя бабушка по матери, в частности. Было бы нелепо относить таких женщин к философам, то есть ищущим мудрость. Они не ищут ее, они ее излучают.

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff, Alexei Tsvelik

и тем не менее, я все равно в этом случае использую именно понятие интеллигентности. Это не тот пример набожности, когда она наступает в отведенное для этого времени, это постоянный внутренний разговор с Богом и вымеривание всех событий внутри себя и вокруг по этому эталону. Погруженность во внутренний мир, но совсем иначе, чем мы видим у философов, да?

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik

На мой взгляд, слово "интеллигентность" несет на себе слишком большой клубок противоречивых и переменчивых смыслов, чтобы о чем-то внятно говорить, Инна. Ссостояние души, на которое Вы указываете, наиболее точно, по-моему, описывается словом "мистицизм".  

Согласна, Алексей. Но каждое поколение переосмысливает понятия, сформулированные до него. Или пытается переосмыслить. 

однако, я замечаю, что чаще понятия преосмысливают целые поколения. Истребляя недоосмысливших.

Да, это так. Но к счастью, не все понятия и не во все времена.

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik

На это вся надежда. Читайте Владимира Соловьева "Духовные основы жизни":

"Два близкие между собою желания, как два невидимые крыла, поднимают душу человеческую над остальною природой: желание бессмертия и желание правды, или нравственного совершенства. Одно без другого не имеет смысла. Бессмертная жизнь, отделённая от нравственного совершенства, не есть благо: мало быть бессмертным, — должно ещё стать достойным бессмертия чрез исполнение всякой правды; но также и совершенство, подверженное гибели и уничтожению, не есть истинное благо. Бессмертное существование вне правды и совершенства будет вечным мытарством, а праведность лишённая бессмертия, будет вопиющей неправдой, безмерною обидой.

Но ежели наша душа своею лучшею стороною желает вместе и бессмертия, и правды, то на деле в порядке природы мы лишены и того, и другого. Предоставленный самому себе человек не может уберечь ни своей жизни, ни своего нравственного достоинства, он не в силах избавить себя ни от телесной, ни от духовной смерти.

Мы по природе своей хотим жить всегда, но закон земной природы не даёт нам вечной жизни, оставляя нас при одном желании. Мы по разуму и совести ищем правды, но закон человеческого разума и голос совести, обличая нашу неправду, не даёт нам сил исполнить правду и не делает нас достойными бессмертия."

Эту реплику поддерживают: Татьяна Сергеева, Инна Пополитова

желание бессмертия и желание правды,

Мне вот подумалось, читая эти строки,  все люди желают бессмертия, но не все нравственного совершенства. Для того, чтобы желать и то, и другое, необходимо находиться на том уровне интеллекта, который позволит испытать потребность в желании правды.

Эту реплику поддерживают: Инна Пополитова

К сожалению, многие вполне развитые люди даже боятся произнести слово "правда". Уж не говоря о том, чтобы ее желать.

Да, Вы правы, это действительно так. 

бояться произносить какие-то слова можно и из-за страха перед излишним пафосом, из-за опасения обесченить смысл слова частым его мусоливанием, из-за того, что слово произнесенное так часто оборачивается своей противоположностью.

Да, Катерина, я предполагаю, что это так.

Я пыталась сформулировать свои мысли  в ответ на прочтение  вот этого конкретного отрывка "Духовные основы жизни" Владимира Соловьева.

Что подумалось в первые минуты в ответ на его мысли, поскольку он говорит именно об этих двух желаниях, способных "поднять душу человеческую.."  и привести к совершенству. 

Наверное, все же, прочтение одного отрывка мало для понимания его  мыслей.

Я читала некоторые труды В.Соловьева, хотя не могу себя отнести к поклонникам его творчества. Мне из моих собственных обстоятельств был интересен его племянник Сергей, друживший с Блоком и Белым.

А вот идея (высказываемая не только Соловьевым, конечно) о том, что "все хотят бессмертия" всегда казалась мне более чем спорной. Мне кажется, что бессмертия хотят как раз очень немногие, да и из этих немногих мало кто сумел бы им здраво распорядиться... Но это, разумеется, отдельная тема и очень сбоку от  интеллигенции, которая у нас на снобе явно "тема недели" :), прошу прощения у автора за оффтоп.

Эту реплику поддерживают: Татьяна Сергеева

Татьяна и Катерина, утверждения о том, что "все хотят бессмертия" у Соловьева нет. Он говорит, что это желание, вкупе с желанием правды, поднимает человеческую душу, над природой. Это не то же самое, что сказать, что все хотят бессмертия.

Безусловно, есть люди, которые не хотят ни того, ни другого. 

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова, Татьяна Сергеева

Я тут придерживался духа альманаха "Вехи", где русские философы-интеллигенты упрекают интеллигенцию в готовности уничтожить и страну и саму себя. 

"На этих всех, довольных малым,

Вы, дети солнечного дня

Восстаньте вихрем, смертным шквалом,

Крушите жизнь, а с ней меня!"

В. Брюсов. "Гунны".

Эту реплику поддерживают: Татьяна Сергеева

Что-то все одновременно заговорили об интеллигенции. К чему бы это?

"Деградация и крах российской интеллигенции

Игорь Эйдман: Кто виноват в моральной катастрофе, которую переживает российское общество?update: 18-11-2014 (17:59)

"И над Римом диктатора - выродка

Подбородок тяжелый висит...

Мы умрем как пехотинцы,

Но не прославимНи хищи, ни поденщины, ни лжи.."

(О. Мандельштам)

Кто виноват в моральной катастрофе, которую переживает российское общество, ставшее послушной игрушкой в руках "диктатора-выродка"?Путинский режим держится, как земля в представлении древних, на трех социальных китах: государственной бюрократии (чиновниках, чекистах и т.п.), связанной с ней крупной буржуазии и обслуживающей обе эти группы, продавшейся им интеллигенции. Причем, роль интеллигенции очень важна. Именно она помогает держать в повиновении население, формирует выгодное властям массовое сознание, обеспечивает идеологическое и пропагандистское прикрытие режима.

Почему так произошло? Почему вопреки заветам того же Мандельштама интеллигенция тотально продалась и прославила дикую, беззастенчивую, циклопическую "хищу и ложь" нынешней власти?

Видимо потому что интеллигенции больше нет, а есть та "поденщина", которую так ненавидел Мандельштам.

Предлагаю вашему вниманию отрывок из моей новой книги "Новая национальная идеология Путин" (http://www.labirint.ru/books/459657/), посвященный краху и деградации российской интеллигенции——————————————Я знаю несколько известных московских интеллигентных семей с такой примерно историей. Первое образованное городское поколение — послереволюционные выходцы из русских деревень или еврейских местечек, коммунисты-идеалисты (время активной социальной жизни — 1920—1950-е гг.). Их дети — второе поколение — разочаровавшиеся в коммунизме, ставшие либералами советские "интеллигентные" обыватели (1960—1980-е). Третье поколение — циники, дельцы-бизнесмены (1980—2000-е), лишившиеся идеальной мотивации, а значит переставшие быть интеллигентами. И, наконец, четвертое поколение (начиная с нулевых годов XXI века) — "золотая молодежь", потерянное поколение, не имеющее ни идейных, ни даже карьерных устремлений, существующее как бы по инерции; прожигатели жизни, часто наркоманы.

Были случаи, когда подобная эволюция происходила на протяжении жизни не нескольких поколений, а одного человека. Коммунист-идеалист становился либеральным обывателем, а после краха социализма — еще и успешным бизнесменом (драматург Шатров, например).

Четыре поколения интеллигенции на пути вырождения

Первое поколение советских интеллигентов, помнящее убогость и "идиотизм" деревенско-местечковой жизни, было искренне благодарно советской власти за возможность быстро подняться с социального дна, за высшее образование, избавление от многовековой потомственной нищеты. Эта благодарность трансформировалась в почти религиозную веру в официальную коммунистическую идеологию. Поколение "истинно верующих" было готово прощать "родную власть", даже получая от нее чувствительные оплеухи.У следующего поколения уже не было такой благодарной, априорной веры.

Тут, конечно, огромную роль сыграл сталинский большой террор 37—38-х годов и антисемитская кампания конца 40-х — начала 50-х. Дети не простили обид, нанесенных советской властью их родителям. Но не только очень многие евреи и дети репрессированных потеряли веру в коммунистическую идеологию. После ХХ съезда большая часть интеллигенции постепенно отошла от коммунизма, опороченного сталинскими зверствами.

Следующее поколение интеллигенции заполнило образовавшийся идейный вакуум стяжательством и потребительством. Все это прекрасно описал Ю. Трифонов. Глебов из "Дома на Набережной" — типичный представитель поколения интеллигентов-обывателей, предавших наивные, но искренние коммунистические идеалы своих учителей. Естественно, что такие интеллигенты в будущем стали кондовыми рыночными фундаменталистами, ведь эта идеология оправдывала их приобретательскую жизненную стратегию.

Их дети видели, что отцы, по сути, карьеристы и потребители, прикрывающиеся красивыми либеральными фразами. Как часто бывает, молодое поколение довело истинные стремления родителей до логического завершения. Оно завоевывало место под солнцем, деньги и власть любой ценой, без сантиментов и интеллигентской болтовни.

Только один пример. Мой знакомый из известной либеральной, формально интеллигентной, но, по сути, глубоко обывательской семьи после окончания школы на закате застоя пошел работать мясником в гастроном. Родители были в шоке. Знакомый объяснил, что, так же, как и они, прежде всего хочет денег, житейских благ. Но не понимает, зачем для этого долго учиться, а потом писать какие-то тухлые статьи и пудрить мозги своим студентам. Есть гораздо более простой путь. Он будет работать мясником, обвешивать покупателей, спекулировать дефицитным мясом. То есть делать то, чем занимаются они в своей интеллектуальной сфере. А зарабатывать при этом будет больше. Конфликт отцов и детей в этой семье был преодолен только после перестройки: и мой приятель, и его родители стали успешно заниматься бизнесом. Все бы ничего, да вот несчастье, сын этого моего знакомого — наркоман…

Интеллигенция умерла. Возможна ли новая интеллигенция?

В чем дело, почему так произошло? Идейные коммунисты скажут: потому что коммунистическую идеологию отвергли. А я думаю, что дело в отсутствии у нашей интеллигенции критического мышления, в ее конформизме, привычке колебаться вместе с "линией партии", рабски воспринимать любой новый идеологический и социо-культурный мейнстрим, будь то марксизм, либерализм или консюмеризм. Каждый раз интеллигенты впитывали господствующую в обществе систему ценностей, навязанную властью или мировой модой. Господствовал коммунизм — советская интеллигенция была идейно-коммунистической. Правящая бюрократия увлеклась потреблением и потеряла идеалы — интеллигенция пошла еще дальше, став либеральной и консюмеристской.

Советские интеллигенты на всех поворотах истории выступали в роли "первых учеников" ("Всех учили. Но зачем ты оказался первым учеником, скотина такая?", как писал Шварц). Деды, задрав штаны, бежали за большевиками и Лениным, а внуки с тем же рвением — за "либералами" и Чубайсом. Они так же яростно поверили в частную собственность и рынок, как их деды — в советскую власть и строительство коммунизма. Недаром заголовок последней книги одного из самых известных шестидесятников Юрия Карякина звучит так: "Смена убеждений. От ослепления к прозрению". Это слова религиозного неофита, уверенного, что наконец-то "прозрел", обрел истинную веру, подлинное божественное откровение, а в действительности просто сменившего одну секту (коммунистическую) на другую (либеральную).

Каждое поколение спорит с предыдущим, пытаясь выстроить свои жизненные стратегии на отрицании его опыта. Правнукам идейных коммунистов, внукам шестидесятников, детям "героев" первичного накопления 90-х не нужен ни коммунизм, ни либерализм, ни стяжательство. Успешные родители обеспечили их материальными благами, начисто вытоптав, проституировав, дискредитировав все идеологические, творческие ценности. Вместо идей им предложили политические пиар-фальшивки и средневековое религиозное мракобесие, а вместо искусства — гельмановщину с "синими носами", деревянными х..ми и другой постмодернистской туфтой. Родители-либералы рассуждали об эффективности рынка, где побеждает сильнейший. А дети столкнулись с миром, где сильнейшие, т.е. кагэбэшники, бандиты и мегапрохиндеи из той же интеллигентской среды, держат в своих руках хваленый свободный рынок. Советская элитарная интеллигенция успешно продала свои услуги этим самым хозяевам рынка. А ее новое поколение оказалось обреченным на пустоту и саморазрушение (достаточно вспомнить общеизвестные трагедии в семьях Гельмана, Мальгина и др.).

Представления о ценностях в обществе меняются. Последующим поколениям уже не нужно то, во что верили и чего упорно добивались предыдущие. Родители отвергли непоследовательность и лицемерие отцов-шестидесятников и возвели стяжательство в абсолют. Сейчас маятник качнулся в другую сторону. Новое поколение отвергает уже их жизненный выбор. Золотая молодежь — "тупиковая ветвь эволюции". Она некультурна, не умеет мыслить самостоятельно, ее удел — рабское следование моде, в лучшем случае хипстерство и увеличение очередными кумирами-"вождями", а чаще оргиастическое саморазрушение.

P.S. Кто замещает "покойника"

Свято место пусто не бывает. Нет интеллигенции, но есть интеллектуальная поденщина, обслуживающая интересы власти и бизнеса. Я имею ввиду большинство различных политологов, политжурналистов, социологов, политконсультантов, политфилософов и прочую квазиинтеллигенцию, пораженную язвой интеллектуальной коррупции.

Профессиональный долг интеллигента — честный творческий труд. Коррумпированный интеллигент — тот, кто ради материальных благ и социальных выгод отказывается от этого долга, от идеалистических творческих задач. Когда врач за взятку помогает получить белый билет уклонисту от армии или декан небескорыстно протаскивает бездаря в вуз — это бытовая коррупция. Когда человек, считающий себя интеллигентом, помогает вору или шарлатану побеждать на выборах, удерживать власть, навязывать свою волю обществу — это интеллектуальная коррупция.

Раньше интеллигенты искали материальные ресурсы для реализации собственных идей. Раскручивали разных Савв Морозовых на финансовую помощь своим идеологическим проектам и партиям. Сейчас они формулируют идеи, имитируют идеологические взгляды в соответствии с запросами заказчиков: "Чего изволите? Сегодня у нас свежую суверенную демократию подают, приправленную энергетической сверхдержавой. Ой, уже не актуально? Хорошо, другое блюдо есть: модернизация, поджаренная на инновационном масле. Что, уже никому не нужно? Заказчик умер? Ах, так! Ау, Анатолий Борисович, Михаил Дмитриевич! У нас тут европейский выбор ко столу, возрождение бизнес-свобод, борьба с "жуликами и ворами" — не желаете ли отведать?".

"Взгляды" коррумпированного интеллигента зависят, прежде всего, от того, при какой кормушке он состоит. Работает на власть — он охранитель, получил пинка — стал оппозиционером (вспомните виртуоза интеллектуальной коррупции Павловского, вырастившего в своем ФЭПе не одно поколение интеллектуалов на продажу), назначили быть левым — он социалист. Для некоторых, помимо рыночного спроса, имеет значение многолетнее позиционирование на политическом рынке: один традиционно считается патриотом, другой — охранителем, третий — либералом, четвертый — коммунистом. Так и привыкли годами торговать каждый за своим прилавком, интересуясь только тем, как подороже сбыть свой идеологический товар.

В 90-е в среде интеллигентов-коррупционеров был разброд и шатания. Кого-то купил Гусинский, кого-то Березовский, кого-то Чубайс. Они активно и всерьез гавкали друг на друга, причем не в блогах каких-то, а по ЦТ. И всем казалось, что у нас свобода и плюрализм. А потом власть как-то вытеснила других оптовых покупателей интеллигентских душ на обочину жизни и стала почти монопольным игроком на рынке услуг коррумпированной интеллигенции."

Игорь Эйдман

Facebook

! Орфография и стилистика автора сохранены

Эту реплику поддерживают: Iouri Samonov

Эйдман в поисках виноватых

"И. Эйдман, "Кто виноват в моральной катастрофе,..""

Миша, прочел всего Эйдмана, но так и не понял, кто же виноват. Разочаровавшиеся в коммунизме деды? Либералы-потребительщики отцы? Циники-внуки? Крайний злодей Сталин? Пассионарный нравственный идиот Ленин? Гениальный демагог Маркс? Все вместе, потому как всем им чего-то крепко не хватало? Если так, то чего? И можно ли винить того, кому чего-то крепко не хватает? За нехватку ума, вкуса, такта, сострадания, любознательности,...—можно винить того, у кого не хватает? Есть в этом смысл? 

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik

Мне тоже показался текст Эйдмана странным и малоубедительным 

Эту реплику поддерживают: Инна Пополитова

По-моему "кто виноват?" есть дурная постановка вопроса. Собственно только это я и хотел сказать. Тут, Миша, мы с тобой сходимся, как я понимаю. Где-то же нам надо и согласиться, не все ж фехтовать :)

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik, Михаил Аркадьев

Михаил, есть два понятия "Интеллигенция"

Словарь Брокгауза и Ефрона. Издание 1907-1909 года.

«Интеллигенция – образованные, умственно развитые классы общества, живущие интересами политики, литературы и искусства»

Словарь С.И. Ожегова. Издание 1987 года

« Интеллигенция – работники умственного труда, обладающие образованием и специальными знаниями в различных областях науки, техники и культуры»

В Вашем комментарии речь идет именно о втором определении интеллигенции, скорректированном  уже советской властью. 

Врач, учитель, инженер - не обязательно интеллигент.  Это просто люди с высшим образованием.  

Возможно, на вопрос виновата ли интеллигенция в развале страны, можно ответить только после четкого определения понятия интеллигент. 

Если мы считаем второе определение верным, то - да. Если, все же мы считаем верным первое, то - нет.

Эту реплику поддерживают: Ирина Громова

""Взгляды" коррумпированного интеллигента зависят... от того, при какой кормушке он состоит. Работает на власть — он охранитель, получил пинка — стал оппозиционером.... назначили быть левым — он социалист. ...... Так и привыкли годами торговать каждый за своим прилавком, интересуясь только тем, как подороже сбыть свой идеологический товар"

А разве в США как-то иначе? Это обличение - просто описание жизни работников умственного труда эпохи капиталистического империализма. Да и , не думаю, в другие эпохи было намного иначе.

Алекс, но Вы же в другом своем посте говорили о культивации благородных чувств в среде англоязычной интеллигенции. А тут  Вы говорите об ее продажности? Как это совместить? 

В духе "Если ли еще в Париже честные женщины? - Да, сэр, но они стоят очень дорого".

Алексей, Вы - классический идеалист, а я - идеалистический прагматист. Я ни к ому не предъявляю абсолютных требований, у меня мир в оттенках серого. Светло-серый - интеллигент, а темно-серый - наверное, уже нет. Мой дед - коммунист, главный инжнер доменного цеха, а потом всего сталелитейного завода, обласканный Орджоникидзе и расстрелянный в 1937 - был интеллигент. Знаю это уже потому, что знала бабушку. Изгнанная из партии в 37, она уже никогда в ней не восстановилась, хотя могла.

И здесь у нас есть все оттенки серого, от совершенно продавшихся партийных функционеров и лобиистов до врачей, работающих с бедными и иезуитов, помогающих членам банд выйти из них.

Алекс, какой же это прагматизм, когда человек пренебрегает фактами? 

"И здесь у нас есть все оттенки серого, от совершенно продавшихся партийных функционеров и лоббистов до врачей, работающих с бедными и иезуитов, помогающих членам банд выйти из них." Вот это мне как раз и хотелось изобразить.

Ну вот, опять спорим! Где ж я пренебрегаю фактами?

Ну вот, хотя бы people respond in kind. Это вопиющая неправда. Проблема человеческой жизни, отмеченная сотнями наблюдателей и хорошо освященная в литературе, в том, что люди очень часто платят злом за добро. И именно это делает нравственность, основанную на утилитарном обмене услугами (ты мне, я тебе) неосуществимой. Те, кто надеется получить взамен то, что они дали, получают только разочарование, переходящее в горечь. Человек, стремящийся делать добро, должен навсегда забыть о том, что за это полагается какая то благодарность. Спросите у вашего мудрого иезуита, он Вам скажет, насколько наивными и вредными являются такого рода мечтания.

Христос was responded in kind? "К своим пришел и свои его не приняли". 

е, кто надеется получить взамен то, что они дали, получают только разочарование, переходящее в горечь. Человек, стремящийся делать добро, должен навсегда забыть о том, что за это полагается какая то б

благодарность и не полагается. Надежнее нет способа вечно быть разочарованным - это ждать благодарность.

Ну так как же тогда people respond in kind, если на их благодарность не приходится рассчитывать?

ой, Алексей....... для меня есть темы, которые  легко обсуждать и темы, разговоры о которых приводят меня к чувству неловкости. Веру, например, я бы никогда на людях обсуждать не стала, как и секс, тем не менее, многие здесь по этим темам специализируются. А. Лосетт в роли spiritual guru -  из тех же тем. Скажу просто, что если что-то начинать, "рассчитывая на благодарность" - то это же голая эмоциональная меркантильность. Что проецируешь в мир, на том же уровне и назад получишь. Делать что-то хорошее (когда можешь)  стоит, чтобы прибавть в мире чего-то хорошего.

Судя по этим словам, Вы тоже "идеалист". Тогда нечего говорить о прагматизме и т.д. не будем запутывать друг друга.

хорошо, приму комплимент :))

Хотя мы говорим о разных видах "идеализма".

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik

Алексей, спасибо, хорошее эссе. Со многими мыслями, особенно в первой половине его, я согласна.

Посколько понятие интеллигентности, как Вы сами заметили в самом начале, размыто, и все мы представляем что-то немного свое.  Мало того, размыты почти все серьезные гуманитарные понятия, требующиеся для этой дискуссии, а заниматься их дисциплинированным определением  у меня нет времени. Признав этот факт, хочу добавить к Вашим пару своих размытых и быстрых мыслей, основанных, увы, на размытых понятиях. :))))) Сначала попробую бегло определить мое понимание интеллигентности.

Вы сводите интеллигентность, в основном, к мысли и духу. Мне кажется, нужно еще добавить и чувства. Можно чувствовать интеллигентно, а можно – нет. Никто не будет спорить, что зависть, мелочность и мстительность – не интеллигентные чувства. Между тем, мир чувств и эмоций подвергся в СССР чуть ли не большей травле, чем мир идей. Сохранить благородство чувств в советской мясорубке было чрезвычайно сложно, а вырастить новое поколение им обладающее, попросту невозможно. Вот и измельчал советский интеллигент по сравнению с пререволюционным.

Хамоватость, высокомерие, раздражение, неумение слушать противоположную точку зрения достаточно присущи советскому интеллигенту. Что интересно, это те качества, которые считаются основополагающими в культурной англоязычной среде, и intellectuals все эти правила соблюдают очень строго, хоть не всегда от души.

Иными словами, наличие или отсутствие культуры эмоций или хотя бы стремление обрести эту культуру для меня являются более важными чертами интеллигентности, чем способность ценить и думать об абстрактных идеях .

С этих позиций, Ленин с трудом встречает мои критерии интеллигентности. О Ленине неплохо недавно написал М. Эпштейн в эссе, которое прошло почти незамеченным. Злобное раздражение Ленина, лезущее из всех его произведений, и базарный тон никак не вяжутся в моем представлении с интеллигентным поведением.

Вторая мысль в Вашем эссе, с которой я не могу согласиться - это Ваша глубинная идея о том, что у интеллигеннции есть враги, и что она находится в состоянии войны с некоей опасной массой, которая готова ее поглотить. Я имею предпочтение думать, что в большинстве людей заложено стремление как минимум к чувствам безопасности и понимания и, при правильных обстоятельсвах, эти качества расцветают в цивильность, если не интеллигентность, в большинстве живущих. Навязывать не буду, просто такая идея мне кажется более привлекательной, чем образ группки мыслителей среди темной враждебной массы.

Эту реплику поддерживают: Ирина Громова

Спасибо, Алекс. 

По поводу благородства чувств хорошо сказано.

По поводу того, что эти качества якобы культивируются в англоязычной среде, я с Вами абсолютно не согласен. С европейцами я могу говорить на разные темы и даже не соглашаться. С моими американскими коллегами делать это невозможно. 

Ваш прекраснодушный взгляд на отсутствие антагонизма опровергается фактами, теми, с которых я начинаю это эссе. Перечтите "Поэт и чернь", например. Это для Пушкина не случайная тема. Да не только Пушкиным он опровергается, а каждом школьным хулиганом, задирающим nerds.

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

А. Блок о противостоянии поэта и толпы:

Поэты

За городом вырос пустынный квартал

На почве болотной и зыбкой.

Там жили поэты,- и каждый встречал

Другого надменной улыбкой.

Напрасно и день светозарный вставал

Над этим печальным болотом;

Его обитатель свой день посвящал

Вину и усердным работам.

Когда напивались, то в дружбе клялись,

Болтали цинично и пряно.

Под утро их рвало. Потом, запершись,

Работали тупо и рьяно.

Потом вылезали из будок, как псы,

Смотрели, как море горело.

И золотом каждой прохожей косы

Пленялись со знанием дела.

Разнежась, мечтали о веке златом,

Ругали издателей дружно.

И плакали горько над малым цветком,

Над маленькой тучкой жемчужной...

Так жили поэты. Читатель и друг!

Ты думаешь, может быть,- хуже

Твоих ежедневных бессильных потуг,

Твоей обывательской лужи?

Нет, милый читатель, мой критик слепой!

По крайности, есть у поэта

И косы, и тучки, и век золотой,

Тебе ж недоступно все это!..

Ты будешь доволен собой и женой,

Своей конституцией куцой,

А вот у поэта - всемирный запой,

И мало ему конституций!

Пускай я умру под забором, как пес,

Пусть жизнь меня в землю втоптала,

-Я верю: то бог меня снегом занес,

То вьюга меня целовала!

Эту реплику поддерживают: Елизавета Титанян, Anna Bistroff, Алекс Лосетт

Я безусловно идеалист, но не в том, смысле, что я выдаю желаемое за действительное, как, например,

"Я имею предпочтение думать, что в большинстве людей заложено стремление как минимум к чувствам безопасности и понимания и, при правильных обстоятельсвах, эти качества расцветают в цивильность, если не интеллигентность, в большинстве живущих. Навязывать не буду, просто такая идея мне кажется более привлекательной, чем образ группки мыслителей среди темной враждебной массы."

Я не имею предпочтения думать так, чтобы feel good.

Алексей, говоря о человеческом восприятии, особенно восприятии культурной, социальной и эмоциональной реальности, я считаю, что никто не знает, что же такое "действительное".  Есть "наблюдаемое" или "воспринимаемое" (не путать с "действительным"). Соответственно, нельзя выдать "желаемое" за "действительное", можно только отделить "наблюдаемое" от "желаемого" (оно же "ожидаемое"). Но. постольку поскольку "ожидаемое"  воздействует на "воспринимаемое", то........ И я знаю, что Вы не согласитесь.......

Физика занимается только наблюдаемым, поэтому я с Вами отчасти согласен. Однако, наблюдаемое непостижимо без некорого представления о мире, который философы называют умопостигаемым. Реальность же, которая доступна нам лишь отчасти, состоит из того и другого. 

То, что желаемое оказывает влияние на наблюдаемое, несомненно. М.б. устранить его совсем и невозможно, но свести к минимуму можно. 

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

В некоторых областях его и не надо сводить к минимуму. Чем лучше человек Х относится к человеку У, тем больший шанс, что У будет хорошо относиться к Х. Как говорят американцы, people respond in kind.

Конечно, надо стараться, но не надо ОЖИДАТЬ, что легко получится. Спросите у своего знакомого иезуита, думаю он имеет что сказать по этому поводу.

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

Мне показалась интересной цитата из статьи Елены Черновой,  руководителя лаборатории социологии градостроительства ОАО «РосНИПИУрбанистики»:   "Общим для всех мегамашин является то, что никто, включая представителей власти, не удерживает целого. В результате никто не отвечает за последствия. Философы франкфуртской школы обсуждали эту ситуацию и на примерах преступлений против человечества во Второй мировой войне. Оказалось, что в тоталитарном государстве, которое является законченным воплощением мегамашины, очень сложно найти ответственных за преступления. Исполнители только выполняли приказы. Те, кто издавал эти приказы, действовали в рамках закона своей страны. А те, кто писал законы, сами не убили ни одного человека. "

Нельзя ли назвать интеллигентом человека, способного выйти из системы? Не человек вне системы - это невозможно, все люди - часть систем. И не о преступлении речь, потому что преступный мир тоже система. А человек, способный существовать и вне системы, - вот что безошибочно чувствуют все. Достаточно вспомнить Сахарова и аплодисменты.

"А все прочие, - делай, как я!

Это значит, - не надо за мной.

Колея эта - только моя,

Пробивайтесь своей колеей".

В. Высоцкий

Конечно, в жизнь ставит перед каждым творческую задачу!

Эту реплику поддерживают: Марина Романенко

Спасибо, Алексей.

На самом деле, статью с таким названием я собирался написать с самого своего появления на Снобе - но так и не решился, не считая себя вправе.

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff, Михаил Аркадьев