Все записи
23:33  /  13.12.14

2856просмотров

К нам обращается Вацлав Хавел

+T -
Поделиться:

Английский оригинал

Необходимость трансцендентного в мире постмодерна

 

Вацлав Хавел, речь, произнесенная в Филадельфии 4 июля 1994 г.

 

Существуют мыслители, утверждающие, что современность, начавшись с открытия Америки, там и закончилась. Говорят, что это произошло в 1969 году, когда Америка послала первых людей на Луну.  С этого момента, говорят нам, началась новая эпоха в развитии человечества.

 

 Я думаю, что есть на самом деле причины полагать, что век, называемый новым временем (modern age) окончился. Сегодня есть множество признаков того, что мы переживаем переходный период, когда кажется, что некие вещи уходят, а на место их мучительно рождается что то новое. Как если бы что то крошилось, распадалось, исчерпывало себя, а из руин поднималось что то новое.

 

 Периоды истории, когда происходит сдвижка ценностей, определенно не являются беспрецендентными. Так было в эллинистическую эпоху, когда из руин античности постепенно нарождалось средневековье. Так было в эпоху Ренессанса, окрывшего дорогу Новому времени. Отличительными чертами таких периодов являются перемешивание и сращение культур, параллелизм и плюрализм интеллектуальных и духовных миров. Это периоды, когда все логически последовательные системы рушатся, когда люди открывают для себя культуры, отдаленные в пространстве или времени. В это время превалируют тенденции цитировать, имитировать и усиливать, а не интегрировать и опираться на авторитет. Новое рождается от встречи и пересечения многочисленных и разнообразных элементов.

 

 Ныне это состояние умов называется постмодернизмом. Для меня символом времени является облаченный в традиционную робу бедуин на верблюде, у которого из под робы торчат джинсы, в руках транзисторный приемник, а на спине верблюда реклама Кока колы. Я не пытаюсь высмеять это явление, я также не проливаю слез по поводу коммерческой экспансии Запада, разрущающей чужие культуры. Я смотрю на это, как на типическое проявление эпохи мультикультурализма, когда происходит слияние и амальгамация разных культур. Я вижу здесь доказательство того, что нарождается нечто новое, что мы живем в то время, когда один век сменяет другой и все возможно. Да, все возможно, поскольку наша цивилизация уже не имеет ни единого объединяющего стиля, ни единого духа, ни единой эстетики.

 

  Наука и современная цивилизация.

 

Это связано с кризисом или трансформацией науки, как базиса для современного понимания мира.

 

Головокружительное развитие этой науки, с ее безусловной верой в объективную реальность и полной зависимостью от общих и рационально познаваемых законов, привело к рождению нашей технологической цивилизации. Это первая в истории глобальная цивилизация, охватывающая весь земной шар, прочно связывающая единой судьбой все человеческие общества. Это именно та наука, которая позволила человеку взглянуть на Землю со стороны, из космического пространства, увидеть ее, как звезду среди звезд.

 

 В тоже время, однако, кажется, что отношение к миру, рожденное наукой Нового времени, исчерпало свой потенциал. Становится все более ясным, что нечто важное отсутствует. Науке не удается связать сокровенную природу реальности с естественным человеческим опытом. Наука является ныне более источником дезинтеграции и сомнения, чем интеграции и смысла. Она вызывает, по сути,  состояние близкое к шизофрении: человек, как наблюдатель, абсолютно отчуждается от себя, как существа.

 

 Классическая современная наука описала лишь поверхность вещей, лишь одно измерение реальности. И чем более догматически она настаивает на единственности этого измерения, как сущности реальности, тем к большим заблуждениям она ведет. Сегодня, например, хотя мы знаем о вселенной неизмеримо больше, чем знали наши предки, кажется, что они знали нечто главное, что  ускользает от нас. Тоже самое можно сказать о нашей природе. Чем более полно мы описываем наши органы и их функции, их внутреннюю структуру и биохимические реакции, идущие в них, тем более мы слепы к духу, цели и смыслу, творимыми ими, который мы связываем с понятием «себя».

 

 Итак, мы находимся в парадоксальной ситуации. Мы наслаждаемся всеми благами современной цивилизации, сделавших нашу жизнь  легче во многих важных отношениях. И при этом мы не знаем, что нам делать с самими собой, в какую сторону повернуть. Мир вокруг нас представляется нам хаотическим, разорванным, сбивающим с толку. Кажется, что нет никаких объединяющих сил, общего смысла, никакого внутреннего понимания вещей. Эксперты могут объяснить все в объективном мире, наши же собственные жизни мы понимаем все меньше и меньше. Словом, мы живем в мире постмодерна, где все возможно и нет ничего определенного.

 

Когда определенность отсутствует.

 

Описанное положение вещей имеет социальные и политические последствия. Наша глобальная планетарная цивилизация бросает нам вызовы глобального характера. Мы беспомощны перед ними, т.к. наша цивилизация глобализована только на поверхности. Наша внутренняя жизнь идет своим чередом. И чем меньше ответов эра рационального знания дает нам на основные вопросы человеческого Существа, тем более люди за спиной глобальной цивилизации будут крепче цепляться за древние племенные традиции. Поэтому индивидуальные культуры, сбитые в один ком современной цивилизацией, все более настойчиво осознают свою внутреннюю автономию и свое внутреннее отличие от других.

 

 Культурные конфликты усиливаются и становятся более опасными. Конец эры рационализма катастрофичен. Вооруженные тем же самым сверхсовременным оружием, часто от одних и тех же поставщиков, в сопровождении телевизионных камер, члены различных племенных культов воюют друг с другом. Днем мы работаем со статистикой, вечером мы идем к астрологам и пугаем друг друга триллерами о вампирах. Бездна между рациональным и духовным, внешним и внутренним,  объективным и субъективным, техническим и моральным, универсальным и уникальным все расширяется.

 

 Политики справедливо озабочены проблемами выживания цивилизации, являющейся глобальной и вместе тем мультикультурной. Как установить механизмы, обеспечивающие мирное сосуществование  и на каких принципах они должны быть основаны?

 

 Эти вопросы стали с особенной остротой благодаря двум политическим событиям второй половины ХХ века: коллапса глобальной гегемонии и коллапса коммунизма. Искусственный   мир последних десятилетий рухнул, а новый, более справедливый порядок, еще не возник. Наиболее важной задачей сейчас, поэтому является создание модели сосуществования различных культур, народов, рас и религиозных сфер. Эта задача является тем более насущной из за роста других угроз нашей цивилизации, созданных ее одномерным развитием.

 

 Многие считают, что задача эта может быть решена техническими способами, путем применения дипломатических и  организационных инструментов. Разумеется, этими инструментами нельза пренебрегать. Однако, все эти усилия обречены на неудачу, если они не вырастают из чего то более глубокого, а именно из общих ценностей.

 

Все это также известно. И в поисках наиболее естественного источника для создания нового мирового порядка мы обращаемся к области, являющейся традиционной основой современного понятия о справедливости и великим достижением Нового времени: к системе ценностей впервые декларированной под сводами этого здания [зала Независимости в Филадельфии, - А. Ц.]. Я имею в виду   уважение к индивидуальной человеческой жизни, ее свободам и неотъемлемым правам и принцип, что вся власть имеет своим источником народ. Короче, я имею в виду фундаментальные идеи современной демократии.

 

То, что я собираюсь сказать, будет возможно, звучать провокативно, но я все сильнее ощущаю, что эти идеи  недостаточны, что нужно будет идти дальше и глубже.  Дело в том, что то решение, которое они предлагают было выведено в климате эпохи Просвещения с точки зрения человека, принадлежащего в Евроамериканской сфере последних двух веков. Ныне мы находимся в другом месте и в другой ситуации, на которую классические решения Нового времени на дают удовлетворительного ответа. После всего, само понятие неотъемлемых прав, данных человеку Творцом, произошло из типично нововременного идеи, что человек, в силу своей способности понимать природу и мир, является венцом творения и повелителем мира.

 

Этот антропоцентризм Нового времени неизбежно означал, что Тот, кто по видимому одарил человека неотъемлемыми правами, стал постепенно исчезать из мира. Он оказался столь удален от сферы современной науки, что она постепенно вытолкнула Его в своего рода частную сферу, если не в сферу частных фантазий, т.е. в сферу, к которой общественные обязанности более неприложимы. Существование сверхчеловеческого авторитета уступило напору человеческих стремлений.

 

Две трансцендентные идеи.

 

Идея прав и свобод человека должна быть интегральной частью любого осмысленного мирового порядка. Однако, мне кажется, она должна быть укоренена ином месте и способом, отличающимся от того, каким это делалось до сих пор.  Если ей суждено быть не просто лозунгом, осмеиваемым половиной мира, она не может быть выражена на языке уходящей эры,  где она является гребешком на спадающей волне веры  в чисто научное отношение к миру.

 

Парадоксально, но вдохновение для обновления утраченной целостности может быть снова обретено в науке, в новой, скажем даже – постмодерной науке,- науке, дающей идеи, позволяющие ей самой в определенном смысле переступить свои пределы. Ниже я приведу два примера.

 

Антропный Космологический принцип. Его авторы и сторонники заметили, что из всех неисчислимых возможностей эволюции Вселенная выбрала только тот, который позволил возникнуть жизни [это слишком слабое утверждение, см. статьи А. Бурова]. Это еще не доказательство того, что цель вселенной всегда состояла в том, чтобы однажды взглянуть на себя нашими глазами. Но как еще все это объяснить?

 

Я думаю, что Антропный Космологический принцип донес до нас старую, как само человечество, идею, что мы не являемся лишь случайной аномалией,

мы не есть лишь микроспопическая частица, кружащаяся где то в бесконечных глубинах вселенной. Напротив, мы таинственно соединены с целой вселенной, мы отражены в ней, как и все ее эволюция отражена в нас.

 

 До недавнего времени казалось, что мы лишь несчастная росинка на небесном теле, вращающемся  в пространстве наряду с другими телами, лишенными росы. Это то, что могла объяснить классическая наука. Но в тот момент, когда оказывается, что мы связаны с целой вселенной, наука достигает своих пределов. Поскольку она основана на поиске универсальных законов, ей не под силу иметь дело с сингулярностью, с единичностью. Вселенная единична, и мы до сих пор есть тоже единичная точка в ее истории. Но единичные события относятся к области поэзии, не науки.  Сформулировав Антропный Космологический принцип, наука оказалась на границе между формулой и рассказом, между наукой и мифом. Но таким образом наука, парадоксальным образом, вернулась, кружным путем, к человеку, и предлагает ему – в новых одеждах, - отнятую у него идентичность. И делает это, вновь укореняя его в космосе.

 

 Вторым моим примером является гипотеза Гайя. Эта теория утверждает, что плотная паутина взаимодействий между органическими и неорганическими частями земной поверхности составляет единую систему, своего рода мега-организм, живую планету Гайя, названную именем древней богини, почитаемой во всех религиях, как Мать Земля. Согласно этой гипотезе мы есть часть превосходящего нас целого. Если мы будем угрожать ей, она избавится от нас во имя высшей ценности –самой жизни.

 

Превзойти самих себя.

 

Что делает Антропный принцип и гипотезу Гайя такими вдохновляющими? Одна простая вещь: и тот и другая напоминают нам на современном нам языке то, что мы давно подозревали, то, что отразилось в наших позабытых мифах и что, возможно, дремлет в нас, как архетип.  Это понятие о том, что мы укоренены во вселенной и земле, что мы здесь не одни и не для одних нас, но что мы есть интегральная часть высших и таинственных сущностей, на которых лучше не кощунствовать. Это позабытое ныне знание вписано во все религии. Оно так или иначе присутствует во всех культурах. Эта одна из идей, которая является неотъемлемой частью нашего понимания человека, его места в мире и, в конечном итоге, самого мира.

 

 Один современный философ однажды сказал: «Только Бог может нас теперь спасти».

 

 Да, единственная реальная надежда людей теперь есть, наверное, обновление уверенности в нашей глубокой связи с землей и, в конечном итоге, с космосом. Эта уверенность одаряет нас способностью превзойти себя. Политики на международных форумах могут тысячи раз повторять, что базисом нового мирового порядка должно служить уважение к универсальным правам человека, но это будут пустые слова до тех пор, пока этот императив не будет связан с уважением к тайне Бытия, к тайне вселенной, тайне природы, к тайне нашего собственного существования. Только тот, кто подчинит себя универсальному порядку творения, кто ценит свое участие в нем,  может уважать себя и своих соседей, и тем самым соблюдать их права.

 

 Отсюда логически вытекает, что в современном мультикультурном мире истинно надежный путь к мирному сосуществованию и творческому сотрудничеству  должен начинаться с того, что лежит у основания каждой культуры, и что лежит бесконечно глубже в сердцах и умах людей, чем политические мнения, убеждения, антипатии или симпатии – способность переступить через самих себя:

 

  1. Трансценденция, как рука, протянутая к тем, кто близко от нас, к иностранцам, к человеческому сообществу, ко всем живым существам, к природе, ко вселенной,
  2. Трансценденция, как глубоко и радостно ощущаемая потребность быть в гармонии даже с тем, что не мы, чего мы не понимаем, что представляется нам далеким во времени и пространстве, но с чем мы, тем не менее, таинственно связаны, поскольку все это вместе составляет единый мир.
  3. Трансценденция есть единственная альтернатива исчезновению.

 

Декларация Независимости гласит, что Творец дал человеку право на свободу. Мне кажется, что человек может реализовать это право только если не позабудет Того, кто дал его.

 

Примечание.  

Читатель, интересующийся сущностью Антропного Космологического принципа, может ознакомиться с ним, а также с сопутствующими вопросами и проблемами на этом блоге, а также на блоге Алексея Бурова, см, например, где также содержатся линки на предыдущие статьи Алексея, посвященные этой теме.

 

 

 

 

Комментировать Всего 21 комментарий
Восхищение Гавелом

Спасибо, Алеша—какого глубокого и ясного ума человеком был Вацлав Гавел! Мы с тобой могли бы разобрать его выступление на эпиграфы, и чуть не каждый абзац пошел бы в дело. Вот, к примеру, один из центральных:

"Наука является ныне более источником дезинтеграции и сомнения, чем интеграции и смысла. Она вызывает, по сути,  состояние близкое к шизофрении: человек, как наблюдатель, абсолютно отчуждается от себя, как существа. Классическая современная наука описала лишь поверхность вещей, лишь одно измерение реальности. И чем более догматически она настаивает на единственности этого измерения, как сущности реальности, тем к большим заблуждениям она ведет."

Или еще, снова ставшее весьма актуальным, о парадоксальном питании культом разума агрессивных племенных культов:

"И чем меньше ответов эра рационального знания дает нам на основные вопросы человеческого Существа, тем более люди за спиной глобальной цивилизации будут крепче цепляться за древние племенные традиции... Культурные конфликты усиливаются и становятся более опасными. Конец эры рационализма катастрофичен. Вооруженные тем же самым сверхсовременным оружием, часто от одних и тех же поставщиков, в сопровождении телевизионных камер, члены различных племенных культов воюют друг с другом."

И главный вывод, с точностью и емкостью великолепной формулы:

"Декларация Независимости гласит, что Творец дал человеку право на свободу. Мне кажется, что человек может реализовать это право только если не позабудет Того, кто дал его."

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff, Alexei Tsvelik, Инна Пополитова

А знаешь, как я наткнулся на эту речь? Зашел в Париже в русский книжный магазин, увидел старую книжку Лотмана, заглянул в предисловие, написанное Вяч. Ивановым, и ба! - антропный принцип...

Антропный принцип становится одной из главнейших загадок. Это—начало выздоровления от культа разума. Не впасть бы при этом еще в какое идолопоклонство.  

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин

Как ты сам хорошо понимаешь, за этот принцип еще предстоит отчаянная борьба.

Эту реплику поддерживают: Алексей Буров

Вяч. Иванов ссылался на эту речь Гавела?

Да, и неоднократно. У него даже доклад был, где он касался Антропного Принципа Место человека в космосе.

Эту реплику поддерживают: Алексей Буров

Алеша, пока я тут свои цитаты Леше Цвелику приводила (с восторгом!), вы меня опередили! Какой он молодец, что нашел этот материал! 

Эту реплику поддерживают: Алексей Буров

Вера в Гею

Гавел упоминает в своей речи "гипотезу Геи" (по русски имя богини принято писать таким образом) как бегство от шизофрении тотально-научного взгляда, называемого мной культом разума. Бегство понятно, но этот путь порочен и метафизически, и этически, и политически.

Метафизически он никуда не годится, ибо нелепо верить в богиню Гею, зная о Большом Взрыве. Такое божество не может быть самостоятельным. Вера в порождение человека Геей несовместима с верой в наше происхождение от единого трансцендентного Бога. 

Этически эта вера не годится, ибо видит в человеке лишь земного, а не космического набюдателя и творца. 

Политически эта вера ведет к экофашизму. 

"Гипотеза Геи" есть не гипотеза, не теория, как она ошибочно квалифицирована Гавелом, а неоязыческий культ, ставящий жизнь выше мысли, требующий от мысли безусловного подчинения требованиям жизни. Планета наделяется самостью, субъектностью: "иначе она избавит себя от нас". Выходит, мы не во власти Творца неба и земли, видимого и невидимого, не Его дети, но лишь ее. 

Разумеется, экология важна. Однако, если ее важность абсолютизирована, затмевает Бога, то такой культ порождает кумир и становится источником зла. 

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин

Я совершенно согласен с тобой, но я решил просто привести текст Хавела целиком, не делая никаких комментариев.

Эту реплику поддерживают: Алексей Буров

Гавел упомянул "гипотезу Геи", кратко и точно указал на нее как на реакцию на культ разума, но спасение увидел не в ней, а в связи с Трансцендентым Творцом, даровавшем человеку жизнь, разум, свободу.

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik

Алеша, опять вы лишаете меня сна! А ведь хотела сегодня лечь пораньше...

Я уже как-то признавалась, что, наряду с тягой к абстрактным размышлениям, мой ум имеет крайне прикладной характер. Наверное, я слишком женщина, слишком мать... Посему в результате анализа всего происходящего я везде ищу конкретно-созидательный, конструктивный вектор: типа, куды бечь?.. или - что делать? Потому как в настоящий момент все эти дискуссии на тему "кто виноват" девальвируются со скоростью падения рубля...

Прочла приведенное вами выступление - просто поразительно!.. Неужели оно датировано 1984 годом? Ой, опечатка по Оруэллу, т.е. - по Фрейду. 4-е июля 1994 - 20 лет назад, а как актуально!

Вот несколько цитат, которые особенно зацепили, хотя я скопировала себе весь текст.

1. "Сегодня есть множество признаков того, что мы переживаем переходный период, когда кажется, что некие вещи уходят, а на место их мучительно рождается что-то новое. Как если бы что то крошилось, распадалось, исчерпывало себя, а из руин поднималось что-то новое". Господи, хоть бы это было так - и это новое было бы животворяще и созидательно!.

2. "...Когда определенность отсутствует.  Описанное положение вещей имеет социальные и политические последствия. Наша глобальная планетарная цивилизация бросает нам вызовы глобального характера. Мы беспомощны перед ними, т.к. наша цивилизация глобализована только на поверхности. Наша внутренняя жизнь идет своим чередом"... На самом деле, хотелось процитировать и всё остальное, что было до этих слов... Все последние три года я ходила на митинги, писала в блоги и агитировала на кухнях. А этот октябрь пролежала пластом на диване. Вся моя либеральная деятельность "до", и всё, чем сейчас занимаются лучшие из нас здесь, в России (в основном, на просторах Инета) стало мне казаться музыкой, которую играл оркестр на тонущем "Титанике". Слова, которые я сейчас вижу перед своим внутренним взором - это молитва: "Господи, дай мне душевный покой, чтобы принять то, что я не могу изменить, дай мужество изменить то, что могу, и мудрость, чтобы отличить одно от другого". Это означает, что я значительно сузила спектр приложения своих конкретных усилий по улучшению мира до ближайшего окружения - а оно оказалось не так уж и мало! И знаете, отдача не заставила себя ждать... Как там говорил князь Серпуховской своему другу Вронскому? "Ты гораздо лучше узнаешь всех женщин, если узнаешь одну только свою жену, которую ты любишь, чем если бы знал их тысячи" - простите, за дословную достоверность цитаты не ручаюсь, но вроде так - я адепт Льва Николаевича. Т.е, гораздо труднее сделать счастливым одного человека, чем на словах признаваться в любви ко всему человечеству!..

3. "Днем мы работаем со статистикой, вечером мы идем к астрологам и пугаем друг друга триллерами о вампирах. Бездна между рациональным и духовным, внешним и внутренним,  объективным и субъективным, техническим и моральным, универсальным и уникальным все расширяется". Верно: к примеру, одна моя близкая подруга, доктор юрнаук, 20 лет проработавшая в Совфеде, пошла учиться в Академию астрологии (учиться 5 лет, by the way!). Выносить все, что ТАМ, наверху,  происходит, у нее больше нет сил... и вообще: тупиковая ветвь. 

4. "...мы таинственно соединены с целой вселенной, мы отражены в ней, как и все ее эволюция отражена в нас". И дальше: "...мы есть часть превосходящего нас целого. Если мы будем угрожать ей, она избавится от нас во имя высшей ценности –самой жизни". А это - прямо бальзам на мою душу! То, о чем я писала в своем рассказе... 

5. "Политики на международных форумах могут тысячи раз повторять, что базисом нового мирового порядка должно служить уважение к универсальным правам человека, но это будут пустые слова до тех пор, пока этот императив не будет связан с уважением к тайне Бытия, к тайне вселенной, тайне природы, к тайне нашего собственного существования. Только тот, кто подчинит себя универсальному порядку творения, кто ценит свое участие в нем,  может уважать себя и своих соседей, и тем самым соблюдать их права". Другая моя очень хорошая подруга, по роду деятельности вхожая в наши самые влиятельные круги, рассказывала: на днях она встречалась с одним близким знакомым, сидевшим в первых рядах в Георгиевском зале 4-го декабря... Очень значительный дядечка... так вот он сказал: "Идет ломка эпох, но, похоже, грядут времена, что без Бога в душе ничего нельзя будет сделать. Иначе -  погибель!".

С надеждой на эту альтернативу и живу. Спасибо за материал!   

Беда в том, Аня, что эти значительные дядечки "Бога в душе" понимают по образцам Московского Царства, где свобода подразумевалась разве что за помазанником. Гавел совсем на иного Бога в душе указывал. Тут не один, но "два источника религии и морали" (Бергсон). Между ними главная борьба и идет.

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff, Alexei Tsvelik

Спасибо, Аня, для таких, как вы, я и пишу. С дядечкой в Георгиевском зале мне, впрочем, не по пути. Для таких, как он вся эта религия и философия есть лишь средство к достижению их собственных целей, что они ежедневно и демонстрируют.

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff

Никогда не мог себе представить, что Гавел, который казалось бы на слуху, был так глубок. Повезло чехам. Не только с первым президентом свободной страны, но и с человеком такого масштаба мысли. В России прошлого века мне сопоставимые (сужу лишь по этому отрывку) по масштабу мысли люди неизвестны. Плохую вещь скажу, но Солженицин по сравнению с ним - ярко выраженное убожество.

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин, Alexei Tsvelik, Lucy Williams

Какие-то смутные, трудновыразимые мысли бродят в башке... Тайна и траснценденция - безусловно лучше, чем их отсутствие. Но повального возвращения людей... И, позвольте, о каком возвращении идет речь? Алексей Буров очень верно заметил - "эти значительные дядечки "Бога в душе" понимают по образцам Московского Царства, где свобода подразумевалась разве что за помазанником".  И так было и раньше для большинства людей. До настоящего чувства и настоящего понимания поднимаются единицы. Так каким образом желаемое может стать действительным для человечества в целом или хотя бы каких-то обществ?  

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff

"До настоящего чувства и настоящего понимания поднимаются единицы".

Володя, правильное слово употребили - "поднимаются". Подниматься - это всегда труд, преодоление (как минимум, силы земного притяжения  :-)), и мужества на это хватает не у всех, а уж чем ближе к вершине, тем сильнее чувство внешнего одиночества, но, смею предположить, там ты все-таки оказываешься не  один... один на один - с Ним... О каком возвращении для человечества или хотя бы каких-то обществ, как вы сказали, может идти речь?..

Правда, у меня есть надежда - и эта мысль меня занимает давно! - что как раз во времена реакции, в процессе сопротивления тотальному Злу появляются если не мессии, то возникает синергетическое чувство мессианства среди хотя части социума, что подвигает последний на новый виток развития.

Сейчас меня так же, как и вас, одолевают смутные, тревожные мысли. С одной стороны - страх перед возможным коллапсом , формы выражения которого и его же последствия невозможно предугадать. С другой стороны - не живем ли мы действительно в эпоху колоссальных перемен, и не дает ли крушение привычных норм общежития надежду на то, что после расчистки авгиевых конюшен  "здесь будет город-сад"? Да только где тот Геракл... да и все остальное - "мы наш, мы новый мир построим!" - всё это уже было.   Короче, все равно страшно! 

Анна, я думаю, что "город-сад" в принципе невозможен в природе человека. Дай боже хоть двигаться в сторону, противоположную от варварства. 

Чтож делать, Володя, пусть хоть единицы поднимутся. А в остальном "нам не дано предугадать, как наше слово отзовется".

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин

Алеша, спасибо за публикацию. Рассуждения Гавела очень глубоки - и не устарели ничуть.

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik