Что такое миф с точки зрения большинства современных людей? Детские сказки...

На заре цивилизации, когда не существовало ни науки, ни искусства, ни религии, а вопрос «как устроено всё вокруг?» уже волновал человека, он начал придумывать мифы. Это была первая модель мира. Как она функционирует? Рассмотрим это на примере греческой мифологии, поскольку мы знаем её лучше, чем любую другую.

Итак, есть люди и есть все остальные, во главе с бессмертными богами. Их взаимодействие обуславливает постоянное течение жизни.

Боги бесконечно сильны и свободны – они могут делать, что захотят. Именно поэтому они преимущественно пируют на Олимпе, изредка отвлекаясь на исполнение желаний своих и иногда людских, если те принесли им жертву. Управляют ли боги течением жизни, в смысле меняют ли они установленный порядок? Нет. Он их полностью устраивает, поскольку установлен ими. Более того, бог вообще не может иметь отношения к  целенаправленной деятельности, поскольку труд – удел рабов. Даже обычный грек, вынужденный заниматься каким-либо ремеслом, уходил для этого в другой город, где становился метэком (негражданином). Что уж говорить о бессмертных богах?

Люди бесконечно слабы и несвободны – они могут делать лишь то, что предначертано богами. Именно поэтому их главная задача – угадать, что те имеют в виду. Любое мало мальски значительное событие сопровождается принесением жертвы (чтобы боги на минуточку отвлеклись от пира и вспомнили о людях) и посещением оракула (всё свершается по воле богов и незнание этой воли или её неправильное толкование не является смягчающим обстоятельством).

Но позвольте, за счёт кого же тогда происходят все изменения? За счёт героев (детей богов и смертных) и титанов/гигантов (детей богини Геи). У них есть свобода поступка – делать то, что они считают нужным и принимать на себя ответственность за всё, что совершили (даже за то, чего они, возможно, не хотели).

Принципиально важно, что понятие «герой» с точки зрения древних греков в корне отличается от сегодняшнего. Это не «тот, кто совершает подвиги». Это тот, у кого есть свобода поступка по праву рождения. Почему Эдип, абсолютно верящий в волю богов,  не смиряется с судьбой? Ему ведь прямо сказано, что он убьёт отца и женится на матери, а он уходит из Коринфа (ошибочно считая, что его родители – местные правители), пытаясь избежать предначертанного богами. Но когда это не удаётся, Эдип не выбирает себе лёгкое наказание – смерть, не остаётся в Фивах, хотя об этом молит их новый правитель Креонт, он ослепляет себя и уходит в изгнание:

- Как ты решился?..

- Судьба решила!

- Кто тебе внушил?

- Я сам себе судья!

Почему Одиссей стремится на край света, а не возвращается домой к семье и управлению Итакой – своим прямым обязанностям? Почему Гектор пытается одержать победу над греками, несмотря на предсказание Кассандры? Почему Антигона нарушает приказ Креонта и хоронит брата? Почему царь Леонид с тремястами спартанцами противостоит многотысячному войску, зная, что надежды нет? Эти вопросы не стояли перед греками – каждый из перечисленных был героем или потомком героя, а значит имел свободу на поступок и выбрал. Замечу, что при этом ни один не смог избежать своей судьбы: право выбора и судьба - несвязанные для грека вещи. Так же как поступок и реакция на него: делай, что должно и будь что будет, а не «сделаешь хорошо – получишь пирожок, сделаешь плохо – наказание».

Прошли века. Человек изобрёл науку (она обоснованнее, чем миф, объясняет устройство мира), искусство (оно нагляднее, чем миф, показывает нам окружающую действительность и нас самих), религию (она глубже, чем миф, проникает в душу). Но логически обоснованное объяснение, почему одни люди готовы к поступку и ответственности за него, а другие нет, пока даёт только миф.

И в этом его важное, но не единственное значение.

Как известно, основные мотивы, встречающиеся в мифах, являются общими для всех, даже не знавших о существовании друг друга культур. Поэтому крайне интересно рассматривать различия, поскольку они, видимо, обусловлены первичными национальными особенностями. Наверняка неспроста у русских отсутствуют мифы о сотворении мира (популярное объяснение, что они были созданы в дописьменную эпоху и забылись, не выдерживает критики). А то, что Илье Муромцу на роду не написана смерть в бою, не согласуется с представлением всех других народов, для которых именно смерть в бою – высшая награда героя.

Но не только из-за исторической составляющей мифа завела я этот разговор.

Мифологический способ познания мира по-прежнему активно используется современным человеком, особенно в те моменты, когда остальные способы «буксуют». Наука и искусство часто не работают с сиюминутным, только что свершившимся. Им необходимо время для осмысления, но человек не может ждать. Он находит объяснение в мифе. Вот почему именно в ХХ веке, богатом на кардинальные изменения в научном, культурном и общественном сознании, миф обретает почти былую силу и мощь. При этом следует понимать, что познание не является основной задачей мифа, по крайней мере сегодня. Однако он выполняет эту роль, особенно когда, повторюсь, другие способы познания с ней не справляются.

Главная цель мифа – создание и поддержание личного, социального, природного порядка. Поэтому его активно используют политические и идеологические структуры (миф о враге, миф о национальном герое), СМИ и т.п. группы для манипуляции сознания. И единственный способ противостоять этому – знать приёмы построения мифов и их основные категории.

Вопреки общепринятому мнению, и сегодня нет ничего более реального и глобального, чем миф, потому что, во-первых, в его создании участвуют самые глубинные элементы сознания человека, а во-вторых, не научный, не художественный, не религиозный, а обыденный является основным  способом познания мира для большинства людей, а он практически во всём сходен с мифологическим. Просто мифологический способ создаёт одну модель для всего сообщества, а обыденный – для каждого индивида.

...Что такое наши наука, искусство, религия с точки зрения мифа? Разрозненные элементы мозаики, неспособные создать мало мальски складную картину отношений с природой, самим собой и друг с другом.