Вы считаете себя культурным или цивилизованным человеком?

Нет-нет, можете не отвечать: я и так знаю, что ответы будут как в анекдоте про влияние ударов по голове на умственные способности боксёра.

И немудрено! Хотя на интуитивном уровне разницу понимают многие, но определений культуры и цивилизации насчитывается десятки (причём часто противоречащих одно другому), и на простой вопрос: «Являются ли эти понятия синонимами или противопоставляются друг другу?» сегодня однозначного ответа нет.

Поэтому я решила упростить эти определения и отнести к культуре то, что совершенствует внутренний мир человека, а к цивилизации то, что создаёт структуру общества и формализованные взаимоотношения людей. Т.е. общество, в котором люди пытаются изменить себя, стать более образованными, нравственно совершенными и моральными, назовём культурным. А общество, в котором государство, институты, законы развиты/эффективно работают, уровень гуманизма высок, человек преобразует природу с помощью технических достижений, - цивилизованным (из чего, кстати, следует: цивилизация исчезает с разрушением общественных структур и технических достижений, а культура – с потерей её носителей или такой политикой общества, когда они не востребованы).

Конечно, при любом упрощении теряются смыслы (иногда важные), но зато можно уйти от линейных ничего не дающих сравнений (что лучше: Россия или Америка?) и постараться понять, как эти две категории влияют на жизнь разных человеческих сообществ.

Рассмотрим это на примере трёх периодов в истории Грузии.

Первый продолжался с VI века до н.э. по XIII век н.э. В это время Грузия развивается и цивилизационно, и культурно: миф об Амирани используют греки при создании мифа о Прометее, в I-III появляется грузинский алфавит (самые ранние сохранившиеся памятники грузинской письменности относятся к V веку), в начале IV века христианство становится государственной религией, чуть позже в районе Поти создаётся философская школа, через Грузию проходит торговый путь, соединяющий Восток и Запад, образованы две Академии, в разных странах появляются грузинские монастыри, в XII веке создан «Витязь в тигровой шкуре» - «вершина западного рыцарского романа, достигнутая не на Западе, шедевр восточной сказки, рожденный в христианском государстве, апофеоз идей гуманизма и идеалов Возрождения, появившийся на свет еще до эпохи Возрождения», в 1204 году сыновья грузинской царевны Русудан (сестры царицы Тамар) основывают на территории Трапезундской империи (конце цепочки Древняя Греция – Рим – Константинополь) династию Великих Комнинов. Конечно, наряду с этим Грузия ведёт ожесточённые войны, централизованным государством становится лишь в X веке и никогда не достигает влиятельности Древней Греции, Римской или Константинопольской империи, но и на их фоне выглядит вполне достойно, т.е. является высоко цивилизованной и культурно развитой страной. В наследство от этих времён грузинскому характеру досталось две яркие черты. Первая - национальная гордость (трудно не гордиться страной, которая два тысячелетия подряд поступательно развивалась - хоть и с перерывами - и с которой считались передовые державы того времени). Другую даже не знаю как назвать, но её феномен особенно д.б. интересен нам, русским, у которых наличие души связано со страданием: если болит – значит, точно есть. Часто это связывают с особенностями православия, но вот свидетельствую: есть православная нация, в душе которой никто не сомневается, которая имеет душу-праздник и не заражена «типично русской болезнью приятия только тайно или явно страдающей души».

Второй период – период выживания – продолжался более 500 лет. За это время почти непрекращающиеся войны с монголами, Тамерланом (который вторгался в Грузию 8 раз!), Османской империей, Персией, северокавказскими племенами привели страну к изоляции от христианского и европейского мира (чему способствовало и исчезновение восточных остатков Римской империи), распаду на независимые царства и такому экономическому упадку, что деньги были частично заменены на прямой обмен товарами, а численность городского населения резко сократилась. Т.е. грузинская цивилизация сильно разрушена (и если бы не грузинская церковь, во многом взявшая на себя объединение народа в борьбе с врагом, управление образованием, и чуть ли не государством в отдельные периоды, то, возможно, речь могла бы идти и о полном уничтожении) А что с культурой? Хотя в этот период появляются литературные, исторические и религиозные сочинения, грузинский карабадин (книга о лечебных средствах и правилах лечения различных заболеваний), переписываются и переводятся древние рукописи, в Италии издаётся первая грузинская печатная книга, восстанавливаются и возводятся храмы, создаются произведения искусства, в Тбилиси открывается первая грузинская типография, но о бурном культурном развитии, а тем более о культурном влиянии на другие страны речь уже не идёт. Вот что сказано в романе Чабуа Амирэджиби «Дата Туташхия»: «Наш народ потерял активное чувство собственной ответственности за радости и горести своей страны, а бесчисленные поражения и опустошения отняли у нашего гражданина уверенность в себе и чувство непобедимости. И наша нравственность сделала первые шаги к упадку. Узконациональный смысл жизни и незначительность международных функций не могли не дать своих опустошительных результатов. Жизнь сводилась теперь лишь к тому, чтобы продлить свое существование, что не могло не деформировать нравственные устои общества, не усилить эгоизма, не внести низменности и мелочности, чего не было в этических нормах сильного государства». В то же время в грузинском национальном характере появляется черта, которую Мераб Мамардашвили назвал «весёлым трагизмом»: «И такая нация - трагическая. И культура - трагическая. Но при одном абсолютном запрете, кодексе внутренне предписанном: не быть в тягость - пожалуйста, трагичен, да, - но не будь в тягость окружающим. Запрещено переносить на плечи других тяжесть собственной судьбы и своих собственных бед. Нельзя жаловаться. Нужно петь, веселиться. Талант незаконной радости или талант жизни - он действительно одна из исторических ценностей культуры. Ну есть, есть у грузин талант радости. Незаконной радости, в самом деле, потому что ничего нет для того, чтобы она была, или все есть, чтобы ее не было. А из бутылки вина и куска хлеба можно сделать пир. Он инсценируется. Никто не чувствует причин, чтобы пировать, а мы говорим - неужели, чтобы пировать, нужна причина? Мы есть, и мы есть вопреки всему, понимаете?»

Третий период начался после подписания Георгиевского трактата и продлился где-то до середины XIX века. В это время нравственная проблема, по мнению Амирэджиби, лишь усугубилась: «Присоединение к России решило многие острые проблемы нашей жизни. Нас освободили от войн, от набегов горцев, от страха истребления, от тысячелетней династии Багратидов и даже от налогов… Эта передышка была нам необходима. Но она несла свою закономерность: грузин, привыкший за свою историю к ответственности перед человечеством и перед своей страной, остался без смысла жизни… От него теперь ничего не требовали, абсолютно ничего! И наш народ стал похож на пущенное в луга стадо, у которого есть только одно дело – щипать траву! Сто лет мы пасемся… Наша единственная цель – есть, пить и растить детей. Конечно, эта цель свела на нет основы старой традиционной нравственности». Но зато в этот период Грузия вернулась в европейскую культуру, причём исключительно через культуру русскую. Речь здесь не о том, что сама по себе русская культура на тот момент была для грузинской какой-то вершиной (скорее, наоборот: интерес, который проявили к Кавказу вообще и Тбилиси в частности практически все значительные российские писатели, поэты, художники и просто представители интеллигенции был вызван не только прекрасной природой и грузинским гостеприимством, но и гораздо более древней и многогранной, чем русская, культурой). Это ни в коей мере не означает, что Россия была просто «культуропроводом». Но всё-таки главным было то, что повторная европеизация Грузии была неотделима от русификации. Даже возникновение отдельного понятия «тергдалеулеби» - грузины, испившие воду Терека, т. е. побывавшие в России – явное тому подтверждение. Не говоря уже о роли, которую они сыграли в истории Грузии. И то, что на протяжении двух столетий вся грузинская культура взрастала через культуру русскую (хотя «взраставшие»  с точки зрения цивилизации могли стоять на совершенно антирусских позициях), никуда не делся и сегодня. Недавно прочтя в одном интервью фразу: «Грузия - это совсем другая тема, поскольку русских там почти не осталось», я удивилась, насколько этот факт прошёл мимо меня (хотя я не только русская, но и почти не говорящая по-грузински). А вот с точки зрения цивилизации, дело обстояло совершенно противоположным образом: несмотря на то, что грузинская была сильно разрушена, русская – увы! - не прижилась: против русской системы управления выступили и интеллигенция, и народ (многочисленные восстания - Картлийское 1804 г., Кахетинское 1812 г., Имеретинское и Гурийское 1819-1820 гг., Мегрельское 1857 г. и т.д.). Возможно, всё дело было в том, что Россия действовала со своей обычной деликатностью слона в посудной лавке, ведь видный русский историк и этнограф В.Л.Величко, писал: “Народные слои сближаются прекрасно, как два родственных стихийных начала… в армии русские также теснее сходятся с грузинами, а генералы из грузин популярны среди русских солдат”. И ещё пара курьёзных фактов. Генерал-майор русской армии, грузинский князь Джамбакур-Орбелиани в молодости был глубоко возмущен гибелью Пушкина и совершенно серьезно писал в Петербург своему знакомому: “Скажи убийце Пушкина, что меня в Петербург не пускает начальство, пусть сюда приедет, я его убью, как собаку”. А один из сыновей наместника Кавказа великого князя Михаила Николаевича (брата императора Александра II) вспоминал: “Наш узкий кавказский патриотизм заставлял смотреть с недоверием и даже с презрением на расшитых золотом посланцев из С.-Петербурга. Российский монарх был бы неприятно поражен, если бы узнал, что пятеро его племянников строили на далеком юге планы отделения Кавказа от России”

Итак, какие выводы можно сделать? 

1) Хотя цивилизация и культура влияют друг на друга, каждая из них развивается самостоятельно, поэтому могут существовать как страны с сильной цивилизацией и слабой культурой, так и наоборот. 

2) Цивилизация сильнее, чем культура влияет на жизнь общества в каждый конкретный момент времени.

3) Культура важна в долгосрочной перспективе.

Следовательно, государство заинтересовано в развитии цивилизации, но не культуры. А нация наоборот.