Я предан этой мысли! Жизни годы

Прошли не даром; ясен предо мной

Конечный вывод мудрости земной:

Лишь тот достоин жизни и свободы,

Кто каждый день за них идёт на бой!

Всю жизнь в борьбе суровой, непрерывной

Дитя, и муж, и старец пусть ведёт,

Чтоб я увидел в блеске силы дивной

Свободный край, свободный мой народ!

Тогда сказал бы я: мгновенье!

         Прекрасно ты, продлись, постой!                                          

И.Гёте

Не успела я вернуться в Тбилиси, как на меня обрушилось море негатива в связи с «тюремным скандалом».

Я скандалы не люблю, поэтому только факты.

18 сентября грузинским МВД было распространено официальное сообщение, о задержании троих сотрудников по обвинению в «нечеловеческом обращении с заключенными», причём на сайте было выложена часть скандального видео.

Вечером оппозиционные каналы показали все видео целиком.

19-го утром начались уличные протесты, которые продолжаются до сих пор.

19-го же Михаил Саакашвили выступил по ТВ и потребовал от главы правительства Вано Мерабишвили немедленно принять меры к наказанию виновных и к реформе тюремной системы. Во все тюрьмы были направлены наряды полиции для контроля, а родственникам заключённых дали возможность удостовериться, что с заключёнными всё в порядке (не знаю, правда, как это согласуется с фактом прихода на один из каналов женщины, просившей показать ей видео с незакрытыми лицами, поскольку при просмотре по ТВ ей показалась, что она узнала своего внука). Число задержанных по делу о пытках в тюрьме увеличилось до двенадцати человек, включая заместителя главы департамента по исполнению наказаний. Подали в отставку: министр исполнения наказаний Хатуна Калмахелидзе (и на её место назначен Гиорги Тугуши, уполномоченный по правам человека) и министр внутренних дел Бачо Ахалая (в недавнем прошлом министр обороны, а до этого глава департамента исполнения наказаний Минюста).

Имеет ли значение причина, по которым власти Грузии повели себя именно так, а не иначе? Т.е. был ли это страх перед всеобщим возмущением, желание сохранить лицо в преддверии выборов, вынужденное, благодаря оппозиции, действие на опережение, или искренняя реакция возмущения случившимся? Конечно, имеет. Но ГОРАЗДО МЕНЬШЕЕ, чем сам факт данного абсолютно верного поведения.

Виновен ли лично Михаил Саакашвили в «тюремном скандале»? Да – как президент страны, в которой это произошло, и как человек, сознательно участвовавший в своё время в создании данной порочной юридической системы. И я надеюсь, что он когда-нибудь понесёт за это наказание. Но его ДЕЙСТВИЯ ПО ВЫХОДУ из сложившейся ситуации ПОКА не вызывают никаких нареканий (персонально для тех, кто хотел бы, чтобы Саакашвили вышел на проспект Руставели, встал на колени, сказал: «Простите меня, люди» и постригся в монахи, скажу – я имею в виду РЕАЛЬНО возможные действия).

Основная моя мысль не нова: человек, стоящий у власти, - это прежде всего функция и ПРИНЦИПИАЛЬНОЕ значение имеет не его личность, а сложившаяся в стране политическая – нет, возьмём шире! – общественная система.

КАЖДЫЙ человек стремится поступать как он хочет (вариант – как считает нужным). И ничего удивительного, что любой высокостоящий (они ведь все, как правило, альфа-лидеры) желает абсолютного подчинения и бесприкословного выполнения его указаний. Идеальная с его точки зрения система управления – абсолютная монархия. Вне зависимости от того, является ли он главой страны или директором частного магазина.

Однако все остальные члены конкретного сообщества по разным причинам обычно с этим не согласны. И в РАЗВИТОМ (т.е. с сильными вертикальными и горизонтальными связями) обществе лидер ВЫНУЖДЕН с этим считаться.

Имеет ли значение то, что Михаил Саакашвили не очень умный, неуравновешенный сексуально неразборчивый самовлюблённый человек? Да – для его жены, его сотрудниц, его знакомых и всех желающих подглядывать в замочную скважину. Всех остальных должно интересовать лишь, как он выполняет свои обязанности президента.

Характеризует ли Владимира Путина целование мальчиков в живот, поднятие амфор со дна и полёты с журавлями? Как личность - несомненно. Но я легко бы ему это простила, если бы он удовлетворительно выполнял свою работу.

И это, думаю, относится не только к президентам. Так что за работу, друзья!