У современного человека, как и у его пращуров, есть картина окружающего нас мира.

По историческим меркам ещё совсем недавно она была иной. Старую мы с помощью науки разрушили.  Создали новую, вроде бы совершенную.

Нельзя сказать, что картина Мироздания, существовавшая в сознании средневекового европейца, была идеальной даже для него самого: дыр и изъянов в ней было предостаточно. Но у того, старого миропонимания была основа основ - Библия, и существовали безразмерные пластыри: «на всё воля Божья», «неисповедимы пути Господни», вот ими, с помощью пастора, заклеивались трещины, пустоты и лакуны.

В представлениях о Мироздании и у атеистов, и агностиков тоже есть пятна неведомого, но закрываются они уже не ссылками на Божественный промысел, а путём отнесения их к разряду явлений под грифом «а ...  его знает» (вставьте сами). Разница может быть и невелика. Главное отличие, в том, что новому всемогущему и всезнающему «...» не надо придумывать недельную трудовую биографию и отводить резиденцию на небесах. К тому же «...» не требует неукоснительного соблюдения обрядов и исполнения таинств. И к нормам морали и нравственности он абсолютно индифферентен.

С ним во всех отношениях много проще.

Библии на вас (на нас) нет? Так есть, какое-никакое, образование, оно что-то этакое, похожее на основы миропонимания и формирует.  Правда, нельзя сказать, что у большинства живущих взгляд на мир отягощен достижениями наук до такой степени, чтобы не создавать рецидивов «плоской Земли».

Итак, каким видит окружающий нас мир современный, сколько-нибудь задумывающийся об этом, человек?

Самое главное в его картине мира заключено в констатации: человек есть высшая ценность. Это maxime не только для него самого, но и для всего прочего в этом мире сущего. Из этого признания естественно вытекает, что с момента возникновения Вселенной все свершавшееся преследовало главную, конечную цель: появление человека.  Поэтому нет, и не может быть ничего такого, чем нельзя было бы пожертвовать в окружающей нас природе ради процветания Меня.

Да, нынешний человек-совершенный в своих воззрениях забрался на вершину, на самый пик его представлений о Мироздании. Но для того, чтобы утвердиться там он сбросил своего предшественника. Еще совсем недавно там было Человечество. А до него - Бог.

И это главное. Все остальное - формы трансформации пространства-времени, разбухание или сжатие Вселенной, наличие темной и какой-либо ещё энергии ... -  детали различного уровня существенности.

Отсюда и кредо веры, которое сегодня обходится уже без всякой веры: конечная   цель развития/эволюции всего сущего в окружающем нас гигантском мире есть свобода человеческого индивида. И это обсуждению не подлежит.

Действительно, должны же быть и в атеизме какое-то постулаты.

Или не должны?

Но вопросы, изначально предлагаемые к обсуждению при посещении Моисеем горы Синай, никуда не делись. И более всего нас интересует первоисточник глобального общего движения, в котором Природа создала человека. Ведь можно придумать сколько угодно гипотез, начинающихся с момента Большого взрыва, но все они сдуваются от  простого вопроса: а что было до?

По большому счету различий между ортодоксами и фанатами науки нет. Ни те, ни другие не в состоянии сегодня ответить на вопрос о происхождении: адепты – Бога, атеисты – начального импульса.  Ответа мы не найдем никогда, но искать его будем всегда.

Если не абсолютизировать идею «божественного» и не углубляться в материалистические частности (не смотря на их гигантские размеры) эволюция Мироздания представляется процессом борьбы двух начал: Pro и Contra. И у того и другого были (есть) исходные состояния. При этом, они были всегда и только вместе.

Правда, этой позиции противостоит допущение о господстве абсолютного Ничто. Но и Ничто возможно, только в том случае, если есть Нечто.

При любом отношении к соперничающим гипотезам, которыми современная физика объясняет возникновение всего сущего, бесспорно, одно – Большой взрыв (если он был) стал формой разрешения неких противоречий. Можно предположить, что они накопились в период, предшествовавший времени Планка, не исчезли в Большом взрыве, и вся дальнейшая эволюция Мироздания являет отражением их непрекращающейся битвы.

Нам не известна природа глобальных, изначальных антагонистов, но можно констатировать – ничто не противоречит гипотезе о их существовании.

Если дотошный и эрудированный читатель определит написанное, как ещё один вариант панпсихизма, то в этом он будет неправ. Здесь предлагается позиция, согласно которой вселенная не наделена сознанием, но ее возникновение и развитие имело импульс, появившийся, как результат борьбы, естественных для сущностной системы (идеальных?) противоположных начал.  Реализуясь, этот импульс сформировал законы развития Мироздания, в которых заложены пределы и компромиссы, они же правила борьбы в процессах непрекращающегося никогда противостояния Pro и Contra.

Законы, которые человечество с азартом «открывает», являются ограничениями, демонстрирующими расположение действующей на данный момент линии равновесия Глобальных сил. Это равенство формирует все, без изъятия условия среды существования всех частей составляющих Мироздание. Спин электрона таков, а соотношение массы протона и нейтрона этакое именно потому, что при иных значениях равновесная система рушится. И все найденные человечеством константы являются буквами алфавита, которыми написан кодекс ведения борьбы Pro и Contra.

Если встать на позицию, в соответствии с которой всеобщие законы Мироздания есть регламент противостояния начал, то возникает вопрос о том, как соблюдаются правила и что не позволяет всему сущему от них отклоняться? Что поддерживает мировую гармонию? Я нахожу, что единственным претендентом на роль всепроникающего регламентатора, является гравитация. Пронизывая всё, гравитация поддерживает миропорядок, в котором может формироваться и существовать только то, что соответствует мировой гармонии, все остальное в нем невозможно. Это, кстати сказать, объясняет абсурдность идеи такого феномена, как чудо.

Есть Закон смерти Вселенной. Нам он чуть-чуть приоткрылся в форме второго начала термодинамики.  И мы поняли, что все существующее в этом мире обречено на необратимое разрушение и распад.

Но Закону смерти совершенно естественным образом должен соответствовать и противостоять Закон жизни.  Такого Закона - всеобъемлющего, охватывающего не часть, или части, а все Мироздание – мы (пока?) не знаем.  В самом общем виде Закон жизни должен описывать сопротивление распаду. Этот Закон сопротивления смерти Вселенной лежит в основе борьбы с наступающем хаосом, демпфировании тренда роста энтропии.

Да, повторюсь: закона антагониста второго начала термодинамики, соответствующего ему масштабом действия и всеобщностью, мы не знаем.  Он не сформулирован. Но поскольку я это пишу, а вы это читаете, то он есть.

Два полюса Мироздания отражают сущность природы. Именно от них происходят «существование» и «исчезновение». И дальше. Плюс – минус. Действие – противодействие. Количество – качество.  Жизнь и смерть.

Эхо противостояния Начал звучит и дальше, докатываясь до человеческой морали: хорошо – плохо.

Диссонансом в мировой гармонии звучит живая материя. Она вышла за пределы регламента, соблюдаемого силами гравитации. Ветка дерева может расти в направлении противоположном свободному падению камня. И человек осознанным целеполаганием оказался способен ограниченно, в границах, определенных законами Мироздания, преодолевать гравитацию и создавать нечто подвластное не только ей. Результаты его деятельности по этому признаку выпадают из общей массы материальных объектов мира, и находятся в ином качественном состоянии.

И здесь уместно поставить вопрос – на чьей мы стороне? Человечество самим фактом своего существования и развития за какую команду играет: Pro или Contra?

Развитие Homo sapiens, с момента начала его осознанной деятельности, происходило путем и за счет увеличения количества потребляемой им энергии. Мы с ускорением колонизируем Природу. Создавая все более сложные конструкции, обеспечивающие повышение эгоистического качества нашего бытия, мы объективно способствуем ускорению n–тропии. Наше коллективное поведение на планете Земля основывается на латентном признании того, что Природа создана/создалась чтобы положить свою голову на плаху во имя исполнения главного устремления этой высшей, итоговой эволюционной субстанции – человека: его ничем не ограниченной свободы.

Существуя и развиваясь, мы объективно противостоим всеобщему Закону жизни. И поэтому у меня нет сомнений в том, что человечество, будучи уникальным элементом материального мира, уйдёт в небытие.

Но не исключено, что в этом есть высший смысл: человечество создает, унаваживает почву для появления и роста нового космического качества. Нам на смену придут иные формы разумной жизни так же, как мы сменили наших предшественников в эволюционной цепи.