Вы еще не читали "Sapiens. A Brief History of Humankind"?

Прочтите. Не пожалеете. Автор Юваль Ной Харари.

Книга получила блестящие отзывы. Билл Гейтс, например, отнес ее к десятке, которую он взял бы с собой на необитаемый остров. Но пока до этого дело не дошло – и Билл, и книга с нами - попытаемся выделить суть написанного в "Краткой истории человечества".

Стержневой, и оригинальной идеей "Sapiens" стало признание мифотворчества основным изобретением Человека, позволившего ему стать хозяином планеты: "Огромные массы незнакомых друг с другом людей способны к сотрудничеству, если их объединяет миф"- пишет Харари (с.36)

Такую роль мифа в истории человека можно принять, но остается вопрос: зачем люди стали придумывать сказки, каков механизм действия мифа на поведение, какие проблемы решались нашими предками с помощью распространения небылиц?

Суть мифа и генезис этого явления могли быть проанализированы автором с большим тщанием, но он предпочел погрузиться в проблемы современного мифотворчества. "Все знают, что первобытные племена скрепляли свой социальный строй верой в признаков и духов; они собирались в полнолуние на совместные ритуальные пляски вокруг костра" - пишет автор «Sapiens» (с.37). И здесь же: "Но мы склонны не замечать, что также устроены наши современные организации".

Нет, не соглашусь, наши современные организации устроены иначе.

Харари считает, что концерн "Рено" - миф, и права человека – миф, государство – миф, даже деньги, и те - миф и они «ходят» до той поры пока мы в них верим. Но современные мифы — это атавизмы прежних. Несомненно, что их роль в XXI веке существенна, но на заре цивилизации она была совсем иной.

Миф, в момент его зарождения, отличался от придуманного Харари "мифа" о Рено: в его основе находилась важнейшая составляющая - магия, точнее, демономагия. Древний миф утверждал возможность и неотвратимость наказания, кары, воздаяния человеку невидимыми мистическими силами за им содеянное.

Люди смогли объединяться в большие, а затем и в огромные группы не потому, что научились рассказывать друг другу актуальные сказки. Миф оказался востребован, поскольку позволил внутри общностей сформировать баланс сил, отсутствие которого не позволяло им защищаться от распада, если их численность переходила определенный рубеж (Харари в своей книге определил его в 150 особей).

В настоящее время бытует представление о том, что разделение властей есть достижение современности. Три ветви власти – исполнительная, законодательная и судебная - признаются основой цивилизованной общественной системы. Но нам надо понять и принять, что всё это родилось не на пустом месте: разделение властей возникло на самых первых этапах развития человечества.

У наших самых далеких предков, как и у нас, существовало и реализовывалось полученное в наследство от предшественников стремление к доминированию. Но вождь племени Homo sapiens уже принципиально отличался от альфа-самца в стае.

Вожак для животных более, чем абсолютный монарх. Его власть регламентирована лишь силой и ловкостью.

А в человеческом племени, именно благодаря мифу, ситуация стала принципиально иной. Появилось ограничение: мифы позволили сформироваться конкурирующим ветвям власти. Между ними возникло равновесие.

Одна властная ветвь – "иерархическая" - была реальна, она отражалась в сложившейся в племени лестнице престижа, высшие ее ступени занимали вождь и его присные.

Другая, "сакральная" – ветвь власти духов, в существовании которых, каждый член племени, включая вождя, на фоне всем видимых и неподвластных никому из людей явлений природы, убеждался постоянно.

Сакральная ветвь, именно благодаря мифу, с его мистической составляющей, была наделена силой, воспринимавшейся нашими предками абсолютно реальной. В этой ветви тоже присутствовала иерархия, на самом верху ее были потусторонние сущности - духи, неподконтрольные власти племенной элиты. Духи имели в племенах своих представителей – шаманов. И сила противостояния этих ветвей власти была велика ровно настолько, чтобы в зачаточной системе управления сформировалось некое приближение к балансу.

Появление религии в истории человечества оправдано и закономерно. Ей мы обязаны не только возникновением образования, науки, этики и морали. Без религии не могла сложиться наша цивилизация, поскольку она создала власть, найдя противовес неукротимой дикой силе.

Итак, изначально, на заре человечества, ветвей власти было две.

Обратим внимание на то, что в экстремальных ситуациях в обществе демократического модерна происходит возрождение архаики, в этих условиях реальная власть снова делится между двумя ветвями: одна крепится силой, другая – духом, поскольку в окопах атеистов нет. В Советской армии сакральная функция сводилась к политическому руководству, которое держалось на той же основе – на мифах.

Сакральная ветвь играла роль более значимую, чем только ограничитель всевластия иерархической ветви. Крайне важно то, что только благодаря духовной составляющей большой период человеческой истории был ограничен в своем буйстве эгоизм Homo sapiens.

Эгоизм, это то, что сформировало человека, но он же и огромная проблема для общества.

Именно это качество (свойство?) человеческой натуры - эгоизм - позволило Homo sapiens выделиться из фауны. Человек поднялся над всем живым, осознав свою высшую ценность именно для самого себя.

Благодаря эгоизму польза превратилась из случайной находки в осознанную цель. Эгоизм сформировал критериальный аппарат и способы отбора эффективных вариантов возможных действий. Познание стало производным от возникшего самолюбия, поскольку эгоизм неотвратимо приводит к формированию стимулов человеческой деятельности.

Но у всего есть обратная сторона. И у эгоизма она есть тоже: сросшийся со   стремлением к доминированию, он оказался способен взрывать изнутри любую человеческую общность, как бы велика она не была, какой бы сильной она не казалась.

В борьбе за самосохранение, в стремлении к выживанию, обществу нельзя позволить "разгуляться эгоизму", его необходимо постоянно укрощать.  Сакральная, религиозная ветвь власти делала это. Но в этом процессе создавалось и росло противоречие: негатив (эгоизма) против негатива (власти религии). Стреножа эгоизм, ограничивая его, сакральная ветвь власти одновременно тормозила научно-технический и социальный (или то, что мы этим термином обозначаем) прогресс. 

Эта борьба продолжается и сегодня. Тенденция такова: идут арьергардные бои, мистическая ветвь уже почти не видна, потому и этика, и мораль –важнейшие инструменты религии – уступают эгоизму одну позицию за другой.

Вы помните - у Джона Локка, впервые выдвинувшего идею ветвления власти, ветвей было только две. Три ветви первым увидел Шарль Луи Монтескье. Когда мы сегодня говорим о разделении властей в современном обществе, то следует признать, что ветвей власти можно насчитать не три, а четыре, а то и пять… 

Не думаю, что кто-то будет спорить о том, что в мире ислама религиозная ветвь власти весома и зрима. В государствах Запада реально существует власть общественного мнения и надо разбираться: СМИ, это приводной ремень этой ветви, или самостоятельно торчит на древе общественного устройства?

Все течет, все изменяется. И структура власти не исключение.  Но во всех вариантах, задачей. решаемой разделением властей, является поддержание баланса интересов в обществе, что способствует его сплочению и предотвращает его распад.

Именно здесь сегодня мы видим наиболее жгучие проблемы.

Они много серьезней, чем противостояние властных кланов в США, одной, пусть и самой могущественной стране.  Здесь просматривается мировая тенденция: уважение к исполнительной власти, как к профессиональному занятию, исчезает в мире с ужасающей скоростью.

А что вы можете сказать об отношении к законодателям? Где на Земле то, благословенное место, в котором их почитают?

Так ли чиста и непорочна в глазах обывателей судебная система?

Все это симптомы грядущих изменений.

Что же идет на смену традиционным ветвям власти? Кто знает?

Может быть, впереди нас ждет власть нескольких социальных сетей, разместившихся в Интернете.