7 апреля на экраны России выходит фильм Юрия Кара «Мастер и Маргарита». В Москве фильм пройдет в восьми кинотеатрах по два сеанса в день, нет, простите, в Теплом Стане их будет аж четыре.

Прокатчики, как и букмекеры не ошибаются  - таков спрос.

Что происходит?

Мистический, культовый роман, лежащий в основе сценария,  скандальнейший фильм, ждавший выхода с 1994 года в связи с интригой ссоры между его создателями, великие и замечательные актеры… и итог: «КАРО Фильм Киргизия», Новогиреево, 11-20 и 17-40.

ВСЕ.

 

Роман Булгакова «Мастер и Маргарита» был опубликован в журнале «Москва» в 1966-67 годах. Мне он достался поздно - в 70-м  впервые подержал в руках полуистертые страницы этой журнальной версии романа.

Я хорошо помню, как в 1988 году я гладил, купленную книгу избранных  произведений Михаила Афанасьевича, не веря своему счастью: у  меня есть СВОЙ «МАСТЕР И МАРГАРИТА»!!!

 

Сегодня роман представлен в моей библиотеке во множестве вариантов. Но любовь к нему не ржавеет. Слова: «В белом плаще с кровавым подбоем, шаркающей кавалерийской походкой, ранним утром четырнадцатого числа весеннего месяца нисана в крытую колоннаду между двумя крыльями дворца Ирода Великого вышел прокуратор Иудеи Понтий Пилат…» - все так же, как прежде, подбрасывают мой сердечный ритм.

 

И все же, что произошло? Где общественный  интерес к культовому роману? Куда он делся? «Прошла любовь – завяли помидоры»?

Да, наверное, где-то так.

 

Хорошо, начнем сначала.

О чем этот роман?

Вопрос – сложный.

Но, может быть, кто-то знает, зачем Воланд появился в Москве?

То-то и оно, нет у Воланда никакой  причины. Как нет причины наказывать хоровым пением ни в чем не повинных служащих и выставлять на посмешище завлеченных в новомодную лавку посетителей варьете.

Кажется, что ответов на вопросы «за чем?» и «за что?» в романе  нет – одна дьявольщина, чертовщина…

 

Зайдем с другой стороны.

А кто такой автор романа - Михаил Булгаков?

Сложнейшая личность.

Талантище.  

А человек каков?

Тяжелый.

В Москве он одинок - друзей для фигуры такого масштаба раз-два и … : Лямин,  Ермолинский, Топленинов, Попов,  Плотников.  

Вам что-нибудь говорят эти фамилии?

А кто  против?

Авербах, Блюм, Вакс, Гольденберг, Дан, Фадеев, Вс. Вишневский, Ермилова, Ник. Никитин.

Мало?

Еще и Мейерхольд, Наталия Сац, Юрий Олеша, Михаил Яншин.

Что писали?

"Такой Булгаков не нужен советскому театру".

"Постановка пьесы "Бег" - это попытка … показать написанную богомазом икону белогвардейских великомучеников".

"Уборщик Зойкиной квартиры".

И конечно  не забудем наркома Луначарского: "Атмосфера собачьей свадьбы" – это его рецензия на  "Дни Турбиных".

Вот такое соотношение: «Против меня был целый мир — и я один».

Почему не разорвали?

Сталин не позволил.

Сталин уравновесил.

Булгаков с искренней гордостью носил почетное звание: «Единственный советский литератор, с которым товарищ Сталин говорил по телефону»

По поводу «Сталин и Булгаков» можно посмотреть – http://www.snob.ru/profile/blog/18626/28490

Здесь приведу только одно высказывание М.Булгакова, которое стоит многих томов исследований его жизни и творчества: «… по счастью мне позвонил генеральный секретарь... Поверьте моему вкусу: он вел разговор сильно, ясно, государственно и элегантно».

Но пришло время, и он все понял. Вкус его подвел.

 

Говорят, что против душевной боли нет лекарств.

Булгаков решил сварить такое снадобье. Для себя.

Да, именно им, этим средством от нестерпимой обиды на такую жизнь,  и был роман-месть «Мастер и Маргарита».

Это - роман о наказании. О наказании за несправедливость. Ее градус в Москве вокруг Мастера так высок, что это привлекло внимание дьявола. Нарушено равновесие и Воланд появляется для того, что бы покарать обидчиков Мастера. Он приходит и  наказывает всех. Одних за подлость, других за равнодушие. И для баланса – Мастеру отписан бархатный покой.

 

Так ли это, как я здесь написал, знал только Булгаков.

 

Но, то, что именно так прочли его роман миллионы советских интеллигентов –  точно. Они увидели в романе то самое, такое необходимое им самим лекарство. Время, потраченное на чтение романа об авторе книги о Понтии Пилате, было кратким периодом погружения в сказку о торжестве справедливости.

 

У нас были боли Мастера. И мы их так… нет, не лечили, мы их так глушили.  

 

Сегодня или боли мягче, или другие снадобья появились.