Все записи
12:27  /  20.06.11

2606просмотров

Как Быков Есенина ценил.

+T -
Поделиться:

Из очередного интервью Д.Быкова стало известно, что преобразованная газета «Известия» планирует отказаться от услуг этого литератора и он теперь собирается собрать воедино все, опубликованное им в этом издании ранее. Будет книга. Возможно, что и не одна.

Я зримо представляю, как  мастеровой служитель муз - одинаково любимый и Каллиопой, и Талией – перебирает написанное, сортируя на кучки: хорошее, чудесное, прекрасное…

 

И нам не грех  покопаться с архивной газетной пыли и вспомнить.

Вот, к примеру,  статья, посвященная юбилею поэта Сергея Александровича Есенина – 115 лет ему исполнилось в октябре 2010 года.

 

Название статьи Быкова про юбиляра хорошее:  «Трезвый Есенин» (http://www.izvestia.ru/news/366572).

Но на самом деле смысл обратный – пишет автор  о Есенине пьяном. Именно этот порок, по мнению Быкова, привел к перерождению «самостоятельного, умного поэта со своим голосом» в спившегося тенора и хулигана. Все бы ничего, как ничего особенно нового в этом пассаже нет. Казенное советское литературоведение придерживалось аналогичной точки зрения, правда, для убедительности, подкрепленной суровыми реальными (уголовными) карами за чтение и распространение стихов поэта, действовавшими вплоть до хрущевской оттепели. Существенно иное. Быков утверждает, что поздние стихи Есенина – «результат постепенного вырождения и утраты главных стихотворных навыков», и именно в этом качестве и состоянии его полюбил русский народ. И это, по мнению автора статьи, говорит о народе «нечто куда более важное, чем любые наши  (Ваши, г-н Быков? – С.Т.) социологические домыслы». Как видно из написанного, ничего хорошего о моем народе это Быкову не говорит. В основе отповеди, данной и народу, и Есенину лежит сентенция, в которой прокламируется: любовь к падающему поэту  = любовь падающего народа: «российский социум, который так любит Есенина с самого конца двадцатых, живет в основном воспоминаниями о том, что он мог когда-то - и чего больше не может теперь». Автор  не утруждает себя какими-либо формами доказательств. Поэтому трудно определить, чем он руководствовался, приписывая русским непрекращающееся падение. Хочется думать, что это не связано с тем, что сегодня, на очередном витке этого перманентного «штопора» народ российский неожиданно открыл для себя именно Дмитрия Быкова, в качестве российского литератора. Очень интересно было бы понять мотивы подобной филиппики в адрес Есенина и русского народа.

Вроде бы ни народ, ни Есенин обособого повода Быкову не давали.

Это не зависть, случайно?

Есенин сегодня стоит недосягаемым Эверестом народной любви среди всех популярнейших поэтов послереволюционной поры. А они, все остальные и прочие -  где они?

Они там же, где, через некоторое время окажется подавляющее  большинство лауреатов всех современных литературных премий и героев всех лестных отзывов литературных критиков – в забвении.

Трудно сказать , что -  взгляд в будущее или иное, но что-то все-таки сподобило Быкова написать о народе России  эти незабываемые строки: «Еще (они, потомки Есенина – С.Т.) трясут остатками былого величия, но предъявить уже ничего не могут. Это эмоция сильная, кто бы спорил, - но низменная и не самая достойная».

Вот так, просто, без затей, появились на жизненном пути трясущего остатками былого величия русского народа Дмитрий Львович Быков, и выявил у нас низменную и недостойную эмоцию. Осталось, правда, не до конца понятным:  нас, русских,  Быков, случаем, не в старческом эксгибиционизме обвиняет?

Хотя и Бог бы с ним: чего только о нас не писали... Напишут, продадут написанное нам же и снова напишут.

Мы привыкли.

Но всему же предел есть (или быть должен).

Вот оно, то, самое сильное, что Быков приберег  в своем произведении о поэте Есенине для завершающего зубодробительного аккорда – последний удар молотком по последнему гвоздю: «Уголовники любят "Письмо к матери" не потому, что в их душах живо что-то святое, а потому, что это слабые и фальшивые стихи».

Вот сиди и думай теперь – люблю я это стихотворение. И что делать: идти сразу сдаваться в органы или ограничиться только констатацией родства душ с криминальным элементом?

«Слабые и фальшивые стихи».

А можно поинтересоваться, почему они слабые и фальшивые?

Как господин Быков это определил? Какими лекалами силы и истинности он пользовался?

Не на свои ли нетленные вирши он на Есенина натягивал?

 

Для Вас, господин Быков, эти стихи возможно и слабые – не пробирают. Но, может быть, они на это и не рассчитаны – не для Вас были написаны? Вы такую возможность не рассматривали?

 Фото темы: Есенинские места.

 

 

Комментировать Всего 31 комментарий

Перечитала статью Быкова. Вот кстати на нее ссылка.

Прав Быков.

Сложный случай.

"Истина глаголет устами младенца".

разве то, что пишется в газету может писаться серьезно? тем более в "Известия", тем более Быковым.

жаль, что Быкова здесь нет. он бы рассудил. но я очень надеюсь, что он не серьезно так статью кончил. текст пронизан сожалением, тем что в восприятии поэта, читатели утвердились в досадных искажениях. народ его любит и Быков его любит. но они любят разных людей. кто бы сомневался.

"...разве то, что пишется в газету может писаться серьезно? тем более в "Известия", тем более Быковым".

Мне представлется, что может.

Здесь действует "синдром истерии". В овремнных условиях, при перегруженности информ-пространства истеричной лексикой, привлечение внимания к своему творению требует усиления аффектации. В наиболее сложных случаях при этом страдают логика и здравый смысл. Любовь уголовников к "слабыи и фальшивым стихам" Есенина - из этой серии. ИМХО.

именно так. в газетах-журналах эта роль часто возложена на заголовки. правда такие закидоны автора Солженицын называл: "Колеблет твой треножник"

Когда все это (с заголовками) началось,я вспомнил нашу юношескую забаву: берешь газету (лучше всего это получалось с "Правдой" или "Советским спортом") и читаешь заголовки, как  комменты к фотографии, изображающей половой акт. "Не одного отстающего рядом". Или "Ударные темпы".

Но сегодня все много лучше - живее и разнобразней. Только это уже не веселит. Оскомина появилась.

"Но всему же предел есть (или быть должен)."

Меня всегда донимало это "о покойниках либо хорошо, либо никак". Кто установил этот предел? Я понимаю, здесь все звучит мягче - мол, не нравятся стихи, пиши, нормально, но вот народ свой должен любить или по-крайней мере не хаять. Да только природа подобных пределов, на мой взгляд, все-таки едина. Почему и зачем они должны быть? Чтобы Сергей Тимофеев мог читать газету "Известия" не морщась?

Станислав, De  mortuis  aut  bene  aut  nihil– это не «передел» (?). Это – древнейшая максима. Не злословить об умерших – норма морали всех развитых народов (в составе народов, естественно, встречаются исключения).

Про умерших это было отступление, а на мой основной вопрос Вы так и не ответили.

Станислав, очень плохо, что Вы требуете ответа на вопрос, которому посвящено все эссе.

Но если Вы настаиваете – извольте: суть написанного сводится к тому, что обсуждение подобных (общественно значимых) тем требует максимума доказательности и минимума цинизма.

Г-н Быков этим набором пренебрег.

Я разве спрашивал о том, каковыми на Ваш взгляд должны быть эти пределы?... Очень плохо, что Вы отвечаете на вопрос, который я не задавал Вам ;)

Извините, съязвил, не удержался.

Тогда с Вами следует договариваться о дефинициях.

Я не знаю пределов

(Каламбур на Ваше язвление) :)

Есенин сегодня стоит недосягаемым Эверестом народной любви среди всех популярнейших поэтов послереволюционной поры

Ах как Вы правы! Только вот этот «Эверест» безнадежно заслонили такие Великие Столпы Русской Культуры, как Шуфутинский и Новиков. И в этой компании (а он именно в этой компании), Есенин занимает почетное третье место.

Эту реплику поддерживают: Елизавета Титанян

Я надеюсь, что Вы знаете то, о чем говорите.

И про третье место Есенина в компании – тоже.

Если я правильно понимаю Вас, то Вы составили эту шкалу народных ценностей, для того, что бы выразить ей свое презрение.

Зачем?  

Да, хорошо видно, что Вы – не народ.

Тогда, кто Вы?  

Народ? А что это? Что Вы вкладываете в это понятие? Это те, кто любит Есенина? Тогда – точно нет. Я так понимаю, что Вы себя как раз причисляете к таковым. Тогда, примите презент. Наслаждайтесь:

Он мощным словом

Повёл нас всех к истокам новым.

Он нам сказал: «Чтоб кончить муки,

Берите всё в рабочьи руки.

Для вас спасенья больше нет —

Как ваша власть и ваш Совет»...

А что? Народу нравится. Но Шуфутунский с Новиковым, право, складнее пишут. И народная любовь к ним, соответственно, неизмеримо выше.  Вы уж поверьте, со стороны оно виднее.

Да, да, помню. Соломон говорил: "Всё проходит".

А ведь я ответил Вам цитатой Есенина, а Вы «да-да, помню», «Соломон», «все проходит»… Что же Вы помните, и что же Вы любите на самом деле? ))))

Почему Вы решили, что мой опус связан с тем, что я защищаю объект своей любви? К Есенину я отношусь ровно. Есть у него стихи, которые ложатся мне на душу. есть - оставляющие равнодушным.

Речь не о любви к Есенину, а об уважении к чувствам людей, для которых стихи Есенина были и остаются созвучными их внутреннему строю. Есенин им понятен и близок. Он греет их души.

Вам эти люди кажутся примитивными?

Пусть Вас успокоит то, что они не знают о Вашем существовании и Вашем отношении к ним.

Вы предлагаете ВСЕ чувства людей уважать, или выборочно, только те, которые «остаются созвучными» Есенину?

Немного освобожусь и представлю Вам полный перечень чувст, предполагающих необходимость уважения. Заранее уведомляю, что чувства, возникающие при заниятии софистикой в перечень включены не будут.

Примите и пр.

Очень буду признателен! Уточните только, какой инстанцией утвержден этот «полный перечень чувств, предполагающих необходимость уважения»? Или как обычно, на нежданно получены скрижали на горе Синай? Или это все-таки всего лишь Ваше личное мнение?

Неужели Вы могли подумать иное: Я представлю Вам полный перечень на УТВЕРЖДЕНИЕ. Только так. Принадлежность к кагорте несомневающихся и познвших  Истину дает Вам такое право, оно же - святая обязанность.

Замечательно! Тогда нет нужды ждать, когда Вы освободитесь. Составить такой список не составит никакого труда, потому что в этом списке не будет ни одного пункта.

Только зачем Вам его у меня утверждать? Вы пользуйтесь своим, так же интереснее! И вот Ваш список мне интересен. Не для утверждения – для ознакомления. Интересно, там уважать чувства только любителей Есенина нужно, или еще любителей пива или «Спартака»?

 

Про все не скажу. Но, судя по укоренившимся здесь обычаям,  особым уважением должны пользоваться чувства, выражение которых начинается со слова "Ненавижу".

Увы, в последнее время тут не осталось даже и обычаев….

Эту реплику поддерживают: Сергей Тимофеев

Думаю, говоря о "народе" и его любви к Есенину, было бы невредно вспомнить Георгия Свиридова, некоторое отношение к этому народу имевшего. Так вот, Есенин, как и Блок, были его любимейшими поэтами. На тексты Есенина Свиридов написал три сильнейших сочинений - кантату "Светлый гость" (долгое время не исполнявшуюся), Поэму памяти Есенина и вокальный цикл "Отчалившая Русь". Свиридов открыл поэта абсолютно неизвестного мне и многим окружающим меня людям.  Именно об этом и у Быкова.

не удается, используя функцию редактирования, исправить ошибку "три сильнейших сочинения"