Есть такие области нашей жизни, которые постоянно привлекают общественное внимание, но более понятными от этого не становятся.

 Это, безусловно, относится к нашим представлениям о счастье.

 Одни считают, что для счастья необходимо, что бы тебя понимали, а другие, как Гюстав Флобер, исходят из того, что счастливыми могут быть только дураки, обладающие эгоизмом и хорошим здоровьем. У Цицерона было иное мнение. Для счастья – писал он - следует обладать классическими добродетелями: мужеством, умеренностью, разумом.  

Есть организация, специализирующаяся на изучении проблемы счастья –   World Values Survey. Она выяснила, что самые счастливые в мире венесуэльцы (Уво Чавес – молодец!). Но не это самое интересное: второе место в мире по ощущению себя счастливыми, занимают жители Нигерии, где доход на душу населения сократился за последние 25 лет с $800 до $300 в год!).

Часто, если не сказать постоянно, страницы печатных изданий заполняют результаты социологических опросов на тему: "Счастливы ли вы?"

«Счастливы!» - отвечают большинство опрошенных во всех странах мира. И при этом, никого не смущает некоторое несоответствие, между условиями, которые реципиенты считают необходимыми для счастливой жизни и теми, в которых они реально живут. К примеру, большинство людей во всем мире уверены в том, что для счастья надо много денег. И что? Те же, нигерийцы счастливы на 82 цента в день.

Не в деньгах счастье?

Тогда в чем?

На самом деле, проблема наших представлений о счастливой жизни и ощущение счастья, это, как говорят в Одессе – две большие разницы.

 Человеку дано фантазировать на тему условий, которые существуют в придуманном каждым из нас заповеднике полного счастья. Согласно этим фантазиям толстосумы на берегу ласкового моря, окруженные красавицами и многочисленной прислугой, бдительно следящей за чистотой золотых унитазов, представляют собой образец счастливых людей.

 Но поинтересуйтесь у любого такого "счастливца", и вы узнаете, что уровень его личного счастья ничуть не выше того, в котором купается вечно полупьяный сантехник дядя Вася из соседнего подъезда.

Счастье  - это момент нахождения нашего ЭГО в экстремально положительной области  эмоционального поля. Но в этом  поле, существует еще и область экстремальных отрицательных переживаний, и путешествие эмоционального центра туда гарантирует любому ощущение несчастья.

А вот то, что подавляющее большинство обывателей Земного шара почитают за образец счастья («много денег, женщин и машин»), для какого-нибудь Билла Гейтса – самая, что ни на есть обыденность. А вот Олег Дерипаска, потерявший за время кризиса 25 миллиардов из 30-ти – познал симптомы несчастья, поскольку его центр эмоциональных ощущений переместился (как выяснилось - временно) в отрицательную область.

 Житель глухой итальянской деревушки, выигравший в лотерею 150 млн. евро, в этот момент был , скорее всего, несказанно счастлив. Но что произошло  с ним через некоторое время? Его ощущение нечаянно обретенного счастья поглотила  обыденность. Это закон – человек не может долго находиться в состоянии счастья или несчастья. Посольку, счастье, как и несчастье - экстрим. Постоянное пребывание в этих состояниях – чревато. Наползающее покрывало обыденности спасает и очень счастливого, и очень несчастного от разрушения психики.

 Возвращаясь к Гюставу Флоберу, замечу, что под видом глупости, столь, по мнению классика, необходимой людям для счастья, на самом деле выступает ограниченность познания реальной действительности. Тот, кто не знает иного, счастлив сущим: для тех, кто не видел машин и телега – лимузин.

 Хорошее здоровье, то же фактор счастья, поскольку определяет нахождение эго человека в зоне эмоций, тяготеющей к положительному полюсу.

Ощущение места, занимаемого центром нашего ЭГО на эмоциональном поле, определяется оценкой того, где проходит граница между сферам положительных и отрицательных эмоций. Понятно, что все относительно, и поэтому для демаркации границы нам необходимы ориентиры. Ими являются люди,  оцениваемые общественным мнением, как счастливые или несчастные.

 Ваша  непричастность  к несчастным, создает вам иллюзию определенного комфорта. Как  в том анекдоте: «Кто такой для меня Рабинович? Никто. Но когда у него сгорела дача, мне было немного приятно».

Почему хорошо продаются плохие новости? Потому, что они создают основу для позитивной оценки эмоционального состояния их потребителя.  Для ощущения душевного комфорта нам полезно осознавать, что сами-то мы находимся в положительной эмоциональной области: у нас все хорошо, «все путем».

 Почему власть приукрашает ситуацию в стране, т.е. позитивно оценивает нашу с вами основу материального существования, а оппозиция ее преднамеренно чернит?

Задачи у них разные.

Власть нуждается в гражданине, ощущающем себя счастливом, а оппозиции он, такой - не нужен.

И все же, что имеют в виду те самые нигерийцы, которые в откровенной нищете утверждают о том, что они счастливы?

Ощущение это основано на том, что время пребывания в хорошем настроении  у них стабильно больше, чем в плохом.

Чего я вам и желаю.