Забыли мы Исаака Бабеля.

От него нынешней молодой поросли почти ничего и не досталось.

Ну, разве что, анекдотец.

Буденного спрашивают:

- Вам нравится Бабель?"

- Это, смотря какой бабель - отвечает маршал.

Все забыто, все ушло... маршал, Горький, "Первая конная"... Даже Беня Крик и тот скатился на периферию интереса современного читателя.

А зря.

Читайте Бабеля.

Всего.

Это тоже Бабель:

"В 300 метрах от траншеи Ratin увидел человеческую фигуру. Это был солдат Виду, дурачок Виду. Он сидел скорчившись на дне сырой ямы. Здесь когда-то разорвался снаряд. Солдат занимался тем, чем утешаются дрянные старикашки в деревнях и порочные мальчишки в общественных уборных. Не будем говорить об этом.

— Застегнись, Виду, — с омерзением сказал капитан. — Почему ты здесь?

— Клянусь вам, капитан!.. Я все испробовал… Виду, сказал я себе, будь рассудителен… Я выпил бутыль чистого спирту для храбрости. Je ne peux pas, capitaine . Я боюсь, капитан!..

Дурачок положил голову на колени, обнял ее двумя руками и заплакал. Потом он взглянул на капитана, и в щелках его свиных глазок отразилась робкая и нежная надежда...

Никакими силами нельзя было заставить его подняться. Тогда капитан подошел к самому краю ямы и прошипел совершенно тихо:

— Встань, Виду, или я оболью тебя с головы до ног". ("На поле чести").

 

Почему я вспомнил здесь, в этом месте, где плещется, не поддающийся ограничениям Роскомнадзора, свободный треп, о сцене онанизма, призванного заглушить страх?

Возможно, почувствовал сильную связь с тем, что наблюдаю.

 

Структуры публикаций и комментариев в нынешнем СНОБе (все прежние уже не в счет) создают впечатление последовательно реализуемого замысла.  Этот  проект  неумолимо превращается в нечто, напоминающее реинкарнацию  полупорнографического журнала «Женские письма», образца 1984 года, описанного в нетленном произведении Э. Лимонова "Дети гламурного рая": "Французские женщины и девочки присылали в этот журнальчик свои жаркие грезы и действительно случившиеся с ними грязные вещи".

Узнаете?

А то, что на 30 лет позади, так это нормально. На 80 отставали.

 

Зацикленность  половозрелых особей на сексе есть форма педалирования угасающих эмоций. В этом отражается жгучее стремление выжать из остатков сущего чуть больше того, что дано и доступно.

Зачем?

Страх унять... может быть.

Страх чего?

Морщин, седин, целлюлита, выпадения волос, сначала на голове, а затем и на лобке...

Поэтому - стремление взять максимально, здесь и сейчас. И отсюда и позыв к экзальтации, надрыву - это заполняет голову и отгоняет мысли о будущем.

Страшно, потому что ясно - не минует чаша сия. Неужели вы думаете, что повстречавшаяся вам плохо передвигающаяся старуха прожила свою жизнь, не познав блаженства кунилингуса?

И что потом?

Где найдется утешение? Что даст силы донести себя до края? В воспоминаниях о череде сменяющих друг друга любовников? Это не греет. Доверяйте Фаине Раневской. "Старость, это просто свинство" - говорила она.

Да, можно еще пускать сладкие сопли. Но это, чаще всего, удел ностальгирующих старичков. Они здесь тоже представлены: могут без ошибок написать слово "..." – последняя доступная радость.

 

Как к этому относиться?

А никак.

В далекие советские времена довелось мне посетить Венгрию - самый веселый барак социалистического лагеря.

Гид, пожилой мужчина, сопровождавший нас в поездке по стране, как то рассказал, что венграм, возвращающимся с Запада, официально разрешалось провозить с собой три порнографических кассеты.

На вопрос старшего нашей группы: "Да как же такое можно допускать?!", гид ответил: "Если кому-то это помогает, то и хорошо".

Я это запомнил и принял.

Поэтому, если помогает, то пишите, читайте, обсуждайте…