Все записи
10:34  /  9.10.13

6481просмотр

Великая всемирная пенсионная революция.

+T -
Поделиться:

В каком возрасте человек начинает задумываться о том, как и на что он будет жить в старости?

Правильный ответ: в старости. Чем больше он думает на эту тему, тем больше старости в нем уже накопилось.

И о смерти человек думает потому, что он постепенно умирает. Как не прискорбно это осознавать.

Сегодня такое  поведение – думать о том, что стоит у порога - называется решением проблем по мере их появления.

А ведь так было не всегда.

Еще лет сто назад русский крестьянин крепко задумывался о том, что ждет его к сорока годам – таким был возраст глубокой дряхлости. Такие мысли появлялись в его голове потому, что перед ним постоянно развертывались трагедии нищенской старости.

Что могло быть хуже беззубого прозябания «Христа ради»?

Ничего.

Поэтому и создавался материнский, он же отцовский капитал -  дети. Дети, вырастая,  содержали стариков. И чем их было  больше, тем лучше, тем надежней. Это была естественная, созданная Природой, пенсионная система.

 

Руко(голово)творная пенсионная система, возникшая в Европе почти полтора столетия тому назад, имела конкретную цель: привлечь работающих из деревни в город. Побочным результатом явилось разрушение патриархальной семьи. Принцип солидарности поколений в его явном виде – младшие члены семьи кормят старших – перестал работать. Государство радеет всем одинаково: и тем, у кого было семеро по лавкам, и тем,  кто всю жизнь посвятил себе – любимому.

Но государство обеспечивает  стариков так, как оно это может.

Иногда это получается крайне скверно.

Хотя надо признать, что еще недавно очень популярные в наших СМИ  репортажи «со слезой» о судьбе голодающих старух как-то сошли на нет. Есть к тому объективные предпосылки: если разделить всех россиян на десять равных по численности частей, ориентируясь на уровень их доходов, то пенсионеры попадут… в третью группу. Так что сегодня они не самые нуждающиеся. Средняя пенсия составляет около 10 тыс. руб. при средней заработной плате 28 тыс. руб.

Понимаю, что для  СНОБов подобные цифры интереса не представляют.

 

Возможно, интересно иное.

Здесь следует начать с неочевидного. Проведенные исследования показали, что в обозреваемой статистикой ретроспективе, количество иждивенцев, приходящихся на одного работающего, во всем мире остается практически неизменным. Один работающий (в среднем) везде и всегда может прокормить себя и еще одного. Вот и в нынешней России из 140 млн. населения, работоспособные составляют около 70-ти млн.

Количество работающих (кормящих) может уменьшаться  в силу ряда обстоятельств, но тогда «пахать» начинают те, кто еще недавно относился к иждивенцам. Уходили мужчины на фронт и к станкам становились дети и старики. Это, конечно – крайний случай, но и в обыденной жизни все также. Увеличение пенсионного возраста – неизбежно, если количество иждивенцев, приходящихся на одного работающего,  начинает непропорционально увеличиваться.   Это также закономерно, как неизбежна была ликвидация детского наемного труда в Европе и Америке, которая случилась не потому, что люди стали более чадолюбивыми, а лишь потому, что доля детей  в структуре населения снизилась.

 

Практически во всех странах , той части нашей Цивилизации,  которая называет себя высокоразвитой, происходит одно и то же. Если раньше, с момента возникновения человечества, ВСЕГДА молодых было больше, чем людей преклонного возраста, то здесь это совсем не так. В  России, например,  семилетних девочек стабильно меньше семидесятилетних бабушек. И это не случай – это уже система, характерная не только для России.

Доля работоспособных членов общества в Европе снижается. Количество пенсионеров растет.  Как им выживать в такой ситуации?

Существует, поддерживаемая недолговечной (в исторических масштабах) практикой,  иллюзия: можно накопить на безбедную старость.

На самом деле, средства, находящиеся у пенсионеров, это лишь основание для распределения между ними той части общественного фонда потребления, которая причитается иждивенцам.  У вас большие сбережения? Значит, ваша, личная доля будет больше, чем у того, кто ничего не накопил. Но в сумме пенсионеры получат не более того, что способно им дать общество, находящееся в данных конкретных экономических условиях.

 

Рост пенсионного возмещения при стабильности пенсионного возраста в прошедшем времени имел два источника. Первый -  уменьшения количества малолетних иждивенцев в результате сокращения рождаемости. Второй -  увеличение размеров госдолга.

Отгадайте: где в мире самая высокая по отношению к зарплате пенсия?

Правильно – в Греции.  

 

Сегодня положение резко усугубилась. Приближается время, когда сам факт наличия каких-либо накоплений уже не будет страховкой от проблем, которые могут возникнуть в пенсионном возрасте.  Замечательную мысль как-то  высказал г-н Wolfgang SCHOLZ , представитель МОТ:  «… да, в будущем у пенсионеров будет много акций, но их еще надо будет умудриться продать  в условиях сокращения численности работающих».  

 

Что из этого следует?

Следует то, что в будущем накопленные на старость деньги, в какой бы форме они не хранились, не будут играть решающей роли. Деньги – деньгами, но на них надо будет еще купить еду и тепло. А эти блага  создаются только теми, кто реально работает и что-то производит. И дело не в том, что мало работающих – мало производится, а в той демографической константе, о которой здесь уже упоминалось: не может один работающий прокормить более чем одного иждивенца.

Здесь существует зона непонимания. Обычно говорят: технический прогресс, повышение производительности труда изменит эту константу: работающий сможет кормить и пять и десять иждивенцев.

Отлично. Но подумайте о том, что в любом обществе существует некий пирог материальных благ, распределяемый между всеми живущими. Мы хотим увеличить в нем долю пенсионеров? Прекрасно. Но скажите – чья доля должна снизиться. Вариантов ответов немного: работающих или детей. Иного не дано.

На самом деле все несколько сложнее, я тут немного утрирую, но проблема диспропорции между расширяющимися потребностями пенсионеров и сужающимися  возможностями  их удовлетворения – никуда не денется. Она наступает.

 

И здесь самое место для постановки великого русского вопроса: «Что делать?»

Для начала надо сказать правду: те, кому сегодня двадцать  лет пенсию в ее нынешнем виде получать не будут. Мощи для этого ни у одного государства в мире уже не хватит.

К чему же мы все в итоге тогда придем?

Сначала мы придем к уничтожению самого понятия «пенсионный возраст». Не будет его. Человек будет трудиться столько, сколько ему будет хватать сил и здоровья. Государство в  будущем сможет взять на себя только содержание немощных инвалидов.

Можно ПРЕДПОЛАГАТЬ (я подчеркиваю – предполагать и прогнозировать), что время окончательного  ухода с работы нашим потомкам будут выбирать обстоятельства: есть у тебя материальные возможности не работать – отдыхай. Нет? Работай. Не можешь? Вот тогда включается собес. 

 

И важный вывод.

Обществу нужно не просто увеличение продолжительности жизни его граждан, а увеличение ее активной, содержательной части. Из этого следует, что государство уже сегодня при планировании расходов на медицину должно по-иному расставлять приоритеты. К сожалению, пока,  «продолжительность жизни в немощном состоянии растет более быстрыми темпами, чем общая продолжительность жизни» - пишет  Dana P. Goldman – профессор University of Southern California, Los Angeles.

 

Надо полагать, что во второй половине этого века на планете Земля люди не будут работать до старости.

Они будут работать и работать… до смерти.

В этом и состоит суть Великой всемирной пенсионной революции.

Комментировать Всего 21 комментарий
есть у тебя материальные возможности не работать – отдыхай. Нет? Работай. Не можешь? Вот тогда включается собес.

Вот недавно сама додумалась до этого варианта будущего пенсий - он был бы просто чудесен)) Он, по крайней мере, позволяет государству быть честным и не брать на себя лишних обязательств (которые не выполнит заведомо). Люди же будут внимательнее относиться к своей жизни, к занятиям по жизни.

С одной стороны вроде логично, Сергей. А с другой стороны нельзя не вспомнить про расчет начала века о гибели больших городов под грудами навоза. Когда так быстро меняются технологии, медицина и прочее, кто его знает, какое устройство будет у общества через пятьдесят лет. Может, 98 процентов после совершеннолетия в ванночках будут лежать, подключенные к 38D терминалам и понятие пенсии вообще будет для них неактуально... :)

Совершенно согласен. Фрикономику еще никто не опроверг :)

==

О том, что человек чем-то похож на этот поезд. Он точно так же обречен вечно тащить за собой из прошлого цепь темных, страшных, неизвестно от кого доставшихся в наследство вагонов. А бессмысленный грохот этой случайной сцепки надежд, мнений и страхов он называет своей жизнью. И нет никакого способа избегнуть этой судьбы.

– Ну отчего, – сказал Чапаев. – Способ есть.

– И вы его знаете? – спросил я.

– Конечно, – сказал Чапаев.

– Может быть, поделитесь?

– Охотно, – сказал Чапаев и щелкнул пальцами.

Башкир, казалось, только и ждал этого сигнала. Поставив фонарь на пол, он ловко поднырнул под перила, склонился над неразличимыми в темноте сочленениями вагонного стыка и принялся быстро перебирать руками. Что-то негромко лязгнуло, и башкир с таким же проворством вернулся на площадку.

Темная стена вагона напротив нас стала медленно отдаляться.

== (С) ВП ==

Формула "один работающий может прокормить одного иждивенца" в принципе неверна.

Журналисты, адвокаты, "профессиональные политики" - являются точно такими же иждивенцами, как и немощные старики. Точнее, каждый из них потребляет гораздо больше ресурсов работающих, чем отдельный старик.

Поэтому и сегодня - говоря как о материальных, так и о "социокультурных" благах - один работающий содержит минимум пяток иждивенцев (ибо упомянутые потребляют много больше не только среднего старика, но и среднего работающего).

И "пенсионная проблема" решается элементарно - путём отстёгивания вагона с, например, многочисленными юристами.

Журналисты, адвокаты, "профессиональные политики" - являются точно такими же иждивенцами, как и немощные старики.

Нет, Владимир - все они участники всеобщего процесса, определяющей характеристикой которого является разделение труда. С Ваше логикой мы сведем производителей к тем, кто создает еду и жилье.

Не совсем так :-)

Вот Вам такая теза -  количество паразитирующих членов общества - как и любых биологических паразитов - определяется силой содержащего их организма.

То есть организм и его паразиты находятся в динамическом равновесии: если паразитов станет больше, то организм загнётся вместе с ними, им невыгодно, если станет меньше - то они тут же дорасплодятся до равновесного количества.

Если производительность труда работающих возрастает в 2 раза - то число паразитов соответственно увеличивается. Неважно, как они себя будут величать - активистами гей-движения или советниками по культуре - важно, что они расплодятся, пользуясь "увеличением силы организма".

Согласен в одном: отделить паразитов от трудящихся неимоверно сложно. Но для целей данной работы и не нужно. Меня интересовали тенденции, а они таковы. ИМХО, конечно, как всегда. )

Тенденции, безусловно, таковы :-) То есть ежели перед лоером поставить вопрос - переквалифицироваться ли ему, застрелиться ли (что то же самое) или отправить в мир иной 10 пенсионеров - то колебаний не будет.

Но это вовсе не означает, что человек должен вкалывать до смерти - тем более часто он на это физически не способен. Давайте вернёмся на исходную точку, с поправкой на сегодняшние реалии:

а) на поддержку детей не рассчитываем

б) государственной пенсионной системы нет.

В этом случае - каждый будет вынужден копить самостоятельно. Кто-то скопит, кто-то пропьёт. И будет нищенствовать, да. Но ведь недолго, не так ли?

Ведь если "каждый будет вынужден работать до смерти" - то это ещё более мрачная перспектива - нет?

Владимир, если бы в мою задачу входило формирование розовых перспектив, то не написал бы я этого текста.

Глубоко уверен, что трагизм складывающейся ситуации (а это не только надвигающийся демографический коллапс)  не понимается обществом, находящимся в состоянии, подобном эйфории начала 1914 года. 

Да ну, какая эйфория. Вся горе-интеллигенция возрастом от 40 лет - бегает с выпученными глазами и криками "усё пропало!", и, признаюсь честно - меня её судьба волнует никак не больше, чем судьба их матерей и отцов, 20-30 лет назад точно так же кричавшей "усё пропало", но не сдвинувших свою задницу и на полдивана, чтобы как-то "избежать надвигавшейся катастрофы".

Слабые гибнут, при этом в нашем мире слабыми являются глупые. Если идиотам суждено сгинуть раньше - то, значит, судьба такая.

А те, кто помоложе 40, и кто до сих пор думает, что в этой жизни им кто-то что-то должен - в том числе и пенсию, ну что ж - они разделят судьбу своих сшашных сверстников тогда. Естественный отбор.

Мы несколько по-разному относимся к слабым. 

Но здесь не об этом. 

Прогрессивное человечество угодило в демографическую западню.  Эта опасность почище любой мировой войны будет. 

На словах - возможно, что и по-разному. Но приучение масс к существованию пенсионного обеспечения - приведёт к тому, что в момент краха - эти массы будут массово голодать и вымирать.

Точно так же, как приучение совковых масс к гарантированной зарплате - привело к голоданию и вымиранию при крахе системы, которая эту зарплату гарантировала.

Нормальная, либеральная система, справившаяся с демократическим давлением "дай нам, дай нам" - заставляет каждого брать ответственность за свой хлеб на себя. Как мы видим по прошествии 20 лет - средний уровень даже нищих значительно вырос, как только либеральная система заменила собой демократическую - при том, что "на переправе", конечно, многие откинули копыта - но странно в этом винить либеральную систему, правда?

Так в чём тогда кардинальное отличие "стариков" от "остального населения"? Если это "остальное население", будучи поставлено перед выбором - жить и жрать или кричать о справедливости и сдохнуть - быстренько выбрало первое, и стало себе намазывать всё бОльше масла на булки - то почему "старики" считаются глупее? Точнее, те, кому скоро становиться "стариками"?

Государство должно обеспечивать лишь действительно "катастрофическую" страховку - дорогие операции те же. Но этого не обеспечивают и "развитые западные страны". Так не лучше ли строить настоящую мед. страховочную систему - именно на такие "непредвиденные" случаи (в том числе и для врождённых инвалидов), а заботу об "обычной медицине" и "обычной старости" отдать тому, кому реально позаботится - самим людям?

И хотя то, что я писал немного не о том, но ...

Вы пишите: " приучение масс к существованию пенсионного обеспечения - приведёт к тому..." Почему "приведет"? Пенсионные системы вошли в плоть и кровь населения всех стран, где они существуют. Поэтому будущее время здесь неприемлемо.

Массы будут вести себя так (возможно и глодать и вымирать), как их к этому сподвигнут объективные обстоятельства. И граница различий пролегает не по возрасту, а по характеру деятельности: работает человек или нет. Пенсионеры в любых обстоятельствах (в общем и целом) получали причитающуюся им долю, если не прямо, то через трансферты от младших. Но эта система сломана, количество поступающих в работоспособный возраст снижается, а количество выходящих в пенсионный - растет. Это можно сбалансировать только исключив само понятие пенсионный возраст.

А что касается медицинской страховки - то это отдельный вопрос. В нем я не сильно "копенгаген".

В применении к России - именно будущее время. В 1990х пенсий, фактически, не было - на эти копейки прожить было никак нельзя. И потому те, кто находился во вменяемом возрасте тогда (15-20 лет назад), вполне мог (не могу написать "должен был") понимать, что надеяться на "государственные пенсии" - это то же самое, что надеяться на выигрыш в казино.

"Причитающуюся им долю" пенсионеры не получали НИКОГДА. Просто потому, что никому ничего нигде не "причитается". Государство их кормило, забирая деньги у работающих - это да, но это не называется "причиталось".

Осознание того, что пенсии - это не "выплата чего-то мною же наработанного" - а выплаты от государства, которое в данный момент откуда-то эти деньги берёт - первый шаг к осознанию сути "пенсий", а, значит, и надёжности их.

С демографией это всё связано достаточно мало. Ну, будет более пирамидальное общество - да, будет легче выплачивать пенсии, но из самых общих соображений: меньше иждивенцев, больше работающих. Но это относится совершенно не только к пенсиям, но и к любым иным гос. выплатам.

У нас совершенно разные представления о мироустройстве. Вы (ИМХО) предполагаете, что только реалиям рынка дано определять - что, кому и сколько должен. В противном случае: "... никому ничего нигде не "причитается".

Это утрирование, а потому - утопия.

Есть причитающееся - налоги, которые так же неотвратимы, как и цены. Поэтому - причитается. И в рамках "причитаемого" можно выделить ту составляющую, которая называется "пенсия".

Ваш экскурс в 90-е не опровергает сути.

Во-первых, Россией проблема не ограничена. Она в мейнстриме. А во-вторых, мизерность пенсий того периода отражала общее состояние общества и на отношение к этому институту никак не повлияла. Более того, в некоторых случаях, даже эти, крайне незначительные суммы, были единственным источником реальных денег.

В области демографии. Вся сила сложившегося положения заключается в том, что возврата к пирамидальному половозрастному распределению уже не будет. Это качественное изменение человеческой цивилизации можно превозмочь только одним способом - разрушить все то, что она выстроила в сфере общественных отношений. Короче: бабы в Европе трех детей и более (в среднем) рожать уже не будут никогда.

Аминь.

а) как там было в классике - "никогда не говори 'никогда'"? :-)

конечно, от метросексуалов - у кого возникнет потребность рожать? Ну, какая гламурная киса захочет получить себе под бок такую же кису, только помоложе? Или сыночка-планктончика?

Проблемы демографии на Западе - не от социоэкономики, а от асексуальности сегодняшних тёток и дядек.

Ну да это всё романтика..

б) даже цены не "неотвратимы". Хоть и "всё куплю - сказало злато", но всё же "всё возьму - сказал булат". И уж тем более не "неотвратимы" налоги. Да, в "середине пирамиды", пресловутому "среднему классу" от налогов никуда не деться - если он сидит на жаловании, то работодатель просто списывает их в пользу государства. Но стоит даже ему - стать контрактором, то появляется масса возможностей, ограниченных только интеллектом этого среднеклассника, ну и желанием платить-не платить налоги.

В случае же "верхних эшелонов"  - "неотвратимости налогов" нет вообще: платят столько, сколько считают нужным и полезным - на содержание этого ОБСУЖИВАЮЩЕГО аппарата под названием государство. Как только государство хочет "слишком много" - несоразмерно оказываемым им услугам (а это какждый оперделяет для себя сам)  - прибыль показывается в совсем других пенатах, и там же и оседает.

Я лично никакому государству ничего не должен. Как и Вы мне ничего не должны. И я Вам тоже. И пенсионерам - ни российским, ни сшашным, ни европейским - я не должен ни копейки.

Есть у меня полубандит-полуслуга, называется государство. Я ему плачу - по балансу: столько, сколько считаю нужным: заплачу меньше - будет ещё хуже работать, да ещё и бунтовать будет, ствол мне к носу приставит - типа плати, сцука. Заплачу больше - пропьёт и зазнается.

А у него, у государства - такие же отношения с его иждивенцами, теми же пенсионерами: будет платить меньше, они его толпой в переулке отловят, и отметелят слабеющими ручками. Ну и если голодом их заморит, когда сам жирует - то нормальные пацаны не поймут, тоже прихлопнуть могут: не из сострадания к пенсионерам, а от нежелания шума за окном.

Вот и все финансовые отношения в государстве. А Вам они почему-то видятся святыми обрядами, с министром финансов в рясе патриарха Всея Казначейства.

Владимир, помилосердствуйте: финансовые (экономические) отношения не сводятся к Вашим взаимодействиям с государством. При всем уважении к Вам.

Я немилосерден! Конечно, финансовые взаимоотношения государства с гражданами не ограничиваются мною. В государстве есть и другие граждане.

Но даже в случае наёмных работников - суть взаимоотношений (не финансовых, и вообще) - от этого не меняется. Государство - это не какой-то самоценный объект, которому кто-то что-то должен, а оно тоже кому-то что-то должно.

Это просто некая обслуживающая структура - не отличающаяся кардинально от других обслуживающих структур (которые тоже, бывают, промышляют рэкетом).

Так что: никто никому ничего не должен - ежели не было подписанного контракта, расписанного во всех деталях.

Но, допустим, контракт был - у сов.поданных. Вот представим, что они реально заключали такой контракт со своими левыми хозяевами: мы дружно ходим и вас выбираем, а вы нам - хлеба на ужин, и зрелищ с хлебом - в старости.

Но их контрагент - социалистическое государство - разорился. Точно так же, как разорились кучи, скажем, банков. И никто, кроме разорившего государства - им ничего не должен. А что с разорившегося взять? С него в первую очередь возьмут те, кто смогут.

Аналогично и сегодня, например. Вот, в США это наиболее хорошо видно: хоть там тоже никто контракт с этим самым государством и не подписывал, но прилежно относят (ну, выбора нет - у сред. класса) денюжки в "закрома родины". И когда эти закрома окажутся пустыми - то они, конечно, возопят - будут кричать про "жуликов и воров", что украли их "трудовые пенсии".

Но те жулики давно разбегутся, как разбежались коммунисты - и с кого тогда эти бедолаги будут требовать "дай нам пенсии!"? Правильно, с того, кто будет какое-то государство строить на развалинах. Но они же им ничего не будут должны - и всё, что выплатят - это выплаты "от жалости". Как и выплаты большинству сегодняшних пенсионеров - которые если и вносили какие-то "пенс. взносы" - то только коммунистам 20+ лет назад.

Эти "пенсии от жалости" - с гумманитарной точки зрения, конечно, вещь положительная: стариков уже не переделать и вторую жизнь заново, правильно, они не проживут.

Но сам аппарат пенсий создаёт иллюзию того, что кто-то, какое-то "государство" кому-то что-то должно. Что есть плохо - потому что люди попадут в ту же пропасть, и хватит ли средств и жалости вытаскивать из неё сегодняшних 20-40 летних - большой вопрос.

Сложности трудовой жизни отвлекают от переписки, она теряет динамизм, но ответить надо.

Во-первых строках, своего коммента, спешу Вам сообщить о том, что призыв к милосердию относился к Вам, применительно к Вам же. Нельзя сводить обсуждения проблем социума к демонстрации  своих личных впечатлений.

Вы подробно описываете взаимодействие гражданина и государства, оценивая  последнее как некое недоразумение, относиться к которому надлежит пренебрежительно и обязательно с издевкой.

Мне представляется, что все обстоит далеко не так.

Государство - созданное людьми, включая тех, кого уже давно нет с нами - представляет собой некую силу, аналогом которой могут быть природные явления. Подавляющее большинство людей (а здесь и всегда речь может идти только о тенденциях, поэтому Вы - не в счет) платят налоги с той же неизбежностью, как и встают с постели по утрам. Эта сила меняется и изменяется быстрее, чем силы природы. Но в любом случае она есть, и желающие убедиться в этом (а такие постоянно находятся) имеют удовольствие получить полное удовлетворение.

Что касается сути, то Вы постоянно съезжаете в того проселка,который я наметил в посте на свою любимую дорогу: либерал - выживет, патерналист - загнется. А вот и нет. Либерал, свободный, и (естественно) жадный завел  прогрессивную (т.е. опередившую всех в свободе и жадности) часть человечества в яму, из которой (если не произойдет чуда) выбраться не удастся никому. Происходит депопуляция. Переломить эту тенденцию - невозможно в рамках сегодняшних общественных отношений. Они (отношения) скорее всего поменяются - на либералов наденут узду. Но очень может быть, что уже поздно. (Знаете этот термин из большого тенниса? -  мячик два раза ударился о покрытие).

Вы совершенно напрасно думаете, что я "свожу с Вашей колеи на свою". Вопросы "пенсии" неотделимы от вопроса "депопуляции" - а "депопуляция" является проблемой только в глазах "государственника".

Свободному ("либеральному") индивидууму - большая популяция выгодна, но не всякая. Учёному - выгодно бОльшее число коллег, предпринимателю - выгоден бОльший рынок, и т.д.

Но! Для того же учёного - подавляющее большинство человечества - это ненужный ему профессионально балласт (если он не психолог-социолог-биолог), и ему, на самом деле, важно не увеличение кол-ва людей, а увеличение кол-ва мыслящих людей, с которыми у него возможен обмен идеями.

Аналогичная ситуация начинает складываться и с предпринимателями: большинство населения в развитых странах всё больше теряет свою экономическую ценность: польза от них в производстве всё меньше, а расходы на их "социальные нужды" - всё больше.

При таком раскладе снижение популяции - именно в развитых странах - не является чем-то отрицательным. И наплыв "дикарей с юго-востока" - тоже, ибо эти "дикари" более выгодны со всех сторон: во-первых, у них лучше отношение пользы-расходов, а, во-вторых, у них лучше и интеллектуальный потенциал.

Так что я не вижу никакой "ямы", в которую бы загнал "жадную часть человечества" этот самый "либеральный монстр".

Ваша же уверенность в том, что Священное (как корова) Государство, путём "тонких настроек, выполняемых лучшими государственными умами" может как-то поменять естественные процессы - несколько... ну, скажем так, необоснована.

Ведь тот же кризис пенсионного обеспечения, о котором Вы пишете - это же типичный кризис "государственников", которые сначала подсадили народ на иглу "мы о тебе в старости позаботимся", а теперь обнаружили, что иглу скоро наполнять будет нечем.

Я понимаю, что это логично - обвинить "интеллектуальных противников" в том, что игла опустела - но они, гады, как-то не воспринимают Ваши претензии: игла Ваша, содержимое Ваше: не рассчитали - значит, не рассчитали. Они же, либералы противные, считают что каждый ответственнен за свои ошибки.