Все записи
18:23  /  14.10.13

1686просмотров

Спасибо.

+T -
Поделиться:

Любое состоявшееся произведение искусства есть результат взаимотворчества.  Нет книги без читателя. Нет музыки без слушателя. Нет картины без зрителя. Творец – активная сторона этого процесса – должен, более того, обязан это учитывать.

Записанное в Евангелии: «…не мечите бисер перед свиньями…» имеет еще и то основание, что «свиньи», это  не только те, кто по уровню интеллекта не способны оценить бисер, но и живущие в ином с автором измерении. Самый высоколобый парижский интеллектуал не в состоянии проникнуть в суть раскраски туземца племени  Таи́но: не тот менталитет.

Пушкин писал к А. А. Бестужеву в конце января 1825 г.: «Первый признак умного человека - с первого взгляду знать, с кем имеешь дело, и не метать бисера перед Репетиловыми и тому подоб.».

Это правильно и где-то достаточно просто, когда имеешь дело с  человеком. И как это сложно, когда мастер своим произведением обращается к обществу.

 

Это  все  я по поводу фильма "Сталинград".

У многих  взгляд на этот фильм обратный моему.

«Унылое говно» - смысл реакции одного из рецензентов. Невыносимо ему смотреть фильм про войну, где в окнах сохранились стекла, занавески и шторы не рвет ветер, фрицы днем, как на парад, на водопой ходят… и расположились защитники дома, вокруг которого и разворачиваются события, на третьем этаже, а не как это положено (и как было) – в подвале…

 

Ираклий Андроников в одном из своих устных и, как всегда – замечательных рассказов,  поведал нам об итальянском теноре  Франческо Таманьо, вышедшего играть Отелло с незагримированными руками.

Скандал.

Фиаско!

Но величайший артист преодолел. Не на руки мавра смотреть публика ходит в оперу. Она, в основном и в целом,  про другое.

И здесь.

Зритель проникся или нет.

Если есть в произведении нечто, берущее за душу, то … душа откликнется. Произойдет нечто, отменяющее время – зритель становится соавтором. 

 

Не у всех, кто придет посмотреть "Сталинград", это получится.

В чем причина?

Скорее всего,  в накопленных «опытах быстротекущей жизни».

Рассказывают, что Анатолий Папанов в сердцах говорил об Андрее  Миронове:  «Что он пережил в этой жизни? Ну, может быть, пирожное было недостаточно сладкое».  Между ними разница была почти в двадцать лет – рубеж  поколений.

 

Понять суть фронтовиков, их состояние, мысли и эмоции, не поварившись в одном с ними котле – невозможно.

Это были другие люди. Они бы (в массе всей) не поняли нас. Их не поняли даже собственные дети. Движение стиляг было закономерной реакцией на «отеческое», снисходительное отношение тех, кто прошел все, включая Сталинград,  к тем, кому было невозможно что-либо весомое противопоставить этому убийственному опыту.

А хотелось.

Требовалось.

Для самоутверждения.

Без этого жить невозможно.

 

Те, кто видит в фильме Федора Бондарчука «унылое говно», важна смета фильма, уровень спецэффектов…

Мне, сидевшему в притихшем зале, виделись эти мужики, герои фильма,  в их послевоенной ипостаси. Смотрел на них, а видел  безногих инвалидов, передвигавшихся на тачанках, сооруженных из доски и подшипников. Это были лихие злодеи. Они выживали после войны, так, как делали это на войне.

Потом  в одночасье сгинули.

Это было еще до того, как появился Праздник Победы. Начали праздновать позднее, когда все поняли: победители почти закончились.

 

«Унылое говно» - реакция тех, кто никак не связывает, не может связать, не пытается связать свою жизнь с тем абсолютно непонятным им прошлым. Их перепичкали и сладким пирожным, и разговорами о необходимости гордиться воинами, спасшими страну от … бла…бла…бла…

 

В итоге.

Спасибо Федору Бондарчуку.

За Сталинград.

От меня.

Лично.

Комментировать Всего 9 комментариев

Так сложилось, что меня в основном воспитывал дедушка - неходячий инвалид войны. Потом я по собственной воле никогда не читала книг "про войну" и никогда не смотрела фильмов про нее же (при этом, как ни странно, любила слушать и даже петь про нее песни). На "Сталинград" не пойду. 

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов

Я вырос в доме, где жили рабочие. У моего друга - Кольки, отец воевал в составе Уральского добровольческого танкового корпуса. Он горел в танке.  Я помню кожу на его лице.

На "Сталинград" надо идти, что бы напомнить себе - мы не забыли. ИМХО.  

надо идти, что бы напомнить себе - мы не забыли

Сергей, я не хочу помнить войну. Мне всегда, еще в советское время, когда оно из всех щелей лезло, казалось неправильным ее помнить. Мне кажется, что они воевали, чтобы мы как раз забыли - что это такое, война. Я твердо знаю, что любая война - зло, мне этого достаточно.

Эту реплику поддерживают: Liliana Loss, Сергей Мурашов, Christina Brandes-Barbier de Boymont

А как мое нежелание смотреть фильмы о войне, закончившейся больше 60-ти лет назад, мешает мне помнить воспитавшего меня человека? 

"Сергей, я не хочу помнить войну".

Это уже не про кино.

Эту реплику поддерживают: Liliana Loss, Анна Морозова

Вот я сейчас в Лондоне. Памятников погибшим за Великобританию (в разных концах света) тут полно. В том числе - в Первой Мировой - которая у нас (нмв, совершенно неправильно) считается неподходящей, чтобы помнить её погибших и её героев). Но никогда тут военное прошлое Империи не воспринимается "лезущим из всех щелей", как совершенно правильно сказала Катерина про нашу страну, будь то Россия или СССР. Вчера я вернулся из Португалии - супердержавы далёкого прошлого, чьи военные победы и прочие достижения, наверное, в значительной мере сделали мир таким, какой он есть... Памятников разным героям и королям там тоже навалом. Что-то я не заметил там такой печали по прошлому, которая у нас держит на плаву Сталина и сталинизм, и его последователей всех мастей...

Видимо, не везде тоска по прошлому величию и достижениям занимает такое же место в народном сознании (и в воспитании этого самого сознания), как у нас... И, возможно, именно поэтому люди СЕЙЧАС ухитряются жить лучше, чем в России, со всеми нашими залежами чёрного, белого, желтого и прочего золота...

Эту реплику поддерживают: Владимир Невейкин, Сергей Любимов

Право слово, фильм, который вы посмотрели  - про послевоенную судьбу советских солдат  - гораздо лучше того, который посмотрели все остальные и который вышел у Бондарчука.   

Эту реплику поддерживают: Владимир Невейкин, Сергей Любимов