Все записи
13:07  /  19.04.18

10722просмотра

Чем матери не угодили нашему обществу?

+T -
Поделиться:

Моим двойняшкам 10 лет. Это значит, что уже 10 лет как я не беременна. 9 лет, как я не кормлю грудью ни в общественных местах, ни дома. И года 3, как я перестала краснеть за истерики, которые они устраивали… Да, где придется там и устраивали.

Отчего же меня так выстегивает то, что сейчас происходит в социальных сетях, где что ни неделя, то кого-то линчуют? То беременную, желающую стейк. То мать, которая не может справиться с истерикой у ребенка. То кормящую в “Кофемании”. Чем материнство не угодило обществу?

Как это было…

«Мама на даче, ключ на столе, завтрак можно не делать. Скоро каникулы, восемь лет, в августе будет девять». Это стихотворение Али Кудряшовой не случайно стало хитом в интернете несколько лет назад. Это детство всех тех, кому сейчас и тридцать, и сорок, и пятьдесят. Нас легко оставляли одних дома. Не провожали в музыкалку и на балет. Родители могли уехать на выходные в Ригу, оставив дома 12-летнего ребенка и собаку. Такая была жизнь.

Никаких тебе развивашек до 7 лет и грудного вскармливания до школы. Никаких тебе грудничковых плаваний и внутриутробной йоги. Без избытка нежности и сантиментов. Без придыхания и фотосессий с животом навыпуск. Без календарей «моему сынулечке 9 лет 3 месяца и 2 дня». Просто совсем другая жизнь и другие ценности.

Мы выросли в этом, стали такими, какими стали и обнаружили, что все может быть иначе. Обнаружили целый ворох возможностей, закрытых для наших родителей в их 70-е и 80-е.

Другая история

Чем отличается желанная беременность, наступающая после покупки собственной квартиры в 30 лет от беременности по залету в двушке с родителями? Нет, я не говорю, что сегодня все беременеют исключительно планово и исключительно после покупки квартиры. Но я точно знаю, что людей, которые рожают детей осознанно и четко понимая, что они себе могут позволить и как хотят с этими детьми жить стало больше. Одновременно и возможностей растить детей иначе стало больше.

Современное общество предлагает маме множество знаний, подходов и методик, и настоятельно приглашает ее делать выбор. Что ты хочешь для своего ребенка? Вальдорфский садик и частную школу? Пожалуйста. Грудное вскармливание и ЗОЖ с рождения? На здоровье. Хочешь сдать его в ясли и бежать обратно на любимую работу? С удовольствием. Хочешь вести бизнес из кафе и там кормить ребенка? Тоже можно.

И каждая следующая мама покорно обольщается всеми этими перспективами и действительно выбирает, как ей лучше. И пытается научиться совмещать целый список противоречивых требований к себе. Чтобы хорошо кушал по требованию, но при этом никому не мешал. Чтобы развивался в срок, но при этом чтобы в доме был порядок. Чтобы был всегда чистенький, сытый и при этом ужин на всю семью, и дом в порядке, и работать тоже не забывай… Ты ж дома сидишь! И действительно, чего это я так задолбалась? Я ж дома сижу!

И тут внезапно итак не очень слаженная партия оркестра прерывается сольной партией отдельных представителей общества, которым мешает… И в маму летят новые требования: «Корми по требованию, но не у нас на глазах», «Питайся правильно, но не осложняй нам жизнь», «Утешай ребенка мгновенно, до того, как он начнет нам мешать». Вам все еще кажется, что мамой быть просто?

Почему разделилось общество

Пока я наблюдала за горячими дискуссиями в Фейсбуке о том, можно ли кормить грудью в кафе и требовать отбивную определенной прожарки в мясном ресторане, у меня созрела мысль.

Разделение на «если ребенок хочет есть, плевать что думают другие» и «пусть уберет свои сисяндры отсюда, я же ем» — это то же разделение, что и в конфликте Топорова против Старобинец. Это опять старая система бунтует против новой. Это опять «у нас так принято» против «а это моя жизнь и мои правила».

Действительно. Вся система внутри СССР была про то, чтобы выжить. И мы вынесли оттуда именно эти правила: не делай ничего сверх того, что позволяет тебе выжить. Береги ресурс. Ешь тихо, живи тихо, носи серое, никого не беспокой. А то настучат. А разбираться никто не будет. Не высовывайся. Не умничай. Будь как все.

Вся система современного интернет-пространства предлагает  иной способ жизни. Развивай личный бренд. Пиши тексты. Делай селфи. Заявляй о себе. Пиши книги. Будь заметным, будь ярким, иначе не продашь, иначе будешь серым офисным планктоном и всю жизнь будешь работать на ипотеку.

Конфликт этих систем становится заметнее всего, когда речь идет о публичном признании — таком, как литературная премия, или когда речь идет о чем-то социальном важном — таком, как воспитание детей. И кто-то упорно пытается причесать нас под старую, веками выручавшую песню: «Молчи, не высовывайся, не привлекай внимания, не требуй ничего сверх меню». А кто-то уже готов, к тому, чтобы заявить о своих правах во всеуслышание. Хочу стейк в мясном ресторане. Хочу кормить ребенка там, где ему это удобно. Успокаиваю ребенка, как умею, а не как вы считаете правильным. И даже если в этот момент я оказываюсь слабой, уязвимой, непонятой, то я продолжаю быть, а не исчезаю, как бы вам не хотелось.

И Старобинец продолжает писать книги, вести мастерские, отстаивать свое мнение в постах и громко говорить о том, что у слабости и уязвимости тоже есть голос. А «Кофемания» отменяет требование не кормить детей в зале (и правильно делает, кстати, потому что оно прямо противоречит действующим законам).

И у нас появляется крохотный шанс на луч света в царстве тьмы. И надежда на то, что можно быть заметным. Можно быть собой. И когда-нибудь кто-нибудь удивится: а что, раньше было нельзя? 

Новости наших партнеров