Все записи
МОЙ ВЫБОР 14:37  /  23.05.19

850просмотров

Софья Габдульянова: "Я познакомила Екатеринбург с Михаилом Лабковским"

+T -
Поделиться:

Первый раз я увидела Соню, придя на тренинг к Валентине Габышевой. Тогда же и впечатлилась уровнем организации мероприятия. От цвета блокнотов до формы канапе на тарелочках все было идеально. Тренер была спокойна и организатор тоже. Потом были еще и еще тренинги, где оргом была Соня. Ощущение спокойствия и выверенных мелочей было неизменным. Я решила узнать, как она это делает и что за этим стоит. 

—  Расскажи, чем гордишься из того, что ты уже сделала к сегодняшнему моменту.

—  Я вообще горжусь собой. Но самая большая моя гордость – то, что я познакомила Екатеринбург с Михаилом Лабковским. Мы провели семь или восемь лекций в Екатеринбурге уже. А когда-то это было мое первое такое масштабное мероприятие.

— С чего все началось для тебя?

—  Я Михаила слушала очень долго, он мне нравился. Как-то я ехала в машине и подумала: а почему никто его не возит в Екатеринбург? В Москве на него то билетов не было, то времени не было, и я подумала: а может быть, мне его самой привезти в Екатеринбург? И привезла.

—  До этого ты организовывала какие-то мероприятия? У тебя был уже опыт?

— Я организовывала небольшие тренинги на 20 человек. Крупных лекций не было, я знала, что там совершенно другой формат работы и функционал. Это практически, как концерт какому-нибудь артисту организовать.

 

— Как ты решилась позвонить аж самому Лабковскому, чтобы с ним договориться?

—  Да, никак. зашла на сайт, у него сайт официальный, увидела его телефон и вперед.

—  И что сказала? "Здрасьте, я Соня, хочу привезти Вас в Екатеринбург?"

—  У меня был знакомый, который занимался организацией концертов. Я его попросила мне помочь. С первой лекцией он мне помогал, и поэтому оргмоменты на первом этапе он решал сам. Он позвонил Михаилу, узнал, какой гонорар, на каких условиях, какой райдер,.. А потом мы уже делали все вместе.

—  Как ты думаешь, какие твои собственные качества помогли тебе в этой, например, истории с Лабковским?

—  Огромная любовь к психологии. Я же училась на психолога, когда-то даже консультировала людей. Но в итоге стала организовывать мероприятия, и в итоге оставила только эту свою деятельность. Я не консультирую сейчас людей, зато выбираю спикеров, которые могут людям действительно помочь.

—  Уйдя из психологов в организаторы, ты не чувствуешь себя уязвленной, ущемленной, что ты вроде как на вторых ролях? Как тебе с этим, ты соревнуешься со своими спикерами или нет?

—  Я очень внимательно к этому отношусь, и всегда слежу за тем, чтобы соблюдать субординацию. Для меня это ценно, я так воспитана в семье с самого детства и детей своих так воспитываю: в школе главный учитель, дома свои правила, в школе свои правила. Мне кажется, что я не страдаю и не соревнуюсь, но я каждый раз спрашиваю, что бы можно сделать иначе, что можно улучшить.

Я очень счастливо себя чувствую в этой роли, на самом деле. И вполне чувствую себя главной, ведь я я за все отвечаю, и как я сделаю, так на тренинге и будет. Мы работаем на полном доверии со всеми моими тренерами, они выполняют свою работу, я – свою. Я никогда не лезу на их территорию, а они никогда не лезут на мою. Я стараюсь все их пожелания выполнять. Для меня очень важно, чтобы тренер был отдохнувший, довольный, счастливый.

— Главный секрет твоего организаторского успеха?

—  Мой главный секрет в том, что я работаю не на наших участников и не на наших клиентов, которые покупают у нас курсы и тренинги. Я  работаю на своих тренеров, они для меня главные, и они у меня в приоритете.

—  Скажи, пожалуйста, дружить с тренером, влюбиться в своего тренера – как тебе с этим? Или это исключительно рабочие отношения и ты считаешь, что дружба вредит?

—  Мы часто об этом разговариваем. Я считаю, что дружба вредит. В дружбе ты принимаешь человека таким, какой он есть на 100% и все ему позволяешь. А когда ты на работе, у тебя есть рамки, и ты не можешь сказать: “ой, я сегодня опаздываю, встреть за меня участников”. Поэтому, конечно, мы общаемся близко, обсуждаем разные темы. После работы можем расслабиться, выпить вина, например, все вместе. Но я всегда стараюсь вовремя уходить. Это тонкая грань и когда она рушится, недовольство накапливается и партнерство распадается. Я  видела несколько таких историй. Поэтому считаю, что это моя ответственность как организатора и слежу за балансом в отношениях.

 

—  Как ты думаешь, есть ли у тебя качества, которые тебе мешают в твоей работе и какие?

—  Может быть, у меня завышенная самооценка? Я затрудняюсь ответить. Как-то кажется, что ничего не мешает. .

 

 — Какой самый страшный факап, который прямо вспоминаешь и просыпаешься в холодном поту?

 

—  Ой, какие-то косяки всегда бывают. И я  каждый раз переживаю за все вот эти косяки, потому что когда у тебя большой, например, проект и много людей –  это огромная ответственность. Кстати, чем больше проект, тем меньше ответственности, потому что всегда можно списать все на количество. А когда у тебя 8 человек группа, и из них один – тот, который вообще не должен был прийти, это, конечно, косяк. И я всегда очень переживаю, я всегда отматываю назад – почему так получилось.

—  Как ты нашла тренеров, с которыми сегодня работаешь?

—  У меня один  случайный тренер – это Качура. Я с ней не была знакома, меня познакомила Валя Габышева. А всех остальных я находила после того, как я участвовала в их проектах. Я участвовала в проектах,  влюблялась и предлагала сотрудничество, или мне предлагали. С Валей я познакомилась в Екатеринбурге – пришла к ней на курс, влюбилась сразу в это все, и закрутилось. Алексей Давидовский —   я тоже приехала к нему на курс в Санкт-Петербург, и захотела познакомить свое окружение с его техниками.

— Ты, судя по всему, сама любишь тренинги, активно участвуешь?

— До того, как заниматься организацией тренингов, я посетила очень много тренингов разных, много учебных программ. У нас в Екатеринбурге есть ЦБО - Центр бизнес-образования, АРБ — это Питер, я много у них училась. Проходила лидерские курсы, изучала психологию, в Израиль  ездила, к Ольге Викторовне Бермант-Поляковой — училась работать с травмой. И всегда отмечала, как организовано. Для меня организация тренингов в ЦБО и АРБ всегда были примером.

— Что для тебя маркер крутого мероприятия? Ты приходишь, видишь это и понимаешь, что все на уровне?

—  Когда работа организатора невидима, нет суеты. И когда есть благодарность к участникам в атмосфере. Я считаю, что если при всем богатстве выбора участники отдали свое время тебе — будь благодарен.  И в любой ситуации относись по-человечески. Как организатор я считаю, что я каждого участника, который мне написал, должна взять в заботливые руки и довести его до нашей двери. Вот это “мягкое сопровождение”, забота и есть лучший маркер.  

 

 

— Что  входит в твои обязанности как организатора?

 

—  Ох, я могла бы быть идеальной “воровкой на доверии”. Дело в том, что организатор – это человек, который имеет доступ ко всему. Я пишу письма участникам, я отвечаю за оплаты,  я нахожу помещения и организую кейтеринг… И меня никто не проверяет, как я это делаю. Потому что я делаю мероприятия, что называется “под ключ”: от начала до конца и отвечаю за все. За организацию обеда, за то, чтобы мусорные мешки были чистые, за деньги….  И когда пишут: «Спасибо Вам, Ваша команда суперская», я ржу, потому что наша команда – это я и все.

—   Твой рецепт классного мероприятия – какие ингредиенты обязательны, чтобы мероприятие получилось классным?

—  Чтобы каждый человек, который зарегистрировался на твое мероприятие, точно знал, куда ему идти. И чтобы он это знал из одного письма, которое я ему отправила, и ему не надо было что-то там искать, заводить какой-то адрес в Гугле, еще где-то. Чтобы у тренера все было: чтобы тренеру было тепло, светло, сухо. И еще обязательно уделить каждому участнику внимание. Даже если их 50 человек, даже если 100.  

— Как тебе это удается?

— Ну, например, внимание можно уделить в письме. Я люблю писать «Пожалуйста, если у вас есть вопросы, задайте их до проекта». Или, например, я всегда указываю телефон и предупреждаю, что “вы можете написать в WhatsApp” — многим так гораздо удобнее. 

Как мне удается? Мне кажется, все просто я все внимание направляю на проект. На время проекта я всю себя, все свое внимание 100% стараюсь уделить именно этому проекту. Детей делегирую бабушкам или папам. Если я в командировке, то не планирую ни театр, на там по Красной площади погулять. По остаточному принципу – если повезет, то да. Но если тренер меня просит остаться до 11 вечера, то я останусь и не буду страдать по этому поводу. Я это делаю с удовольствием, и для меня это приоритет. Да, наверное, главный секрет – это расставить правильно приоритеты и уделять внимание тому, что на этот момент для тебя важно.

— Как ты делаешь так, чтобы никто не опаздывал?

— Прошу об этом напрямую в письме и еще пишу  «Пожалуйста, ответным письмом отправьте «Получено и прочитано». А еще от тренера многое зависит: с Качурой я пишу, что мы начинаем всегда вовремя, у нас нет никакого 15-минутного задела на сборы. А на тренингах Алексея Давидовского говорят, что люди, которые опаздывают на группы – у тех денег не будет никогда, потому что они не уважают группу.  Один раз услышал и больше никогда не опаздываешь ;)

 — Были ли на твоих тренингах недовольные участники, которые просили вернуть деньги и что вы с этим делали?

—  Да, бывает такое. И возвраты просят, и даже иногда после того, как тренинг закончился. Да, это как у любых тренеров, у нас такое тоже есть. Я спокойна при этом, потому что у нас все эти моменты проговорены. У всех моих тренеров есть возможность 100%-ного возврата, если человек считает, что ничего не получил от тренинга.

— У тебя очень известные спикеры, которых часто обсуждают в сети. Как ты с этими дискуссиями: вовлекаешься, не вовлекаешься, приходишь, не приходишь?

—   В начале своей карьеры я очень вовлекалась: я переживала, искала юристов, которые могут подать и выиграть иск о клевете. Представляешь, у меня есть даже список таких юристов до сих пор! Но потом я поняла, что каждый, во-первых, пишет про себя. А во-вторых, те, кто пишут гадости   — это же не клиенты обычно. Они, вообще, не были на курсе, не были на лекции. Про Лабковского постоянно пишут всякие гадости, а я как его любила, так и люблю, как защищала, так и защищаю. Задевает до сих пор только одно, наверное: когда люди проходят курсы, а потом делают свои точно такие же.

 

—  Как делятся деньги с тренером – гонорар или процент от проекта?

 

—  Есть разные схемы.  Иногда у спикера есть гонорар, а ты выступаешь как продюсер. В этом случае ты просто всю ответственность берешь на себя, но и вся прибыль твоя. Как в магазине: ты купил кроссовки за 30 рублей, продал за 50, 20 рублей забрал себе. Но аренда, реклама, набор  – все на тебе, ты отвечаешь. А есть процентная система.Тогда мы со спикером считаем доходы и расходы, вычитаем расходы из чистой прибыли, и я получаю свой процент. С разными спикерами получается очень по-разному.

—  Как ты думаешь, нужен ли организатору личный бренд и раскрутка в соцсетях, и свой сайт, и вся вот эта вот история про самопрезентацию?

—  Я думаю, что если у него есть в планах создавать свою компанию по организации нескольких спикеров, если он хочет вырасти до таких масштабов, чтобы к нему обращались как к профессионалу, то да, нужен. А если у него нет этого в планах, то я думаю, что организаторы передаются, как драгоценные бриллианты, из рук в руки.

 

—  Тебе самой нужен личный бренд, ты хотела бы писать больше или еще как-то предъявляться, раскручивать себя, завести колонку в Снобе?

 

— Я думала об этом, и на данный момент у меня нет на это ресурса. Ни временного, ни никакого. Я все время думаю, зачем мне расширяться вширь, если я могу расширяться вглубь? Еще столько всего можно сделать с Валей Габышевой, с Наташей Качурой – какие-то новые форматы, может быть, придумывать.

—  Что в твоей работе делает тебя максимально счастливой? От начала – решили организовывать тренинг, до того момента, когда все закончили, деньги посчитали, все на самолете разлетелись – во всей этой цепочке где прямо точка мультиоргазма?

—  Меня Валентина называет адреналиновой, потому что чем сложнее задача, тем больше у меня адреналина, и у меня есть такая фишка «Классно, у нас получилось!». Вот когда у нас получается, я вообще кайфую. И, конечно, отзывы – когда участники пишут отзывы, как у них поменялась жизнь, как кто-то избавился от своей болезни, она вообще поменяла полностью сферу своей деятельности, мужа, у нее другие отношения с детьми. Я иногда прямо плачу от счастья.

 

Еще, конечно, я кайфую, когда какие-то маленькие микродвижения сделаны с тобой, и они потом сплетаются в один общий узор. Это, конечно, потрясающе. Ну и когда мне везет. Без удачи никуда, я считаю, что я счастливый человек, удачливый - очень многие вещи случаются сами по себе.

 

— У тебя были неудачные проекты с точки зрения денег?

— Да, были. У меня было несколько таких проектов, это очень большая и очень хорошая школа, я за них благодарна. Были проекты, которые были у меня с большим минусом, что мне приходилось брать кредит, чтобы рассчитаться с тренером. Это опыт, и повод не делать так больше.

—  Как ты думаешь, почему складывались минусовые проекты и чему тебя они научили?

—  Это когда я работаю не по любви, а за расчет. Когда я, как проститутка – мне заплатили больше денег, и я пошла, а сама не хочу. Было же у меня такое. Честно скажу: было, да. Но, надеюсь,  больше не будет.