Все записи
МОЙ ВЫБОР 16:03  /  9.08.19

1735просмотров

Александр Молчанов: "Для того, чтобы у сценариста была работа, он должен написать хотя бы один шедевр"

+T -
Поделиться:

Молчанов - российский писатель, сценарист и драматург. А еще автор Сценарной Мастерской, которая помогает людям писать и создавать себе источники вдохновения. Мне интересен был его опыт создания онлайн-бизнеса, продвижения с помощью текстов и в других каналах, поэтому я попросила Александра об интервью. Вот какой разговор у нас получился. 

  —  Что обычно говорите о себе, когда надо представиться?

 —  Я учу людей писать книги и сценарии. У меня сценарная мастерская, которая онлайн обучает  сценарному и писательскому мастерству. Это первая частная онлайн-мастерская сценарная на русском языке. Первая частная школа появилась за полгода до нас – школа Митты,  — а мы появились через полгода. Уже 11-ый год я работаю, учу людей писать сценарии. Я начинал еще в ЖЖ, был там тысячником, хотя сегодня об этой платформе мало кто помнит. 

 

Картинки по запросу Александр Молчанов - сценарист

 —  Что о Вас говорят другие? Что слышали о себе интересного, может, каких-то отзывов крутых или слухов наоборот дурацких? 

 —  Говорят много разного всякого – и хорошего, и плохого…. Но на самом деле, я не очень на эту обратную связь настраиваюсь. Мне приятно, когда хвалят, неприятно, когда ругают, но это не основа моих решений. Я знаю, что мне надо 15 человек в месяц для Мастерской, то есть 45 человек в 3 месяца, я это знаю и все. Они у нас набираются всегда в 3 раза быстрее, чем надо. Ну и окей. То, чем я занимаюсь вообще – это такое большое количество нанесения сопутствующей пользы, маркетинг с превышением. Я стараюсь выдавать в мир максимальное количество какой-то пользы. При этом меня устраивает, если я провожу бесплатник какой-то, то у меня 2000 человек пришли на бесплатник, и из них 10 человек потом пришли в Мастерскую. Отлично. 

 — А нет ощущения, что на рынке контента есть некоторое перепроизводство пользы и люди от нее подустали?

 —  Соглашусь с этим. Но здесь есть еще один нюанс. Стратегия пользы не будет работать, если автор проекта ведет себя как мудак. Это постоянная работа над собой. Понятно, что в каждом человеке есть мудак, и во мне он тоже есть в количестве. Я вынужден с ним все время работать, все время как-то договариваться, дрессировать его для того, чтобы то, что я выдаю, чтобы это не было токсичным. 

  — А что такое вот этот внутренний мудак? Можете описать, как это?

 —  Когда если у меня не купили, то сразу “вы все сволочи, вы все…”.  Или когда идет продажа, которая наносит не пользу, а наносит вред рынку. Давайте я так опишу: допустим, в далеком Мадридском царстве есть некая школа, которая учит обучению онлайн-школам. И там, в Мадридском царстве постоянно крутится реклама, где упор идет на то, что онлайн-школа – это способ заработать деньги, ничего не зная, ничего не умея, зато это быстрые-быстрые-быстрые деньги. Вот это сопутствующий вред. Потому что одна такая продажа убивает 1000 потенциальных клиентов - тех людей, которым они продают.   1000 человек, которые увидели эту рекламу, они уже понимают: ребята, все коучи – сволочи, все онлайн-школы — лохотрон и очковтирательство. Вот это сопутствующий вред, и вот этого сопутствующего вреда сейчас на рынке очень много. 

 — Только ли сейчас он появился?

 — Я бы сказал, что он шел волнами. Была волна этого сопутствующего вреда где-то году в 2012 – первая волна инфобизнеса. Она прошла, схлынула – этих людей нет на рынке. Сейчас идет вторая волна, и она тоже пройдет. Я думаю, что мадридских этих людей на рынке не будет через 2 года, они будут заниматься чем-то другим.

  —  Тут у меня есть некоторая гипотеза, что если они это делают, то, возможно, есть спрос на это.

 —  Конечно есть, это спрос. Потому что в инфобизнесе можно очень быстро и без особых затрат заработать быстрые деньги, и люди легко на это ведутся. Вот ты эксперт, у тебя есть 1000 подписчиков в Фейсбук и ты можешь легко достать из них миллион рублей. Ровно этому их и учат. Но как из этой 1000 подписчиков сделать 5000? А как из этих 5000 добывать по миллиону рублей каждый месяц 6 лет подряд? 60 лет подряд? Мне кажется, что это очень важно – научиться играть в долгую, а в долгую пока мало кто умеет. Мы же видим что? Аяз начал расти и нет.  БМ начал расти и разошелся. Акселератор начал расти и тоже уже начинают падать. За ними пойдут и другие. 

Картинки по запросу Александр Молчанов - сценарист

Бешеная маржинальность инфобизнеса – понятно, что она привлекает. Ты можешь 100 тысяч вложить, миллион вернуть себе назад. Но она закончится очень скоро. Я думаю, что год-два-три – маржинальность эта закончится. Я, например, для себя понимаю, что это мое дело, оно случайно сейчас по какой-то причине вдруг стало в топе – ну окей, нормально. Когда оно перестанет быть в топе, я точно так же буду продолжать учить людей писать книги и сценарии.

 — Всегда? Как долго вы планируете это делать?

 —  Надо понимать, что мы живем в России в 2019 году. В 2021 году это все может закончиться, и к этому надо быть готовым. Как это может закончиться? Разными способами. Приходит сюда условный Яндекс, и одним щелчком убирает весь инфобизнес, просто наняв 40% тех, которые есть на рынке. А если Яндекс  не придет, то сюда придет компания Дисней, например, или Нетфликс. То есть, кто-то придет из американцев и все равно этот рынок заберет. А дальше мы можем остаться и производить бутиковые продукты, либо исчезнуть. 

 

Я для себя избрал стратегию бутика такого небольшого. У меня не будет 10 тысяч человек на курсе. У меня есть 45 человек – это мои пределы роста, я 46-го человека уже не могу взять. У меня голова взорвется сценарии читать. И еще у меня 6 человек в личном коучинге. Все, вот 50 человек   — дальше никак. Я не хочу нанимать людей, снижать качество продукта за счет этого и так далее.

 — Что дает вам ваш бизнес, чего у вас не было прежде?

 — Последние 12 лет до запуска школы я работал сценаристом. Что такое сериальный сценарист? Утром просыпаешься, садишься, пишешь 10 страниц, и потом падаешь и засыпаешь. И так 12 лет. Я света белого не видел вообще. За границу я выехал впервые 5 лет назад. Ты не можешь никуда уехать, потому что у тебя на телефоне всегда редактор, и ты просто, как раб на галерах. Сейчас, по крайней мере, есть возможность куда-то поездить. 

 

Еще бизнес дал ощущение свободы. Я хочу это сделать, и что – и кто мне помешает? Я беру и делаю. Я хочу сделать подкаст – через час у меня уже есть подкаст. Я регистрирую аккаунт на СаундКлауде, заливаю – все, через час у меня есть подкаст. Все делается очень быстро.  Книги захотелось мне писать – написал, три романа. Издал сначала через Ридеро, потом ее купило Эксмо. И теперь вот Эксмо издали мои романы – отличные обложки, все.

 —  Сколько онлайн-бизнес занимает по времени в сутках?

  —  Очень по-разному. Понятно, что это часть жизни такая, и как считать. Когда ты сидишь в Фейсбуке и пишешь какой-то пост – это считать работой? По сути, это работа. Или брать только чтение текстов в Мастерской, поддержку? Я же собственными руками веду каждого студента, на все вопросы отвечаю, поддерживаю  – я в Мастерской все… Это занимает время, и порой все. 

 —  Какой результат получают ваши выпускники?

 — Они выходят с готовым сценарием. Если работают, конечно. Я говорю всегда так: “я не гарантирую вам, что вы напишете шедевр – высока вероятность, что вы напишете очень плохой сценарий, но плохой сценарий научит вас лучше и больше, чем ненаписанный гениальный сценарий”. Еще мне кажется, что у меня есть то, что англичане называют green finger (зеленый палец)  – сажаешь и растет. Многие говорят, что приходят ко мне после череды неудач и наконец-то все удается. 

 —  Помимо текстов, Вы делаете ставку на дисциплину довольно серьезную. Расскажите про это, пожалуйста. 

 — Еще до создания курсов и в процессе я серьезно изучал коучинг,  идеи Тони Роббинса, серьезно в это дело погружался. Когда ты пишешь день за днем, год за годом, ты должен себя все время держать в ресурсе, учиться быстро входить в это ресурсное состояние и уметь этим ресурсом управлять. Мой самый страшный кошмар –  я просыпаюсь утром, мне надо писать, а мне нечем. Самодисциплина она же не в том, чтобы пинать себя, она помогает наладить управление своими ресурсами, чтобы ты утром проснулся и сам вошел в процесс. Да, там есть и кнут, есть и пряник – там все на месте есть, через ритуалы – инструменты все понятны, через них мы входим. И этого очень много зашито в курсах. Люди этого не видят, и мне бывает очень так смешно, когда кто-нибудь пишет в конце: “это чудо! Молчановские дедлайны помогают!” Я сижу: “ага, дедлайны”, да там 64 техники вшиты внутри. 

Картинки по запросу Александр Молчанов - сценарист

 —   Что делали бы, если бы вообще не надо было работать?

 —  Думаю, что то же самое: учил бы людей и писал бы. Делал бы две вещи: писал бы и учил людей. Почему? Я сделал первый онлайн курс 1 декабря 2008 года. Это был бесплатный марафон, который я провел в ЖЖ  и в нем было 1,5 тысячи участников. Потом я в Мастерскую, набрал людей – 10 человек, конкурс был 7 человек на место. И я бесплатно 7 месяцев учил людей. Нашел помещение, 2 раза в неделю мы встречались – это был прообраз Мастерской нынешней.  Двоих я выгнал, восемь дошли до конца. Оттуда вышли Женя Калядинцев, который с Руминовым пишет хорроры, Лена Шахновская, Олжас Жанайдаров - драматург, Анна Самойлова – вот сейчас сериал “Секта” вышел у нее, Володя Бутромеев. Все ребята, в общем, не потерялись, все более или менее работают. Я это делал для того, чтобы освоить, для того, чтобы понять, как это все работает. И буду это продолжать, даже если завтра Нобелевскую дадут. 

 —  Какая есть мечта, которую еще не реализовали?

 —  Надо бы живую конференцию делать, но я не понимаю пока ни как, ни про что. В России ведь нет профессиональной  сценарной конференции. Есть моя конференция, которая проходит онлайн. Онлайн – это хорошо, это 1000-2000 прослушиваний, но все равно живая конференция, общение, точка сборки  — это было бы совсем другое. Когда приехал Робберт Макки, там было 500 человек, вся индустрия была там. Вот такой вот точки сборки в России, к сожалению, пока нет. Мы велипереговоры с МШК об этом, с Лилей Ким думали, как это сделать, но пока оно не выросло. 

 —  Кого Вы называете успешным сценаристом: того, кто при работе или того, кто написал один шедевр?

  —  Это очень сложная история. Для того, чтобы у сценариста была работа, он должен написать хотя бы один шедевр. Должен быть сценарий-визитка. У Соболева это фильм “Остров”. У меня такая визитка – это моя пьеса под названием “Убийца”, которую я написал, когда мне было 34 и ее в России поставили куча театров, в Европе куча театров поставили. Эта пьеса открывала мне все двери – именно пьеса. Это, на самом деле, очень круто, если у сценариста есть хотя бы 1 такой сценарий, есть хотя бы 1 такая визитка.

 

У меня был сценарий сериала один, довольно неплохой на НТВ, под названием “Захватчики”. Он тоже мне открывал какие-то двери определенные. Но я как раз тот сценарист, который всегда имел работу. Шедевра я не написал, и я об этом всегда говорю, что я не про шедевры, я про ремесло. Я всегда писал хиты, всегда писал сценарии, которые огромные рейтинги имели . А услышать бога всего раз и получилось. Меня кто-то спрашивал: “а Вас не парит то, что Вы так и не смогли написать пьесу лучше, чем Убийца?” Я говорю: “А кто смог? Кто с того времени написал пьесу лучше, чем Убийца? Убийцу до сих пор ставят по всему миру”. Тоже тут многое должно сложиться – и заслужить надо, чтобы тебе этот текст выдали. 

 — Полезно ли вдохновляться чужими текстами или это только убивает собственную фантазию?

 —  Разные люди по-разному. Здесь еще надо понимать, что нет универсальных рецептов. Жаворонкам подход  одно, совам — другое, рационалам — одно, иррационалам — другое. Думаю есть люди, которым чтение чужого помогает. Более того, бывает так, что при работе над одним текстом тебе помогает читать другого автора. А при работе над другим текстом  — надо сидеть и молиться. Когда ты пишешь сценарий, ты все время находишься в состоянии таких перманентных родов, и это очень тяжело. С пишущим человеком надо просто, как с больным, обращаться – нужно обеспечивать поддержку, надо, чтобы кто-то по головке гладил и говорил, что “ты молодец, ты круто пишешь”.

 

Полная версия интервью  - в видео.

 — Чтобы другие гладили или все-таки нужен еще ресурс собственной самоподдержки?

 —  Это сложно и не все это умеют делать. Самомотивация – классно, если ты умеешь это делать, но чаще всего мы себя критикуем. Хотя бы если можешь критика отключить – уже хорошо. Но вообще нужен внешний кто-то. Почему я все время в коучинге? Именно вот для этого.

  — Последний вопрос.  Три вещи, про которые стоит подумать человеку, который хочет регулярно и много писать?

  —   Здесь, по сути, все очень просто. На самом деле, даже две вещи надо делать, не три. Нужно просто определить свою норму писательскую, чуть-чуть уменьшить ее и делать. 

Очень важна ощущаемая норма. Мы все время перерабатываем. Так же, как люди за столом переедают, мы так же перерабатываем. Если норма ощущается, как 3 страницы, значит, надо уменьшить ее до 2. И писать каждый день. Все, точка. Писать каждый день. 

Пишется, не пишется, есть что писать, нечего писать – пишу непонятно что, но каждый день пишу эту свою норму. И второе – читать, опять же, такую же норму. Установить ее для себя: сейчас моя норма – это 100 страниц текста, чтения и 2 страницы текста – письмо. Все.  Если вы этого не делаете, вы не будете писать. Если вы просто хотите писать, то много таких хотящих по кладбищам лежит, и мы знать даже не знаем их. А те, кто не хотели, а писали, они не кладбищах, а в библиотеках. Поэтому сами решайте, где хотите покоиться после смерти – на кладбище или в библиотеке. Я вот хочу в библиотеке. Поэтому сидишь и пишешь. Плохо получается – пишешь плохо, не хочется писать – пишешь нехотя.  Читать художественную литературу, читать качественную художественную литературу на русском языке, на английском языке. Все, 2 этих вещей достаточно, третья будет уже лишней.