Моя подруга вела на днях тренинг. Вернулась со списком особо эпичных цитат от участников. Там было несколько прекрасных фраз, но хитом в нашей компании стала именно эта. "Помогите, ворую!"

Кажется, фраза эта прозвучала - или это я додумываю? впрочем, не важно - от довольного взрослого, женатого, состоявшегося мужчины, который смутно понимал, что делает со своей жизнью что-то не то и судорожно искал кого-то, кто направит его в нужное русло. А я тут как раз дочитала новую книгу Санаева - ту, что "Хроники Раздолбая". Она, конечно, как и первая его книга, идеально просчитана с точки зрения конъюнктуры и понимания потребностей рынка. И он абсолютно четко в принципе даже в книге об этом говорит:

"Ты — раздолбай. Это не оскорбление, это — образ жизни. Раздолбаев в этой стране миллионов сорок, если брать зрелых самцов, и все почти будут как-то жить."

Собственно в эту ЦА из сорока миллионов раздолбаев (а если добавить теток, так и из 80 000 000) бьет автор бестселлера "Похороните меня за плинтусом", одним своим именем обеспечивший книге спрос. И все потребности этой ЦА абсолютно удовлетворяет. Прямо по Маслоу. Как беспринципная девка, я бы сказала. Берет, и удовлетворяет одну за одной. Всю пирамиду, представляете? Сначала задает границы, потом добавляет веры в чудо, и аккуратненько ведет нас прямо к хэппи-энду, который, правда, пока еще не написан. Интрига, чо. Дикий король!

Очень разумно, что начинает автор с границ. Ведь самое страшное для раздолбая (того самого, который "ворует!" и остановиться не может) - это отсутствие бортов. Он вырос в системе, где берега всегда задавались очень четко. Где черное радикально отличалось от белого, хорошее - от плохого. В системе, где нет сомнений, кто плох, а кто хорош, где существует определенность суждений и гарантированное будущее для того, кто живет в заданных рамках. А потом системы не стало. И оказалось, что у реальной жизни нет ни верха, ни низа, ни черного, ни белого, ни плохого, ни хорошего. Но есть внутренний этический выбор. Всегда. Каждую минуту. В каждый момент жизни. И сделать этот этический выбор, не имея критериев оказывается невыносимо трудно, если не сказать невозможно.

И с того момента, как герой понимает что привычная система больше не работает, начинается поиск новых критериев. Думаю, что это проходит каждый. И у каждого человека в этом поиске свой вывод, своя находка - кому-то критерии заменяет общественное признание, кому-то - родительский авторитет или социальный успех и мерки журнала Форбс. Странно, конечно, что мало кому не приходит в голову заглянуть внутрь себя, но вот Санаев почти, почти идет по этому пути. Хотя и быстро сбивается на чудо.

Санаев, если уж мы про него начали, выбирает довольно простой и очевидный (на мой взгляд) путь поиска критериев для главного героя - а именно, религию. Причем, Бог у него получается такой, американистый, с налетом фантазий Тома Сойера и Гекка Финна. Сидит где-то там внутри, разговаривает с тобой тихим голосом, если ведешь себя как надо - может и джинсы от фарцовщика подогнать, и билет на самолет вне очереди, и девчонку симпатичную дать раздеть, а если лажаешь - обижается и замолкает. Впрочем, дело не только в этом. Вся дискуссия о том "есть ли Бог на свете или его нетути" у Санаева, к сожалению, происходит на уровне какого-то невероятного лубка и не уходит дальше вечного вопроса "если Он есть и все может, чего ж он мне не помогает".

Ну да бог с ним, с Санаевым... Я, как обычно, о другом хотела. О том, насколько нам всем на самом деле нужны берега. Нужны справки. Социальное одобрение. Причастность к группе, клике, партии. Поддержка друзей. Лайки френдов. Благосклонность окружения. И стоит хоть какому-то из наших берегов "поплыть", стоит нам не ощутить его на привычном месте, на какую только ахинею мы не соглашаемся со страху и куда только ни заводит нас поиск.

В книге - внимание, спойлер! -решение всех экзистенциальных и социальных проблем героя обнаруживается в том, чтобы "делать свое дело упорно и изо дня в день". Именно к этому решению подводит его внутренний голос (он же - Бог-который-помогает). Приведет ли это раздолбая к какой-то принципиально иной жизненной, общественной или семейной позиции Санаев не пишет (обещает рассказать в следующей книге).

А я, если честно, не знаю. Потому что любой поиск берегов - как по мне - это страх. И уход в "дело жизни", как правило, тоже бегство от самого себя и собственного страха. Кому-то удается потом выплыть в реальность, кто-то так и живет в этом липком болоте, не планируя из него выбираться и отговариваясь, то "Богом", то "делом всей жизни".... Но и жить без страха мало у кого получается. У меня так точно пока нет. Разве что вот Бога ни в качестве Деда Мороза, ни в качестве Бабы Яги научилась не использовать. А вы?