11 мая у него день рождения - папа в 1941м.

Он не любил 9 мая, мы просто гуляли по бульварам в майские.

Он курил (привычные две пачки в день), а я бегала по бульвару дарить цветы по цветку из букетов, которые он покупал по дороге – он никогда не подходил к ветеранам со мной и всегда в костюме – светлом.

 Когда я родилась, он был уже пожилым.

 Красивый у тебя дедушка, - фраза моего детства, я плакала.

 Я - его единственный  родственник, остальные погибли в 1918 и в 1930х. Он родил себе дочку - ниточку, связавшую его с жизнью.

Они с мамой очень дружили – но на разных планетах, разошлись в мои полгода.

Я была хозяйкой в его доме. Вам нравится, как я готовлю? Я научилась стряпать то, что любит мой мужчина, играя в маленькую хозяйку.

Он умер. когда мне было девять лет . Мне были с ним единым целым - когда ушел он, ушла и я - на много лет (Ностальгия).

Он воевал – парень после инфаркта, у которого власть убила родителей, оставив сиротой. Он поседел, когда узнал о судьбе родителей, тогда у него случился инфаркт. Инфарктник-белобилетник пошёл защищать не ту мразь, которая уничтожала светлое, умное, смелое, талантливое в его родном Ленинграде. Просто сразу пошёл, потому что легче драться, чем не драться. 

Папа - выпускник юридического института. Направили следователем в войска противовоздушной обороны Московского военного округа летом 1941 незадолго до лютых авиа-налетов на Москву и еще до блокады Ленинграда. Но он все равно корил себя, что не в Ленинграде.

 

(военное фото в Москве)

Помнишь, проснулась 9 мая в слезах  - только тебе выплакать жуткие застрявшие страхи: «Кто он?  Вдруг … как те? Вдруг я виновата в том, что он так рано умер?»

Глупенькая: следователь ПВО фронтового города, да еще в 1941 – это фронтовик.  Ты ж его дочка, ты ж внучка его родителей и родителей твоей мамы, которых он не предал ни секунды. Вы все правильно сделали с твоей мамой» 

Ночью прошлым летом случайно на фото-сайте старой Москвы  - зенитка, и я, наконец, читала сама, как и ты тогда  - всю ночь:

 

На фото «Детское питание», а зенитка в двух шагах от моего дома. Женщины и дети, школьники и совсем малыши, мужчины, которые не на фронте, старики. Им нет памятников, их фото не несут в Бессмертном полку, даже мемориалы у школ не им, а старшеклассникам, погибшим в ополчении. О них не вспоминают, наверное, о совсем малышах не вспоминают вообще – некому, но они жили, любили, играли, шалили и учились

1941 год: с начала бомбежек с июля по ноябрь на столицу сброшено 1521 фугасных и 56620 зажигательных бомб, уничтожено 402 жилых дома, разрушено 22 промышленных объекта. 76 налетов и самые страшные  22-23 июля, 11 - 12 августа  и ноябрь, потом их почти не пускали.

В те дни и ночи налеты иногда такие частые, что не успевали объявлять отбои – в городе стоял непрерывный гудок тревоги и гул самолетов. Они шли не на военные объекты, а утюжить город –  весь умещался в пределах нынешней кольцевой. Только одной ночью 22 июля пять часов четырьмя эшелонами - 200 самолетов Люфтваффе.

Не прошли - не получились атаки, ни военные ни психологические.

Наши историки и по воспоминаниям немецких летчиков: советская авиация работала отлично, но главная угроза для них – ПВО (зенитки, аэростаты, прожектора), в основном - зенитки, войска ОНИ устроили немецким самолетам ад.

Благодаря им не прорвались армады  - лишь одиночные самолеты.                                

Благодаря им не могли летать низко.

Благодаря им не могли бить прицельно.

Благодаря им минимальные разрушения по ситуации.Сравните с Лондоном, Ковентри, Дрезденом, с бомбардировкой Горького тоже в 1941.    

                       

(папа у дома, куда меня  через много лет принесут из роддома)

В октябре 1941 Москву открыто начали готовить к сдаче, включая весь цинизм той осени. Благодаря ПВО, в том числе, город не сдали.

Помимо кадровых военных девочки-зенитчицы, пожилые мужики.

Основные расчеты не в городе, а в пригородах. На зенитные расчеты сбрасывали парашютистов  - вылеты в среднем 40-50 самолетов, Люфтваффе ж не идиоты – парашютисты серьезные. А какое расстояние между зенитными расчетами? Какая охрана, учитывая отступление и ад на фронте?

БРАВО ПВО! 

Чищу куки и кэш, качаюсь в белом кресле, в спину толкает теплая лапа Шурки, и тут же где-то здесь и прямо сейчас гул самолетов, визг бомб, клинки прожекторов и зенитка в двух шагах от моего подъезда.

Пора – пришло время исцеления травм войны.

СПАСИБО, ПАП!

И ТЕБЕ, РОДНОЙ, СПАСИБО!

Я это сделала: провела практику исцеления травм войны. Очень красивая сильная практика. Волной по всему миру в местах разных битв (крупных и известных только местным). За пару лет уже более 20 миллионов людей по всему миру - 40 миллионов мест. Для кого-то символ, метафора, для других - вера. Неважно.

Я выбрала: шла по маршруту одного из самых жестоких налетов  1941. Дом на месте старого, разрушенного в пыль, ну и дальше по Арбату (Вахтанговский театр и ...)