Все записи
13:42  /  10.02.11

3887просмотров

Александр Сергеевич Аметов

+T -
Поделиться:

 

Второе эссе из серии про врачей, встретившихся на жизненном пути.

Аметов - человек гораздо менее близкий, чем Иван Иванович Сивков, о котором вспоминала на прошлой неделе. Тем не менее ...

Доктор медицинских наук, профессор, врач-эндокринолог, заведующий кафедрой эндокринологии и диабетологии РМАПО. Официальные подробности с выкладкой научных интересов (кому интересно)

Александр Сергеевич оказался первым, для кого стала переводить медицину. По времени - начало 1990х. Наше с ним «общение» продолжалось недолго – переводила для него лет 5. На нём отрабатывала стиль научного изложения, терминологию. Хотя «медицинская терминология» словосочетание достаточно условное. Каждая область – отдельная «песня». Вирусные инфекции терминологически почти не имеют точек соприкосновения с лапароскопией (если только не описание какого-то конкретного случая).

NB: имею в виду НЕ жизнь, а перевод (терминологию). Синдром «третьего курса» случился у меня не на эндокринологии. «Симптомы всех болезней» стала находить позже - при переводах другой «специальности».

Повезло: к тому вренени успела засветиться переводами также у психиатров – синдром сняли за 15 минут телефонной беседы. 

Переводы делились на три части:

 Общие материалы для журнала «Диабет – образ жизни». Масса простых для переводчика статей, интервью, новостей ... Доступным, понятным языком, «не страшным» рассказывается о том, как управлять не болезнью, а образом жизни. Человеку с таким «метаболизмом» надо 1.знать про себя; 2. правильно распоряжаться своей жизнью, а не заниматься многолетними экспериментами над собственным организмом.

 Научный материал: статьи, обзоры, книги ... Тут заковырестее, так как эндокринология – в основном, биохимия. Любую клинику, любую хирургию переводить гораздо интереснее. Слова человеческие, а кое-что можешь использовать в жизни (тебе же за это ещё и деньги заплатят). Самоуважением несколько повышается, так как помогаешь врачам лечить живых людей.

 Биохимия - сплошные формулы.  Сам перевод занимал меньше времени, львиная доля уходила на лазание по справочникам и интернету в поисках «объясняловок». Так как мой текст "на выходе" люди должны были прочитать по-русски без недоумения-тошноты и раздражения от переводческого свинства.

Объясняю для не-переводчиков: слушаете в наушниках, читаете в журналах – НЕ автора, а переводчика. Всегда поражалась, когда  во время coffee-break с вопросами подходили ко мне, а не к докладчику. Задавала вопрос: «Ничего, что доклад делал мужчина, а голос женский?» Тогда «народ чесал репу» и обращались уже с более осмысленной просьбой: подойти к «оригиналу» и задать вопрос «туда» при моём содействии в качестве «говорящего попугая».

 Третья часть: более-менее серьёзные статьи про осложнения, сердечно-сосудистые проблемы, офтальмологические, про диабетическую стопу. Про особености разных схем инъекций. Новости, развенчание слухов, дискуссии врачей и пациентов про разные системы питания, про продукты. Про разные инсулины (пока было не опасно обсуждать эту тему). Про то, что будет лет через 50, а сейчас существует лишь в форме уже не гипотез, но ещё не клинической практики. Море переводов на «сердечно-сосудистую» тему. Много чего про диабет как образ жизни для информированных пациентов и врачей других специальностей.

Чтобы стать «говорящим попугаем», лучше хоть немного разбираться в «попугайской жизни». Вот я и лазила круглые сутки по просторам интернета и по справочникам. Казалось, новые исследования, клинические разработки, сборники докладов перевести стоит в первую очередь.

Нужно врачам: проанализировав, смогут «улучшить качество обслуживания диабетического населения».

Синхрон никуда не девался. Однажды на какое-то мероприятие в Академии меднаук собрались эксперты разных специальностей. В перерыве выползла из кабины - подошла к Аметову - принялась извиняться, что иногда затягиваю с переводами типа «новостей науки и техники» , отдавая приоритет «серьеезным" (чтобы сразу специалист - в дело).

 На что Александр Сергеевич отреагировал : «Ты мне сначала для этих дураков материал давай. Я-то подожду». Настоящий врач! - сначала «для этих дураков», а потом для собственной науки и карьеры.

Комментировать Всего 2 комментария

Любопытно. Я перевела три книги по конному спорту когда-то. Тоже были трудности - как перевести что-то? На штук пять английских терминов существует один русский (все-таки Англия - родина конного спорта), а как быть не знаешь. Качественный перевод, да еще и медицинской профессиональной литературы - это невероятно сложно!

Согласна!

Не знаю, как у Вас, но у меня, чем сложнее первый перевод - тем проще следующие.

Главное, полюбить. А у меня ещё "один глюк", по диплому - филолог. Поэтому мой "интерес", да хоть самый искренний - дилетанский. Когда я в раже "всезнайства" после какой-то конференции являлась домой и рассказывала семейству "последние достижения науки и техники", Стёпа  поднимал кокериные уши, а мама говорила: "Как у нас на филфаке хорошо учАААт?!"

Я сдувалась, так как понимала, какую ахинею несу.. Мишка (муж) иногда по телефону говорил: "Туська в операционной (это если я хирургию переводила) - я пока не в морге". Тоже действовало "жаропонижающе".

С терминами (когда их нет в природе), как и Вы, сталкивалась, когда переводишь что-то совсем новое. Давала свой вариант + длинную кишку примечаний. Тогдаобщими усилиями договариваемся о термине, принимаемым всеми.

Хотя, Сонечка, через 10 лет русский вроде как исчезнет из научной литературы вообще. )) Так говорят филологи, занимающиеся перспективами русского языка. Должно быть единообразие информации.

Аметовская история - почти 20 лет назад. Сейчас все изменилось. Объясняю (когда и как получается), что имеет смысл существовать хотя бы в профессиональном ареале на общем, т.е. английском языке.