И 30 лет назад тот, кто чего-то хотел - имел возможность найти способ. Некомфортный государственный строй помогает развитию креативности.

 

Начало.

В далекой молодости, будучи студенткой, я полгода мыла коридоры и туалеты в ДОСААФе, чтобы иметь возможность  носить вожделенную вещь. Верее, две.

Я уже тогда была помешана на обуви и знакомая спекулянтка предложила австрийские сапоги вишневого цвета, до колена, тончайшей кожи и на каблуке рюмкой. Понятно, что я заняла денег и взяла. Тогда «купила» не принято было говорить, «достали и взяла».

Как они пахли! Дорогой неземной жизнью. Теперь кожа уже так не пахнет. Понятно, что меня провожали взглядами. М-восхищенными, Ж-завистливыми. Они же не знали, что я рабыня Сапог и три раза в неделю вечером тащусь на работу и мою-мою-мою, попутно отбиваясь от приставаний.

 

Развитие.

Та же спекулянтка через месяц предложила «тебе-первой!», ой, сейчас с сердцебиением справлюсь, Джинсы! Вельветовые! В мелкий рубчик! Шоколадного цвета! Wrangler !

Цена была атомная, но выпустить из рук я их не смогла. Еще долг и 3 месяца каторжных работ.

 

И вот, получилась девушка 20-ти лет, которая идет в 1982 году по улицам мрачного холодного Новосибирска в таком прикиде. Я не ходила, я плыла и счастье мое было почти круглосуточным.

 

Конец.

Прямо в институте открыли первый кружок Аэробики. Там не было только инвалидов-колясочников.

Как-то раз пришла, переодеваюсь и какая-то девица восхищенно поет песни моим джинсам, я уже привыкла, но уж больно сладко пела она, я была польщена и довольна. Дура.

Зал битком набит, кто куда ходит-выходит-заходит никто не видит. Все из себя Фонду изображают.

Закончилось, наконец. Джинсов нет. Когда я поняла это, то опять поплыла. Теперь уже в другую сторону. Девицу ту никто не знал и первый раз видел.

Добрый дядечка-физкультурник дал мне кем-то забытые растянутые треники синего цвета с пузырями на коленях, как положено.

В них я и пришла домой. Помню, что мне хотелось умереть от обиды и стыда.

Сапоги доносила до глубокой их старости, пока молнии не развалились.

 

Физкультуру, гормональных подростков и аббревиатуру ДОСААФ ненавижу до сих пор.