Все записи
21:34  /  25.09.13

2998просмотров

День подступившего будущего

+T -
Поделиться:

 

В англоязычных интернетах уже не первый год рассказывают враки в картинках о том, как вот прямо именно что ни на есть сегодня Марти Макфлай из «Назад в будущее» прибывает назад в будущее.

Знающим людям пришлось даже нарисовать встречные картинки, чтобы заклеймить

 

и наглядно разъяснить.

Макфлай, как видим, приедет к нам только через два года. Сорри. Всё ещё впереди. А пока я утешаю себя тем, что моё личное фантастическое грядущее однозначно наступило этим летом. В первый год путинского президентства я написал фантастическую повесть "Вместе", действие которой охватывает три дня в июне года нынешнего. В печатном варианте так и подписано для пущей ясности: "2013".

Не то чтобы мне тогда хотелось прозревать будущее. И главная сюжетная линия, и почти вся фантастика в повести «Вместе» про любовь – большую, настоящую и вневременную. Это сразу видно из иллюстраций, которые придумала и нарисовала Наталья Ямщикова:

Про любовь, как известно многим, упоительней всего писать с горько-сладким мемуарным надрывом, грустно ухмыляясь в седые усы где-то на сомнительной высоте прожитых десятилетий. Но с прожитыми десятилетиями у меня проблемы до сих пор, а на рубеже веков было совсем туго. Поэтому приходилось лезть в будущее и ухмыляться в усы то из 2009-го, то из 2016-го, то из 2013-го.

Последний раз я перечитывал «Вместе» семь лет назад, когда правил его для издательства. Помню, как горели уши от первой же зияющей дыры в моей футуристической лирике. Там не оказалось интернета. То есть вообще ни одного упоминания, нигде. Стыд-то какой! Ведь не в семидесятые выстукивал на пишущей машинке. На институтском компьютере набирал. Электронную почту получал из Новой Зеландии. И в упор не видел, что через несколько лет всё это будет даже не средством обмена информацией, а средой обитания.

В конце концов малодушно вписал интернет туда, где его отсутствие было совсем уж диким:

"Хитрое что-то происходит. Ммня… Телевизор у нас в корпусе полетел. Интернета, ээ, тоже нет. Со вчерашнего вечера. Я хотел домой позвонить, конечно. Но, знаете, – он посмотрел на меня, как в безвкусном кино, – телефоны не работают."

Зря, конечно, я это сделал. 2013 год без ютюба, спотифая и социальных сетей – это как Советский Союз в «Космической одиссее 2010»: и страшно подумать, и притягательно до слёз. Да и вообще. Главная прелесть любого текста про будущее в том, что рано или поздно он плавно перекатывается в жанр «стимпанк», где на Луну летают из пушки, Британская Империя наводняет мир механическими компьютерами Бэббиджа,    

а наряды и гендерные роли окаменевают на столетия вперёд, как мамонтёнок Дима в вечной мерзлоте.

Перечитывая свой стимпанк в честь наступления будущего, я нарыл много поводов для умиления. Сельская молодёжь, скажем, в 2Q13 г. таскает на плече проигрыватели компакт-дисков с фантастической амортизацией:

"Мы погуляли по посёлку, встречая веселящиеся компании подростков с орущими компашниками, гитарами и алкоголем и здороваясь с многочисленными пожилыми людьми на скамейках."

По российским дорогам в 2Q13 уже носятся машины на экологически безупречном топливе:

"- Этого нет смысла тормозить, – я опустил руку. – Он на воде работает. Или на воздухе. Кто его знает."

Монреальский протокол не помог, фреоны искореняли напрасно, и озоновая дыра к 2Q13 доползла до Ленинградской области, неся смерть котам и прохожим:

"Ко второй половине дня небо, как и было обещано, очистилось от туч, и на улицах Выборга почти не осталось пешеходов. Повсюду крутились такси. Заботливые хозяева перестраховывались: вылавливали и растаскивали по квартирам своих котов, которые пытались дремать на долгожданном солнышке."

Да чего лукавить – умиление у меня вызвало почти всё. Мой совет всем, кто добрался до этого места: будет время – обязательно пишите романтический триллер про своё будущее, чтобы прочитать через тринадцать лет. Удовольствия будет море. Только организацию под названием «Российское государство» лучше не приплетать ни в каком виде. Даже в виде декораций. А то вдруг там за это время ничего принципиально не изменится:

"Дверь распахнулась. В прихожую вошли два человека в штатском. Один молча сунул мне в лицо удостоверение профессионального любителя Родины; другой, тучный и потный, осмотрел нас с Ленкой заплывшим взглядом и назвал моё имя. Я подтвердил, что я это я. Без объяснений и проволочек тучный приказал нам идти с ними. Мы не хотим никуда идти, сказала Ленка. На каком основании вы нами командуете? На лице тучного высветилась безмерная усталость от подобных вопросов. Не пойдёте по-хорошему – мы вас поведём, объяснил он. Ведите, сказала Ленка. Ребята, позвал показыватель удостоверения и отступил на лестничную площадку. Из-за его спины вышли трое спецназовцев. Не обронив ни звука, они вытолкали нас из квартиры и потащили вниз по лестнице. Мне надо сказать несколько слов дочери, сказала Ленка. Дайте мне две минуты. Спецназовцы вопросительно посмотрели на тучного. Тот покачал головой. Уже во дворе, выгадав момент, Ленка развернулась и хлёстко ударила его по лицу. Тучный издал неопределённый хрюкающий звук; один из спецназовцев ударил Ленку прикладом автомата в спину. Я невольно вскрикнул вместе с ней и выгнулся вперёд. Тучный заржал.

- Парочка, – уверенно сказал он владельцу удостоверения, – сто процентов."

Наткнётесь на такое – и сразу жирная тень на весь праздник подступившего будущего. И придётся смотреть на чужую картинку, прекрасную и жуткую одновременно, чтобы вспомнить: да фиг с ним. Это же всё про любовь. Остальное так. Неизбежно, очень важно, но так. Как получилось. Декорации не выбирают.

ВМЕСТЕ

3

За три дня до ее смерти мы ездили к стоматологу. Можно даже сказать, что я возил ее туда. По крайней мере, внешне все выглядело именно так. Я сидел, вцепившись в руль, мелко дрожа и истекая холодным потом, и мне казалось, что ремень безопасности мечтает задушить меня. Недели за две до того я героически сдал экзамен на права – всего лишь со второго захода. Это было довольно опрометчиво с их стороны – выдать мне права. За рулём я всё ещё чувствовал себя скорее камикадзе, чем водителем. Ленка прекрасно это видела и предусмотрительно продолжала водить сама. Мои автомобильные вылазки на протяжении обеих недель ограничивались универсамом на соседней улице и кругом почёта вокруг нашего дома. Но в то субботнее утро я проснулся от нетерпеливых ударов в бок и спину и, повернувшись, увидел невыспавшееся лицо с раздутой щекой и бесконечным страданием в глазах. Ленка сказала, что эти глаза за ночь ни разу не сомкнулись, что зубной принимает с половины десятого и что машину в таком состоянии она вести не может. Автоматически отметив про себя, что я её люблю, я выполз из-под одеяла, и мы стали одеваться.

(ДАЛЬШЕ)